Виталий Богданов: Книга не был членом Партии Регионов

3 года назад 0

Виталий Богданов — глава Херсонской областной организации политической партии "УКРОП" и глава фракции "УКРОП" в городском совете.

 

В интервью "Херсонским вестям" он рассказал, как обстоят дела в демократическом лагере городского и областного советов, а также объяснил, на чем основываются его претензии к действующему городскому голове и его команде, которые все чаще становятся поводом для разногласий как на сессиях городского совета, так и в принципе препятствуют нормальной работе депутатского корпуса.

 

— Как Ваша фракция отнеслась к объединению Блока Петра Порошенко и Оппозиционного блока?

 

— Если мы говорим о городском совете, то там, слава Богу, этого не состоялось. Вернее были попытки, прямо скажем — неудачные, а в нашем случае, мы с Вами помним последнюю сессию, на которой и я четко заявил свою позицию, и лидер Блока Петра Порошенко Елена Урсуленко заявила о том, что она против неприродных объединений, она против объединения с недемократическими силами, поэтому в данном случае мы заявили о объединении всех шести продемократических фракций. Это достаточно приличное количество голосов, которые дают результат уже сегодня.

 

— Почему Вы перешли в оппозицию в областном совете?

 

— С УКРОПом все очень просто. УКРОП занимает четкую и понятную позицию — не заигрывать, не обманывать своих избирателей. В областном совете, когда стали происходить неприродные объединения, мы заявили о том, что мы в них не участвуем. И Вы видите, что единственная фракция, которая не получила ни одной комиссии — это наша фракция. Поэтому в данной ситуации позиция УКРОПа четкая и понятная: мы не участвуем в неприродных объединениях. Я думаю, что и наши коллеги из Самопомощи и Батькивщины тоже заняли такую позицию и у нас будет конструктивная позиция, не деструктивная. Мы будем контролировать власть и заявлять свою позицию.

 

—В городском совете сложилась похожая ситуация, Вы тогда заявляли о готовности уйти в оппозицию, однако этого не произошло, все удалось разрешить?

 

— Там мы сумели найти компромисс. Компромисс состоял в том, чтобы договориться внутри демократического лагеря. Мы все выходные проводили консультации с лидерами фракций, с членами фракций, и, слава Богу, это удалось. В данном случае речь зашла о том, что мы подписали, я еще раз повторюсь, представители шести фракций, персонально, каждый депутат городского совета из этих фракций подписали обращение, в котором выдвигаем и видим секретарем городского совета Елену Урсуленко. И я самый первый подписал это обращение.

 

— Что произошло с меморандумом о сотрудничестве с Самопомощью и РПЛ? РПЛ вообще в курсе, к чему обязывает этот документ? Во время подписания говорили о невозможности коалиций с оппоблоком, но голосование показывает обратное

 

— Меморандум, на самом деле, — это документ, в котором четко все изложено. В нем сказано, что мы находим компромиссы. Или не находим ( смеется — ред. ). На этапе переговоров в областном совете — не нашли. В городском совете — то находим, то не находим. Вы видите, что за секретаря они подписали. Некоторые члены этой фракции даже проголосовали против Пастуха, что для меня очень важно. А в целом мне очень сложно, я не отвечаю за эту партию, за эту фракцию. Им нужно просто определиться. Когда мы распределяли комиссии, я имею в виду продемократическое большинство, мы к этому отнеслись ответственно, ответственно с политической точки зрения, и мы без исключения всем фракциям, всех, кого избрали херсонцы, мы всем дали комиссии, причем очень значимые и важные. Даже «Наш край» получил комиссию, даже Оппоблок получил комиссию. И партия Ляшка тоже получила комиссию — транспортную, уважаемую, они ее формируют.

 

— На сессиях Вы часто обвиняете Миколаенко в том, что он «подыгрывает» правой стороне зала, на которой сидят Наш край и Оппоблок. На чем основываются Ваши утверждения?

 

— Я думаю, что любой, кто присутствовал на этой сессии, и Вы кстати там тоже были, я думаю, что наверняка поддержите меня. Позиция ведущего, в данном случае у нас секретаря нет пока, ведет сессии пока мэр, на мой взгляд, должна быть отстраненная и нейтральная. Я не прошу, чтобы демократический мэр подыгрывал демократическому лагерю, хотя этого бы хотелось, но в данном случае, я увидел, что нет баланса. Здесь, на мой взгляд, должен был быть баланс, здоровый баланс: нет любимчиков, левая часть зала, правая часть зала, нет кого-то более красивого или более приятного. Есть все депутаты, с одинаковыми правами и есть регламент и Закон «О местном самоуправлении». К сожалению, очень часто тяжело мэру в этой ситуации не подыграть кому-то, поэтому будем просто просить его приходить в баланс.

 

— А в чем конкретно это проявлялось?

