Единый реестр — это общее заблуждение

10 месяцев назад 0

Заместитель Государственного агентства Украины по вопросам е-управления Алексей Выскуб в эксклюзивном интервью "Сегодня" рассказал, какие сейчас есть проблемы в получении гос­услуг и каким образом ведомство планирует облегчить жизнь простым украинцам.

 Расскажите, что подразумевает единое решение по безопасному обмену данными? Почему нужно объединять все реестры?

— Единый реестр – это общее заблуждение. На деле объединение госреестров противоречит директивам ЕС, а хранить данные в одном месте невозможно. Поэтому ключевой принцип новой системы – обмен данными, а не их объединение. Это новый подход к организации госуправления, к обслуживанию граждан и бизнеса со стороны государства. В ЕС сейчас один из важных принципов деятельности госорганов – принцип once only, или "только однажды".

Это значит, что гражданин или бизнесмен должен сообщить личную информацию государству один раз. После этого информация сопровождает его по жизни. В Украине ситуация иная – одну и ту же информацию мы даем государству много раз. Безопасный обмен данными оптимизирует процессы как внутри органов власти, так и внешние по обслуживанию граждан и бизнеса.

 Что уже сделано по упрощению получения услуг?

— Согласно одному международному исследованию, ранее, если бы украинцы захотели получить все существующие госуслуги в стране, на это не хватило б жизни. Но уже многое изменилось. Госуслуги упорядочили и привели к единым стандартам.

Это лицензии, разрешения, оформления регистраций и т.д. При этом электронное взаимодействие улучшает эффективность оказания услуг.

Принцип оnce only гласит: если данные уже есть у государства, оно не может запрашивать их у гражданина повторно. То есть по госорганам должны бегать данные, а не люди. При этом данные должны быть надежно защищены, и человек – знать, кто и когда их запрашивал.

 Понятно, это улучшит взаимодействие между госорганами, но что даст обычным украинцам?

— Пример – помощь при рождении ребенка, одна из услуг, что была запущена в е-варианте в этом году. Как это делалось раньше? Семья подавала пакет документов и заявлений. В перечне была копия свидетельства о рождении ребенка. Документ лишь подтверждал запись в конкретном реестре, которая уже есть у государства.

Мы упростили услугу, перевели в е-вид, убрали требование о необходимости этой копии. Сейчас надо подать е-заявление, указать номер, а по нему в Минсоцполитики делают онлайн-запрос в реестр Минюста – в один клик подтвердят информацию. Теперь гражданину не надо собирать документы в госструктурах – он подает е-запрос, а справки собирает система. Это минимизирует злоупотребления и коррупцию.

К примеру, еще на этапе внедрения этого механизма выяснилось, что в одной области сотрудник горуправления соцзащиты незаконно выдал помощи при рождении ребенка на 4,5 млн грн. В Украине таких примеров тысячи. Когда внедрим е-взаимодействие, сможем сверять данные человека и минимизировать такие случаи.

 Откуда взялась идея обмена данными между реестрами? Был использован опыт других стран?

— Да, изучали опыт ЕС. В Европе е-взаимодействие называется "интероперабельность" – готовность к совместной работе разных госорганов. Лучшим из опытов, который рекомендует Еврокомиссия, является опыт Эстонии. Там даже выборы в электронном виде проводили. В Эстонии 10-12 лет работает особая система X-Road, и показывает высокую эффективность.

Как она работает? Когда полицейский останавливает водителя, сразу узнает, в угоне ли машина, есть ли судимости. При этом Эстония – первая страна в мире, которая реализовала интероперабельность на 100%, все процессы тут упрощены до одного клика. То есть вместо наших 30-40 запросов – там всего клик.

 Есть конкретные сроки внедрения системы объединения реестров?

— Мы договорились с Эстонской академией электронного управления и о грантовой поддержке ЕС. В этом году в Украине стартовал проект Евросоюза EGOV4Ukraine, в его рамках мы перенимаем опыт Эстонии.

