Украине нужен центральный орган, который бы контролировал использование средств ЕС

9 месяцев назад 0

Инициатива Литвы по предоставлению международной экономической помощи Украине под названием "Европейский план для Украины" (так называемый "план Маршала" для Украины) продолжает развиваться и приобретать более конкретные очертания. Однако, упоминания о нем может не быть в конечном документе саммита Восточного партнерства, который состоится в конце ноября в Брюсселе.

Как сейчас идет подготовка этого документа, что в нем больше всего вызывает вопросов на Западе, а также о некоторых аспектах региональной безопасности в интервью Укринформу рассказал инициатор этого проекта, экс-премьер-министр Литвы (1999-2000 и 2008-2012 годах), депутат литовского Сейма Андрюс Кубилюс.

— Как сейчас выглядит работа над подготовкой "Плана Маршала"?

— Сейчас обсуждается проект резолюции в Европарламенте с рекомендациями для саммита Восточного партнерства. В ней есть параграф об этом плане в таком виде, в котором мы хотели бы его видеть. В то же время в декларации саммита Восточного партнерства запись об этом выглядит более расплывчато. Впрочем, мы знаем, что украинская делегация пытается сделать формулировки в декларации более конкретными.

— Собственно, украинские СМИ пишут, что в итоговом документе саммита "Восточного партнерства" не будет упоминания о "Плане Маршала" для Украины. Это уже окончательное решение еврочиновников, или что-то в этом вопросе может измениться?

— Да, я читал об этом в украинских СМИ. Там слишком много скепсиса, и все аргументы основаны на одном высказывании Еврокомиссара Иоханнеса Хана. К тому же, оно оценивается не совсем объективно.

Об этом документе могу сказать следующее: в проекте резолюции Европарламента есть очень четкая формулировка о том, что мы хотим видеть. В нем рекомендуется на одном из следующих заседаний Совета ЕС, а это может быть, например, заседание Совета на уровне глав МИД, дать мандат Еврокомиссии и Европейскому инвестиционному банку разработать "Европейский план для Украины, Молдовы и Грузии", поскольку там уже речь идет о трех странах Партнерства, которые имеют Соглашение об ассоциации.

В проекте декларации саммита, как я уже упоминал, формулировки являются более расплывчатыми. Там речь идет об инвестиционной помощи, но не упоминается о каком-либо конкретном плане. Украинская сторона предлагает более четкую формулировку. Но саммит не может дать мандат, о котором упоминается в резолюции Европарламента.

Саммит Партнерства является лишь хорошей возможностью для представления этого плана.

Мы думаем, что, возможно, это сделает Президент Петр Порошенко.

Какая запись сейчас есть в проекте резолюции саммита Восточного партнерства в вопросе "Плана Маршала"?

— На сегодня в проекте декларации не идет речь о "Европейском плане для Украины". Однако там речь идет о том, что очень важным является развитие экономической политики, что ЕС будет помогать и усилит помощь малым и средним предприятиям, будут созданы лучшие возможности для финансирования. Но, как я уже говорил, к этому параграфу есть новые предложения украинской стороны, которые, вероятно, будут поддержаны Грузией и Молдовой. Поэтому будем надеяться, что этот раздел станет более конкретным.

Нужно понимать, что сама Еврокомиссия и Еврокомиссар Хан вышли с инициативой создать "мини-планы Маршала" для Западных Балкан. Речь идет о 13 млрд евро до 2020 года. Там философия такая же, как и в случае Украины и других стран Восточного партнерства. ЕС понимает, почему такие инструменты важны и нужны. Когда мы говорим о том, что такой же план, как для Западных Балкан, нужен и Украине, возникает только один вопрос. В различных европейских столицах подчеркивают, что в Украине наблюдается проблема с использованием финансовых ресурсов, которые предлагает ЕС на конкретные проекты. То есть, в Украине не могут достаточно быстро подготовить проекты на таком уровне, чтобы выделенные на них средства можно быстро и эффективно потратить.

— То есть именно этот вопрос больше всего беспокоит Берлин, Париж и Брюссель?

— Да. Поэтому, в своем плане мы отмечаем, что очень важно думать не только о том, откуда придут деньги – от ЕИБ или от других доноров, но и создавать в Украине специальный орган. У нас есть опыт, как это делалось в Литве, и мы можем им поделиться. Этот опыт очень хорошо известен и в отдельных странах ЕС. Еврокомиссия сама нам предлагала изучить недавний опыт таких органов в странах Западных Балкан.

Поэтому нужен центральный орган в Киеве, который помогал бы готовить проекты, которому доверяли бы международные доноры, и который бы имел мандат требовать от министерств и других органов быстрее выполнять те или иные процедуры. Впоследствии этот орган мог бы перерасти в финансовую институцию по развитию страны или даже банк. Однако сначала нужна организация, которая бы как раз помогла преодолеть барьеры относительно недостаточных возможностей страны по эффективному использованию средств.

— Давайте несколько сменим тему. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию с региональной безопасностью после учений "Запад-2017"? По информации украинского Генштаба, после этих учений несколько тысяч российских военнослужащих все же остались на территории Беларуси.

— Эти учения показали, что Кремль может быть очень опасным для всего региона. Насколько я знаю, литовские эксперты были очень встревожены проявлениями новых возможностей России в киберпространстве, возможностей электромагнитного влияния. Во время учений значительную часть территории балтийских стран россиянам удалось отключить от телекоммуникаций. Зато то, что там остались оружие и военные силы – это абсолютно не удивляет. Мы понимаем, что Кремль пытается усилить свое присутствие как на границе с Украиной, так и в Беларуси. Конечно, мы должны быть солидарными, внимательными и искать возможности для усиления своих военных ресурсов и стабильности в регионе.

Я придерживаюсь мнения, что главной целью Кремля являются не большие военные победы в Украине, а политическая победа. Там ожидают, что недовольство людей темпами реформ и экономическим развитием могло бы привести к власти в Украине политические силы, которые устроят Кремль.

— Руководство России недавно вновь заявило, что западные санкции положительно влияют на экономику страны. Как вы оцениваете эти заявления?

— От Кремля в нынешней ситуации наивно было бы ждать настоящую информацию о состоянии их экономики. Насколько мы понимаем, значительная нервозность сейчас наблюдается относительно принятия Конгрессом США решения, которое требует от американских институтов обнародования всех данных о российских олигархах. Это может привести к большим личным проблемам для тех олигархов, которые приближены к Кремлю. Я убежден, что санкции работают, и политика санкций очень нужна и в дальнейшем.