 

Вы сами видели сколько раз ставился вопрос о том, чтобы затянуть процесс, потом перенести, потом взять перерыв еще на какое-то время, просто выиграть время: нам бы день простоять, нам бы ночь продержаться. В результате все эти попытки были тщетны, все поломалось, но, тем не менее, попытки были. Кроме этого, это бесконечное давание слов одним и тем же спикерам, с одними и теми же уклонами, поворотами, приемами. Это все было очень видно. На мой взгляд, это было даже пошло.

 

— Почему предпочли возглавить именно антикоррупционную комиссию, это было Ваше решение?

 

Это была цена компромисса, чтобы не было спекуляций на тему того, что УКРОП претендует на секретаря. Потому что Вы знаете, что есть управляемые «вбросы», и Вы слышали о том, что Сальдо пойдет на секретаря, хотя он даже ни разу на сессии не появился еще, или меня будут предлагать. Чтобы этого не было, чтобы нас не рассорили внутри, это был мой осознанный шаг и коллеги предложили эту комиссию. Я в общем-то не возражал, более того, во вторник уже состоится первое заседание, мы уже наметили план работ, и кстати Елена Борисовна Урсуленко вошла в эту комиссию и тоже собирается работать.

 

— На первом заседании сессии городского совета БПП голосовали с Оппоблоком, на втором они поддержали ваши с Дмитриевым предложения. Как сейчас обстоят дела в демократическом лагере, есть ли вообще большинство и можно ли назвать его демократическим?

 

— Как говорил Шекспир, нет плохих и хороших вещей, такими их делают люди. Я горд и для меня честь находится в коалиции с теми людьми, с кем я сейчас работаю в горсовете. Мне не за кого из них не стыдно, я уважаю их позицию, и даже давление оказывалось на каждого из них, они не меняют своих окопов. Это члены фракции «Свобода», члены фракции «Батькивщина», члены фракции «Самопомощь», они заняли позицию и они ее держат, поэтому для меня честь находиться с ними рядом, плечом к плечу и работать. Но я хотел бы говорить про свою фракцию, про фракцию «УКРОП», что невозможны здесь комбинации с нами. И если вдруг завтра что-то поменяется у кого-то из коллег, или поменяется у мэра позиция, мы спокойно пойдем в оппозицию, мы не держимся ни за какие должности, мы ни на что не претендуем в данном случае. У нас одна претензия к власти: она должна быть прозрачна, она должна забыть старые штучки и фортели с бюджетом, потому что не секрет, что сегодня на сайте уже висит бюджет, бюджет города Херсона, в котором 87 млн гривен заложено на благоустройство. И нас теперь все будут подпихивать в спину, толкать, мол давайте-давайте, быстренько, надо же зарплатки, надо же все успеть…Подождите. Любой бюджет состоит из каких-то главных вещей, вот я привожу цифру, Вы себе можете представить 87 миллионов?! А потом посмотрите на наш Херсон. А потом посмотрите на 87 миллионов. Это колоссальные деньги, и я хотел бы посмотреть на ту группу, которая осваивает эти деньги. И я уже на нее посмотрел, и я уже располагаю определенной схемой, мне уже приносят определенные документы, и я буду о них заявлять. Мы разберемся со всем этим кумовством, родством, мы предоставим журналистам все эти факты. У меня уже есть перечень компаний с признаками фиктивности, которые почему-то фигурируют практически во всех денежных потоках городского совета. Мне кажется, что это будет громкий коррупционный скандал и кто-то куда-то надолго уедет.

 

— Пока ничего конкретного об этом Вы сказать не можете?

 

— Могу сказать. Почему? Потому что как только закончилась последняя сессия городского совета, уже буквально на следующий день мне начали поступать звонки, абсолютно мне неизвестные люди начали приносить документы, и эти документы меня поразили. Я просто хочу их оформить окончательно, во всем убедиться, проверить и заявить окончательно. Наверное, проведу какую-то пресс-конференцию, не знаю еще.

 

— Вы (УКРОП), Свобода, Самопомощь, Батькивщина, предлагали Владимиру Миколаенко сотрудничество в рамках работы в депутатском корпусе?

 

— Нужно быть честным. Знаете, как в шахматах, фигура король — очень важная, но очень слабая, он ограничен какими-то определенными обязанностями, функциями, и его в большей степени делает свита. Вот как раз свита меня и не устраивает. Может, меньше всего у меня претензий к Миколаенко, у меня претензии к свите. Мало того, что она вороватая, она еще и бестолковая. Вот пример, опять же, меня назначают главой антикоррупционной комиссии, что делают эти негодяи? Как всегда, придумывают какие-то коллажи на меня, рисуют меня в наколках, пишут гадости — то, что и делали всегда. Что они делают? Пытаются делать вбросы, рассорить эту коалицию, которая готова была поддержать мэра. Что они советуют мэру? Мэр ведь ни разу не собрал до сессии, он только после сессии дает интервью и говорит по-философски: вот депутаты не разобрались, делят комиссии. Но ты же выступаешь модератором, ты, как мэр, должен был собрать и найти общий язык, ты этого не сделал и это тебе минус, а не каким-то отдельным лицам. И то, что мы, как лидеры продемократического лагеря сумели найти общий язык и сумели найти компромисс, сумели уйти от каких-то личностных амбиций и всего остального, это делает честь нам и делает плюс нам, а не ему, как дирижеру. Поэтому в данном случае нужно избавляться от прошлого, которое все-таки уже стало притчей во языцех.