До конца октября ожидаем выводы, соответствует ли система нашим стандартам безопасности, и сразу начнем промышленное внедрение. Ожидаю, что до конца года через эту систему как минимум обеспечим взаимодействие между 10-15 базовыми госреестрами (принцип, как это будет работать в Украине, – см. инфографику).

 Сколько у нас всего реестров и какие из них базовые?

— В любой стране ЕС определены базовые реестры (граждан, бизнеса, земельный, градостроительный, налоговый). У нас они есть, но не определены. Во время аудита мы насчитали 120130 реестров. А из них базовых – 10-15. Например, Госземкадастр, Реестр имущественных прав, Единый демографический госреестр и т.д.

В Украине ранее почти всегда была ведомственная закрытость — то есть от одного госоргана другому получить информацию было почти невозможно. Из-за этого накопилось много избыточных реестров, собирающих дублированную информацию, которая быстро устаревает. Реестры у нас регламентируются законом, а вот избыточные данные в них — нет. Например, многие реестры запрашивают информацию о месте жительства. Это значит, если человек меняет жилье, по данным одних реестров будет жить там-то, а по данным других — там-то. И это коллизия.

К тому же демографического реестра, где бы хранилась информация о всех жителях, в Украине практически не было. Из-за этого идут аферы и махинации, поскольку нет единой базы, где бы хранились данные из бумажных паспортов. Они все хранятся территориально, в неких архивах. Данные можно получить только путем запросов-ответов, и заявки быстро теряют актуальность.

По сути, в 2015 году был дан старт созданию демографического реестра. И туда заносится информация о гражданах, кому выдали загранку-биометрику, внутренний паспорт-карту. Уже внесены 5,5 млн граждан. Этот прогресс позволит улучшить уровень оказания электронных услуг, поскольку мало того, что человек есть в этом реестре, он получает уникальный идентификатор о записи в реестре.

 А готовы ли украинцы к повальному переводу услуг в онлайн-формат?

— Появляются хорошие и массовые услуги для многомиллионной аудитории, мы, безусловно, их популяризуем. Но один из барьеров, почему люди медленно переходят в онлайн, — электронная идентификация. Если человек лично не приходит, значит, нужно его идентифицировать в электронном мире. Здесь возникают проблемы.

В Украине с 2004-го действует закон об электронной цифровой подписи (ЭЦП). Он гласит: собственноручная подпись имеет одинаковую силу с электронной. Проблема в том, что все это время ЭЦП выдавалась на обычных носителях – это небезопасно, ведь ее можно скопировать. В мире существует несколько вариантов, как ЭЦП распространяется среди населения, – на ID-паспорте или сим-карте. А у нас ID-паспорта только начали выдаваться – выдали 480 тыс. Аудитория, которая получает услуги, будет расти, но не быстро. В ЕС, например, если появляется е-услуга, то на нее лишь через 2-3 года переходят 50% аудитории. Это значит, что у нас еще есть время адаптировать украинцев к грядущим изменениям. К тому же рано или поздно ID-карты появятся у каждого гражданина.

Решить вопрос может и MobileID. То есть ЭЦП можно записать на симку. Это подтвердит личность при получении услуг. Сейчас 3 ключевых мобоператора работают над этим. До конца года хотя бы два из них запустят MobileID.

 Как получить мобильную цифровую подпись?

— Нужно будет один раз показаться в магазине оператора, где карту поменяют на новую, на которую записывается ЭЦП. Идентификатор защищают два пароля – один будет открывать доступ к симке, другой – к ЭЦП.

При выборе MobileID нужно указать номер телефона, куда приходит спецсообщение с хешем (уникальным кодом. — Авт.) документа. После этого нужно ввести два ПИН-кода, тогда подписанный файл отправится на сайт, где появится уведомление, что вы успешно подписались.

