Результаты первого судебного заседания по резонансному ДТП на Херсонщине

1 год назад 0

10 мая 2018 года в Голопристанском суде состоялось первое заседание по резонансному ДТП произошедшему в 28 июня 2017 года на дороге между Цюрупинском и Голой Пристанью, в результате столкновения автомобилей «Шевроле Каптива» (нарушитель) и «Мазда 3», из пяти человек в «Мазде» водитель погиб на месте, одна девушка оказалась в больнице, остальные получили многочисленные травмы. 61-летний водитель «Шевроле Каптива» был доставлен в больницу, но госпитализация не потребовалась.

Существует мнение, что водитель «Шевроле Каптива» всеми возможными силами пытается уйти от наказания, и это — уже не первое ДТП с последствиями. Он является одним из директоров стратегического предприятия, входящего в государственный концерн «Укроборонпром».

Напомним, что согласно заявлению начальника Олешковского отделения Национальной полиции Сергея Ященко, сделанному вскоре после происшествия, «причины аварии выясняются». Пассажиры «Шевроле» и один из очевидцев утверждают, что «Мазда» пошла на обгон, и вылетела на встречную полосу, из-за чего и случился таран. Однако другие свидетели говорят, что рискованный обгон совершала именно «Шевроле».

По предварительным данным виновником назвали погибшего водителя «Мазды», который должен был убедиться в безопасности обгона. Было возбуждено дело по ч. 2 ст. 286 Криминального кодекса Украины.

Согласно публикациям в СМИ, момент ДТП за рулём автомобиля «Шевроле Каптива» находился Карпик Ярослав Михайлович 1951 г.р.

Зі слів тернополянина, водія «Шевроле», він виїхав на обгін маршрутного автобуса. Там не заборонено це робити. Коли практично обігнав автобус і збирався повернутись на свою полосу, в цей момент на зустрічній рухалась вантажівка ГАЗ. З-за неї на обгін виходить автомобіль «Мазда-3». За мить «Шевроле», де їхали тернополяни, і «Мазда» зіткнулись «лоб у лоб», кажуть у прес-службі Херсонської поліції.

Несмотря на серьёзность происшествия водителю «Шевроле» позволили избежать теста на наличие алкоголя в крови.

В результате первого судебного заседания Ярослав Карпик оказался под домашним арестом. Первоначальные публикации в СМИ пестрили заголовками на тему аварии, в которую попал директор завода «Орион», но в текстах виновником называли водителя «Мазды», ссылаясь на комментарии полиции. В настоящее время медиа избегают данной темы, хотя решение суда, хоть и не оправдывает погибшего водителя, явно не оправдывает и Ярослава Карпика.

С момента аварии прошло более 7 месяцев. Несмотря на серьёзность происшествия, в результате которого, напомним, пострадали 5 человек и 1 погиб, соучастнику удавалось оставаться на свободе, да и домашний арест — вполне мягкая мера. Будь водитель «Шевроле» не директором завода «Орион», а человеком попроще, наказание могло бы быть намного жёстче, да и последовало бы раньше. Впрочем, дело ещё не завершено.

  • Суд: Голопристанський районний суд Херсонської області
  • Номер дела: 654/1320/18 від 23.04.2018 (на кримінальне провадження)
  • Номер производства: 1-кп/654/191/2018
  • Состав суда: Сіянко Віктор Миколайович
  • Стороны спора: цивільний відповідач: АСК » ОМЕГА», Представник позивача: Грицак Ярослав Ярославович, позивач: Саєнко Ілля Віталійович, потерпілий: Коваленко Анастасія Сергіївна, обвинувачений: Карпик Ярослав Михайлович, Захисник: Косік Сергій Васильович, потерпілий: Ряповол Олександр Миколайович, потерпілий: Войцеховська Людмила Петрівна, потерпілий: Шевченко Вікторія Олександрівна
  • Дата: 10.05.2018
  • Стадия рассмотрения: Призначено до судового розгляду 30.05.2018 13:00

Справка

Карпик Ярослав Михайлович возглавляет ПАТ «Тернопільський завод «Оріон», ранее неоднократно баллотировался в депутаты Тернопольских городского и областного совета.

Согласно информации, полученной из открытых источников, Карпик Ярослав Михайлович в декларации о доходах за 2017 год указал доход в сумме 484 216,00, денежные активы — 41 141,00 грн. и 23 823,00 долл. США. Транспортное средство Мазда tribute 2003.0 указано как семейная собственность с 2005 года (владелец — супруга Карпик Любовь Петровна), а иных автомобилей не задекларировано. Недвижимостью Карпик не владеет, однако среди объектов незавершённого строительства числится жилой дом площадью 442,9 квадратных метра.

Согласно декларации доходах за 2017 год, супруга Карпика является очень состоятельной по нынешним меркам особой. Размеры собственности Любови Петровны значительно превышают активы супруга. Любовь Петровна владеет не только автомобилем Мазда tribute стоимостью 55 500 грн., но также акциями. Например, задекларированная стоимость одного из пакета акций — 360 000 грн.

Сумма денежных сбережений Любови Петровны значительно превышают суммы супруга. Например, 154 586 грн. Любови Петровны против 40 927 грн. Ярослава Михайловича.

Карпик Ярослав Михайлович действительно имел и имеет тесные контакты с «Укрпоборонпромом». В интервью одному из изданий Карпик заявил о том, что «Укрпоборонпром» намеревался бесплатно отобрать разработки беспилотной системы. Кроме того, Ярослав Михайлович отозвался о неэффективности деятельности «Укрпоборонпрома» в целом:

Нам не зрозуміло, чому новітні вироби бронетанкової техніки, так звані «Оплоти», відправляються в Таїланд, безпілотні авіаційні комплекси – для аграріїв, а українські бійці  на фронті користуються технікою вчорашнього дня.

Сьогодні наше підприємство виготовляє новітні системи радіозв’язку для потреб Збройних сил України, МВС, Держкордону, Служби безпеки України та для залізниці. Повертаючись із зони проведення АТО, воїни дуже часто нарікають на те, що їх вистежують за розмовами через мобільний зв’язок. Чому до цих пір ніхто не проаналізував, за яких обставин гинуть наші люди на війні? Втім, коли вже третій рік триває збройний конфлікт, ніхто не цікавиться, якої якості зв’язок і чому держава не захищає своїх людей. Загальновідомою доктриною є те, що якісний зв’язок  – це перше, що має бути на війні, бо це перш за все, – безпека.

Ми маємо засоби радіозв’язку, які розроблено та впроваджено інженерно-конструкторським складом нашого підприємства спеціально для проведення військових дій. Наш зв’язок неможливо зафіксувати, його не можна прослухати і т.д. На жаль,  військові командири і керівники державних структур, які би мали займатися цими життєво-важливими питаннями, не приділяють їм належної уваги.