 

— Конкретно от демократических сил еще до сессии поступали предложения Владимиру Миколаенко о сотрудничестве?

 

— Безусловно. Не секрет, и я заявлял это публично и на сессии, и в прессе, требование было одно: и кстати, его на первом этапе поддержали все, пока не начали играться в какие-то выгодные игры для своих фракций недемократические фракции. Это было предложение о перезагрузке, о том, что в соответствии с законом, не потому, что мне не нравится конкретно Пастух, а потому что закон требует. Замов вообще по Закону «О местном самоуправлении» утверждает городской совет. Мы просили, чтобы новый созыв утвердил этих замов, нужно было здесь найти компромисс, найти общий язык, пообщаться, но никто не хотел этого делать, вот они останутся потому, что они останутся. Кстати во время таких бесед с мэром я задал вопрос: а до какого момента они остаются? Они бесконечно что ли, пока они не умрут? То есть логики вообще нет, ни в действиях, ни в словах. Я думаю, что вчерашний день, так называемый черный юридический четверг для горисполкома, — лишнее тому подтверждение. Вчера ( 10.12 — ред. ), как Вы знаете, 3 суда было проиграно юристами исполкома. Причем бестолково проиграны — это 3 руководителя восстановились в своих должностях, причем немедленно. Я не буду оценивать этих руководителей, я не буду говорить историю вопроса, но по одному из них я окунулся, я посмотрел в документацию, действительно — все было подготовлено бестолково. И мне кажется, что должна наступить какая-то ответственность, потому что таким образом мы можем доработаться «до ручки». Ведь в конце концов за этими исками могут идти материальные требования, а не только моральная ответственность.

 

— Владимир Васильевич при личном разговоре отрицал какие-либо предложения о сотрудничестве с демократическими силами, говорил только об ультиматумах с уже разделенными комиссиями. Как можете расценить такие заявления?

 

— Здесь, наверное, не нужно никому лукавить, нужно просто открыть закон. К комиссиям он вообще никакого отношения не имеет, комиссии утверждают исключительно депутаты и выбирают где им работать, ведь депутаты же не рабы. С другой стороны, я хотел бы сейчас, пользуясь случаем, и к нему обратиться. Это его прерогатива — подавать своих заместителей, он их подает, секретаря тоже он подает, поэтому мы в это не вмешиваемся. В данном случае он просто предлагает, но мы просим соблюдать процедуру, соблюдать закон, вот и все. И посмотрите что показало голосование: очень любимый первый зам сколько собрал голосов? 13. А это просто оценка. Как находить потом компромисс в зале, в зале тогда присутствовал практически весь депутатский корпус, и при наличии такого количества депутатов получить 13. А что он будет делать, когда депутаты расползутся по курортам?

 

— И все-таки, Миколаенко не поддержал предложение от демократических сил в силу того, что держался за прошлое?

 

— Предложение было очень четкое и понятное: Владимир Васильевич, соблюдайте закон. Суть закона состоит в том, что с момента избрания нового исполкома, с момента избрания всех депутатов все замы переходят в статус и.о. ( исполняющих обязанности — ред. ), они уже не должны работать и нужно предлагать новых, может он снова предложит их заново, я не знаю, это он подает! Конечно, если бы подавал Богданов, я бы никогда не подавал некоторых персонажей, но это он подает, это его ответственность, это его команда, пусть подает.

 

— На первой пресс-конференции УКРОПа при участии нардепов Виталия Куприя и Валентина Дидыча речь шла о том, что УКРОП примет в свои ряды всех патриотов, табу распространялось лишь на экс-членов ПР, коммунистов и людей с криминальным прошлым/судимостью. Прокомментируйте наличие Александра Книги первым номером в списке в облсовет.

 

Все очень просто. Александра Андреевича я знаю не первый день, и можно во многих грехах его обвинять, но я не знаю, он не был членом Партии регионов. ( Александр Книга был членом ПР — ред. )Кто-то обвиняет его в том, что он, якобы, проводил какие-то мероприятия для Партии регионов — это его профессиональная стезя, он директор театра. И в этом театре были без исключения все партии, все проводили конференции, съезды, встречи, концерты. Кроме того, к нему лично я не знаю ни одной претензии, связанной с какими-то партийными нарушениями, мне за него не стыдно. То есть он не является каким-то одиозным человеком, который призывал присоединиться к России, никаких призывов он никогда не делал, поэтому я думаю, что это надуманно все. Да, он был, по-моему, в Сильной Украине, но у нас эта партия не входила в перечень запретных, а во всем остальном к нему претензий быть не может.

 

Беседовала Линда Метцгер, "Херсонские вести"