Пока это самый безопасный и удобный способ. Так, уже 15 лет в Эстонии ID-карта охватывает 100% населения. В карте тоже есть ЭЦП, поэтому многие эстонцы получают е-услуги через паспорт. Но после того, как 5 лет назад появился MobileID, статистика показывает, что в среднем гражданин 10 раз в месяц подписывается телефоном и только 5 раз паспортом.
Пока неизвестно, сколько будет стоить MobileID, но точно дешевле, чем лично получать услугу. Есть 2 варианта – абонплата или плата за отдельный подписанный документ.

 А где можно получить электронную подпись?

— В Украине сейчас 24 аккредитованных центра, их регулирует Минюст. Процедура простая – нужно прийти в центр, показать паспорт и ИНН. Будет сформирован запрос и сгенерирован личный ключ. Подпись можно получить бесплатно в госструктурах, а вот в коммерческих организациях услуга обойдется в около 540 грн.

Кстати, есть и BankID- один из вариантов е-идентификации, но уровень гарантии у него ниже, чем у ЭЦП. В ЕС в зависимости от рисков можно проходить е-идентификацию с низким, средним или высоким уровнем гарантии. BankID – это средний уровень и действует просто. Если есть банковская карта определенного банка, в банк идет запрос о идентификации личности, банк подтверждает, что вы – это вы. Но это не слишком достоверно. Поставщик услуг должен сам оценивать риски.

Например, для получения помощи для ребенка — нужна только ЭЦП, а для получения справки о несудимости — достаточно BankID. Система неплохая, но охватывает только услуги с низким риском. К тому же BankID в Украине специфичен. Мы впервые запустили его в 2015-м для получения справки из Земкадастра. Тестируя, увидели, что иногда приходят странные данные. Например, несмотря на стандарты, банки имеют не всегда актуальную информацию, допускают сокращения, ведут документацию на русском, а это недопустимо.

Для получения большинства е-услуг нужна ЭЦП, но для некоторых требования ниже. Регистрация бизнеса, разрешение на строительство, ввод объектов в эксплуатацию, помощь при рождении ребенка – только ЭЦП. Исключение – субсидии. Их целевая аудитория чуть ли не 12 млн человек. Поэтому нужна максимальная доступность. Мы внедрили три метода идентификации. Для пожилого населения есть возможность заполнить заявление и декларацию, ввести почту. Запрос рассмотрят госслужащие, отправят на почту письмо с одобрением, но при условии, что вы принесете документы. Еще можно идентифицироваться ЭЦП или BankID и не приходить лично. Поскольку BankID – рисковый метод, то люди, которые так идентифицировались, первые попадают под проверку социнспекторов.

 Какие проблемы позволит решить внедрение системы взаимодействия реестров?

— Потребность во взаимодействии огромная – это нужно полиции, прокуратуре и СБУ. Они месяцами ждут данные, вместо того, чтобы в клик получить запрос и наложить арест. Даже МИД нуждается. Например, гражданин теряет за границей документы, приходит в посольство и не может доказать, что это он. Посольству нужно совершить ряд запросов в реестры, а ждать ответа можно неделями вместо клика.

 Не попадут ли личные данные в руки мошенников или посторонних людей?

— Внедрение системы взаимодействия е-реестров уже оформлено законодательно – это 606-е постановление Кабмина, там детально описано, как все работает. Предусмотрено предотвращение необоснованного запроса данных. Поскольку запрос может быть только точечным, то нет возможности пересмотреть, например, недвижимость других. О запросе обязательно должно быть известно гражданину – и возможен просмотр только на основании его разрешения или факта юробоснования. Это принцип реализует система X-Road. И если вашу информацию кто-то просмотрел безосновательно – это должно и будет караться.

Большое преимущество системы в том, что каждый контролирует каждого. Наше агенство всегда будет знать, кто с кем обменивался, – но не будет знать, какой информацией обменивались. Мы всегда сможем узнать, законно ли чиновник запрашивал информацию. Будем отвечать за внедрение системы и ее работоспособность, а вот безопасностью будет заниматься Госслужба по вопросам защиты информации. Но надо понимать, что за 15 лет работы системы в Эстонии было совершено множество кибератак, но она выстояла и доказала свою эффективность.