Единственный в Украине переводчик, удостоенный Ордена княгини Ольги, живет в Херсоне

12 месяцев назад 0

Сегодня в гостях нашей рубрики единственная в Украине женщина-переводчик, награжденная Орденом княгини Ольги.

Любовь Шевченко 40 лет проработала переводчиком в гостинице «Интурист» (ныне «Фрегат»). Может сделать перевод практически с любого языка мира. И до сих пор продолжает работать в бюро переводов. Жизненной энергии и оптимизму этой женщины можно только позавидовать.

— Я посещаю все мероприятия, которые проходят в городе. Люблю концерты и театр, постоянно посещаю музеи. Это привычка, сложившаяся за 40 лет моей работы переводчиком. Привычка — все время узнавать что-то новое. И вы знаете, мне абсолютно не хватает времени.… Одним словом, на лавке около подъезда не сижу (улыбается). Постоянно читаю, перед сном обязательно пару страниц на немецком языке прочитываю, чтобы не терять сноровку, — рассказывает журналисту издания Любовь Петровна.

А как вообще вы стали переводчиком?

— В детстве я очень любила читать. С 5-ти лет я читала газеты, у меня были даже свои прописи. Когда пришло время отдавать меня в школу, я уже уверенно писала.  В детстве я могла прочесть любой фрагмент текста и наизусть его пересказать. Вот такая память у меня была. Поэтому директор школы предложил моей маме отдать меня сразу в третий класс. Мама не согласилась, мол, все ровесники будут в первом классе, а ты – в третьем. «Зазнаешься еще», — говорила она. Поэтому я, как и все одногодки, пошла в первый класс. Только вот учительница не знала, что со мной делать. Пока одноклассники писали «закарлючки» да палочки, изучая алфавит, я уже могла писать слова и предложения. Поэтому, дабы я не потеряла интерес к учебе, мне давали тексты, которые я пересказывала в письменном виде. А еще учительница разрешила мне помогать с учебой одному третьекласснику. Выдала мне красную пасту, и я деловито исправляла ему ошибки. Вообще, я учиться,] любила и в школе, и в университете, всегда это делала с удовольствием. И сейчас продолжаю!

Не удивительно, что с такой памятью Вы стали переводчиком. Сейчас вы до сих пор можете запомнить любой фрагмент текста?

— К сожалению, уже нет. Потеряла этот дар еще в пятом классе. Даже не знаю, как так вышло. Но теперь могу только пересказывать близко к тексту.

Вы же родились в Николаеве, а как попали в Херсон?

— По распределению. Помню, плакала и жутко не хотела сюда ехать. После окончания Одесского государственного университета им. И. Мечникова мне хватало баллов, чтобы самостоятельно выбрать, где начинать свой трудовой путь. Мне хотелось поехать в Килию. Вместо этого ректор с другими членами комиссии направили меня в Херсон в «Интурист».

Видимо, не все так плохо, раз уж Вы остались тут

— Помню свой первый день в Херсоне. Еду в троллейбусе только с вокзала с чемоданом еще. И тут на моей остановке молодой человек предложил мне помочь. Это был мой будущий муж. Так мы познакомились, потом поженились. 40 лет прожили вместе. Если бы не он, некому было бы воспитывать дочь. Работа у меня была такая, что семья меня практически не видела. Постоянные командировки, поездки. Одним словом без выходных и праздников.

В древнем Карфагене была каста переводчиков. Ее представители находились на особом положении в обществе и передавали профессию из поколения в поколение. А как в вашей семье?

— О, нет! Я никогда не желала своей дочери такой работы, как у меня. Она у меня закончила филологический. Большинство считало нашу работу очень легкой. Так казалось со стороны: ничего не делаешь, гуляешь на свежем воздухе, смотришь музеи, картины, болтаешь с людьми. На самом деле, работа переводчика действительно тяжелый труд.

Но в СССР переводчик — звучало гордо!

Хороший переводчик — это еще и психолог, и педагог, и дипломат — словом, тоже «инженер человеческих душ». Нам постоянно приходилось общаться с очень разными людьми, мгновенно ориентироваться в сложных ситуациях. В год мы обслуживали 17,5 тысяч туристов. В основном, в то время – это были немцы. Важность и сложность поставленных перед гидами-переводчиками задач требовали от них владения широким спектром профессиональных знаний и навыков, а также наличия особых личностных качеств. Даже наш внешний вид требовал особого щепетильного подхода. Лучшие кадры – это те, кто прошли подготовку в «Интуристе». Когда в 1990-е годы стали образовываться самые разные фирмы, и иностранцы стали открывать тут свои представительства, мы стали ходить к ним на собеседования. Обычно оно доходило ровно до того момента, когда спрашивали, где вы работали раньше. Как только слышали, что за плечами несколько лет работы в «Интуристе», говорили: достаточно, это лучшая рекомендация, больше ничего не надо.

А какими были иностранные туристы тех лет?

— Они интересовались нашей страной и вели себя дружелюбно. Их хорошо принимали в лучших отелях, отлично кормили, выделяли хорошие автобусы для экскурсий. Я ведь, отвечала не только за переводы. Приходилось организовывать круизы. В среднем около 70 в год по 330 человек. Представьте, какие масштабы. В мою компетенцию входила организация питания и проживания туристов, организация для них транспорта и гостиниц. В немцах мне всегда нравилась организованность и вежливость. Они всегда умели красиво вести дискуссии, красиво спорить и всегда старательно подходили к своей работе. А главное, на тот момент они открыто могли обсуждать политику и искренне удивлялись, почему так не делают советские граждане.

А помимо положительных качеств иностранцев, было что-то негативное?

— Не то чтобы негативное, скорее непонятное нам. Например, их привычки… Тут тоже действовали жесткие правила, как и во всем у немцев. Вот если они привыкли, к примеру, есть рыбу только по четвергам, как бы им не хотелось, как ни уговаривай их. Они будут, ее есть только в четверг. Нам этого было не понять, впрочем, как и сейчас.

Вы же и сейчас занимаетесь переводами? Сколько языков вообще знаете?      

— Да, я работаю в бюро переводов. Первый и основной мой язык – немецкий, второй – английский. А вообще сделать перевод текста могу практически с любого языка: французского, польского, чешского, итальянского, испанского…

В самом начале беседы, вы сказали, что ведете активный образ жизни. Помимо этого вы еще являетесь членом партии «Укроп». Почему именно эта политическая сила попала в поле Вашего зрения?

— Я верю, что могу еще что-то изменить в нашем городе и в нашей стране. Первое и основное, что не дает нам развиваться – это коррупция. Причем на всех уровнях. Она была всегда. Хорошо, что сейчас я могу свободно об этом говорить, ведь раньше было невозможно объяснить иностранцу, откуда в стране столько коррумпированных чинов и почему это явление не могут искоренить. Именно борьба с коррупцией на всех уровнях, то, что ближе всего мне в идеологии УКРОПа. Поэтому я тут, поэтому выполняю все партийные задания и посещаю все мероприятия.

Вы ведь единственный переводчик в Украине, кто удостоился ордена княгини Ольги. Помните, как получали награду?

— Еще бы! Для меня это было неожиданно. Я не знала, что меня представили к награде. 27 сентября в День туризма, при всех переводчиках, меня объявили и вручили награду. Как я потом узнала, ходатайствовал по этому поводу отдел кадров. Эмоции переполняли, все хлопали мне стоя и настаивали, что награда заслуженно и неспроста попала в мои руки.

 

 

Ольга Христофорова 

трэвел-блогер, графический дизайнер, автор блога Holaolly.com