Юбилей Льюиса Кэрролла

2 года назад 0

Со дня рождения…Псевдоним – настоящее имя писателя

Многим известно, что Льюиса Кэролла на самом деле зовут Чарльз Лютвидж Доджсон. Однако имя, под которым вышли в печать книги о приключениях Алисы, тоже настоящее – просто несколько переосмысленное.

Писатель и математик взял свои настоящие имена “Чарльз Латвидж”, перевел их на латынь – получилось “Карл Людовик”. После чего он снова перевел их на английский, взяв другие аналогии – “Кэрролл Льюис” – и поменял их местами.

В книгах об Алисе много автобиографических моментов

И то, что читателю кажется причудливым вымыслом (а кому-то и откровенным бредом), на самом деле является сказочной шифровкой настоящих событий… Все дело в том, что сказки об Алисе изначально не предназначались для печати. Волшебную историю Льюис Кэрролл придумал во время лодочной прогулки с тремя маленькими подружками: Лориной, Алисой и Эдит Лидделл – дочерьми декана колледжа, в котором Доджсон преподавал. Во время катания на лодке в жаркий денек девочки заскучали и стали просить сказку, что было в порядке вещей. Кэрролл начал повествование, которое являлось чистой импровизацией, продолжение рождалось само собой, а чтобы слушательницам было еще интереснее, в сюжет вплетались знакомые аллегории: зашифрованные имена трех сестричек, встречающиеся среди второстепенных персонажей; ежедневное чаепитие в доме Лидделов строго в шесть часов – “безумное чаепитие”, птица Додо – сам автор, который из-за заикания порой представлялся как “До-до-Доджсон” и многое другое… Девочкам сказка так понравилась, что Алиса попросила Кэрролла записать этот рассказ для нее, и уже на следующий день он начал рукопись.

Помимо Алисы Кэрролл прославился еще и поэмой о Снарке

Это произведение еще более абсурдно, нежели таинственная Алиса, в которой ищут шифровки о Вселенной и тайные смыслы о сущности бытия математики, космологи и другие, казалось бы, серьезные ученые. “Охота на Снарка” в этом плане – настоящий кладезь: автор в излюбленной манере играет словами и фразеологизмами, придумывает новые, создает фантастические образы. В “невообразимом существе” Снарке, на которого все охотятся, но никто не может поймать, читатели видели и атомную энергию, и неуловимое Счастье, и прочие аллегории…

Некоторые придерживаются мнения, что эти расшифровки надуманы – Кэрролл писал для детей и просто стремился сделать сказки как можно более необычными и увлекательными. Другие же склоняются к мнению, что эрудиция известного математика не могла не проявиться даже в детских сказках, поэтому все волшебство имеет под собой математические загадки.

Льюис Кэрролл был выдающимся математиком

Это выяснилось во время учебы в Оксфорде, в Крайст-Черч. В целом учился Кэрролл не очень хорошо, но вот с математикой у него все было отлично, так что, став бакалавром, Льюис выиграл конкурс на чтение математических лекций – чем он и занимался последующие 26 лет. Нельзя сказать, что это очень нравилось самому Кэрроллу, но приносило неплохой заработок и давало возможность заниматься другими, более интересными делами. Так, Кэрролл принялся писать книги, но многие из них были математическими, поэтому не стали особенно популярными. Например, “Сильви и Бруно” – научный роман с фантастическими эпизодами, основанный на теории Кэрролла о человеческом сознании. Еще были математические труды о Эвклиде, сборник загадок и игр, “Математические курьезы”.

Писать стихи и рассказы Кэрролл начал еще в колледже

Математические наклонности не затмили тяги к литературе. Короткие рассказы и стихотворения будущий математик рассылал в различные журналы – тогда и появился его знаменитый псевдоним. Уже в то время юный писатель приобрел определенную известность, его работы стали появляться на страницах серьезных английских изданий. Математические же труды он публиковал под своим настоящим именем, а разработанный ученым метод вычисления определителей так и называется – конденсация Доджсона.

Льюис Кэрролл – один из лучших фотографов викторианской эпохи

Правда, его фотографические работы долгое время были забыты, ведь они могли подтвердить слухи о педофилических наклонностях Кэрролла. Дело в том, что чаще всего писатель фотографировал именно их – своих юных подруг. Иногда  – наполовину или совсем обнаженных. Правда, для этих случаев Кэрролл получал разрешение матерей девочек – об этом пишет писатель и математик, комментатор “Алисы” Мартин Гарднер. Просто девочки, в отличие от мальчиков, казались ему удивительно красивыми без одежды, в них он видел моральную чистоту и физическое совершенство. К слову, фотографии или рисунки в стиле ню не были столь уж необычны для Англии второй половины XIX века.

Кэролл изобрел дорожные шахматы и трехколесный велосипед

Известному математику и писателю приписывают несколько изобретений: книжную суперобложку, дорожные шахматы, трехколесный велосипед, электрическую ручку, мнемоническую систему для запоминания имен и дат. А еще никтографию – инструмент для писания в потемках. Сам никтограф (карточка с сеткой из 16 квадратных отверстий, через которые чертились придуманные символы) Кэрролл тоже изобрел сам – он использовал систему точек и штрихов с обязательной точкой в левом верхнем углу. Не удивительно, что это изобретение принадлежит именно Льюису Кэрролу – писатель и ученый часто просыпался ночью с мыслями, которые необходимо было немедленно записать, а разжигать светильник в то время представлялось не таким уж скорым делом.