Тарас Шевченко: Зритель должен почувствовать, что информация готовится журналистами для него, в его интересах

1 год назад 0

В течение долгих лет общественные активисты и журналисты активно боролись за создание общественного вещания в Украине. И, наконец, 7 апреля президент подписал соответствующий закон и общественное вещание было запущено на Первом национальном. Законотворческий путь длиной более чем десять лет закончился и начался новый — развитие общественного вещания. Но понимают ли граждане, что на самом деле несет этот закон и каких изменений следует ожидать на экранах наших телевизоров? Об этом мы поговорили с директором Института Медиа Права, экспертом Реанимационного Пакета Реформ, соавтором закона об общественном вещании, Тарасом Шевченко.

— Наконец Закон о создании общественного вещания принят. Вы лично очень долго боролись за его принятие. Каким образом будет создаваться и развиваться общественное вещание в Украине?

— Внедрение общественного вещания, на самом деле, правильнее было бы сформулировать как реформирование государственного телевидения. Ибо основной идеей является то, что мы должны реформировать устаревшую и не конкурентную по качеству систему государственного телевидения, которая сохранилась со времен Советского Союза. Общественное вещание — это ответ на вопрос, как можно реформировать государственное телевидение в центре и на местах по такому формату, который должен сделать его независимым, и отдать его управление в руки общественности и журналистам.

— Что предполагает собой формат общественного вещания?

— Ключевая особенность формата общественного вещания, в отличие от государственного, заключается не в том, что в эфире появятся какие-то особые программы, которых не делалось прежде, а в отсутствии политического диктата со стороны руководства, которое не имеет право навязывать, что показывать и как показывать. Так же должен исчезнуть диктат со стороны Госкомтелерадио, которое сегодня заключает, так называемые, контракты на госзаказ, где почти поминутно определено, какие программы за государственные средства должны создаваться и отклоняться от этого невозможно.

— Какие в таком случае функции остаются за государством и как должно формироваться программное наполнение?

— Формат общественного вещания предусматривает обязанность государства обеспечить финансирование предприятия и предоставить редакционную свободу телеканалу самостоятельно решать, какие программы они показывают, что они снимают, каких гостей приглашают, какие ток-шоу делают. Например, мое личное впечатление, что программное наполнение национального радио чрезвычайно сильно соответствует формату общественного вещания, поскольку очень много программ создается и новостного, образовательного и просветительского характера — это все абсолютно полностью вписывается в то, что традиционно делают общественные вещатели.

— Каким образом государственные телерадиокомпании превратятся в каналы общественного вещания?

— Планируется, что в одной компании общественного вещания будут объединены национальная телекомпания, национальное радио и все областные телерадиокомпании.

С точки зрения регионов важная перемена, которая должна чрезвычайно усилить местные государственные телекомпании, когда они станут частью единого общественного вещания, — это то, что они будут более независимыми по отношению к местной власти, чем сейчас. Руководителей на местах будет определять правление общественного вещания в центре, а не Госкомтелерадио при участии руководителя облгосадминистрации.

— А каким образом будут избираться руководители на центральном уровне?

— Руководителей на центральном уровне будет назначать коллегиальный наблюдательный совет. Этот наблюдательный совет формируется в большей степени представителями общественных организаций, в меньшей степени представителями политических фракций. Каждая фракция делегирует в наблюдательный совет по одному лицу, но не из числа депутатов и не из числа государственных служащих, а из числа авторитетных экспертов, лидеров общественного мнения. Таким образом гарантируется дополнительный уровень независимости, как относительно назначения руководства, так и относительно его увольнения.

— Установлены ли законом какие-либо временные рамки внедрения общественного вещания?

— К сожалению, до сих пор нет установленных временных рамок. Это один из недостатков принятого Закона. Сейчас называются сроки от полу года до года, мы будем работать над тем, чтобы реформа состоялась как можно быстрее.

— Какая модель общественного вещания может стать примером для украинской системы?

— Если смотреть на европейских общественных вещателей, то, конечно, величайшим образцом для всех является британское Би-Би-Си, поскольку это первая компания в Европе, которая начала работать по такому независимому стандарту и все остальные страны после этого ориентировались именно на них. Мы понимаем, что в украинских условиях полноценно воспроизвести качество Би-Би-Си практически невозможно. Тем не менее, мы будем к этому стремиться. Что касается организации управления, финансирования и всего остального, на самом деле не было копирования опыта какой-то конкретно взятой страны. Потому что все страны уникальны и для украинских реалий законопроект писался отталкиваясь от особенностей, которые сложились именно в нашей стране. Также надо учитывать, что на западе выше уровень политической культуры и там, в принципе, менее вероятны ситуации, когда политические партии предлагают в руководящие органы общественного вещателя людей не по профессиональному уровню, а по политической лояльности.

— Как обычные граждане смогут ощутить действие этого Закона?

— Основное, что зрители должны увидеть — это объективность и независимость информации, которую передают местные телеканалы. Зритель должен почувствовать, что информация готовится журналистами для него, в его интересах, а не с целью прорекламировать председателя райсовета, главу обладминистрации или какого-то депутата. Поскольку главная ценность медиа — объективная информация. Непосредственно наполнение медиа станет ярче и более разноплановым и будет полностью зависеть от местной редакции, которая будет заинтересована в создании качественного рейтингового продукта.

— Создание качественного телевизионного продукта требует высококвалифицированных специалистов, которым нужно платить конкурентные зарплаты, а также современное оборудование. Сейчас на государственных телеканалах самые низкие зарплаты на рынке и устаревшая аппаратура. Как с этим быть?

— Журналисты получают мизерные зарплаты, поскольку государственные телерадиокомпании являются бюджетными учреждениями и размер зарплат жестко лимитируется государством. Изменение юридического статуса на публичное акционерное общество (акции принадлежат государству и не могут никогда продаваться) позволит платить журналистам справедливое вознаграждение и вкладывать необходимые средства в техническое развитие телеканалов.

— Почему, по вашему мнению, этот Закон был столь необходимым?

— Безусловно, после изменения власти уровень свободы слова существенно повысился. У нас нет монополизма одного лица, как это было во времена Януковича. Государственное телевидение стало гораздо более качественным, и основное преимущество этого закона — это юридическое закрепление и гарантирование политической независимости телеканалов. То есть это определенные гарантии того, что изменения будут надолго.

Алиса Тимченко, Региональный пресс-центр инициативы «Реанимационный пакет реформ»