«Диксиленд»: синкопированное счастье

2 года назад 0

Счастливое детство –…

Но если уж выпала такая удача – прожить юные годы в радости, то есть большой шанс, что во всевозможных испытаниях, которые непременно подарит судьба, вы не утратите жизнелюбие, чувство уверенности в себе и самоиронию.

Об этом в первую очередь думаешь, слушая музыку в исполнении херсонского детского джазового ансамбля «Диксиленд», который появляется на экране в новом фильме автора «Украинских шерифов» Романа Бондарчука. Несколько лет назад зрители видели этих юных музыкантов на сцене Docudays UA и в короткометражной ленте Романа. Теперь до программы Docu/Юность под витийствующий шум Черного моря доплыла его полнометражная лента. Вернее, домаршировала, ведь чаще всего дети в кадре играют марш. Семен Николаевич Рывкин, более полувека учивший детей джазу, подарил всем своим подопечным вдохновляющие годы жизни во всем разнообразии непредсказуемости джазового ритма.

Жизнь соткана из случайностей, которые в другом ракурсе кажутся самыми предрешенными событиями на свете. Вот, к примеру, идешь в кружок авиамоделирования, а рядом в подвале играет саксофон – и ты уже через минуту оказываешься  в духовом оркестре.  Большинство учеников Семена Николаевича по воле случая попали к нему на занятия, но духовые инструменты навсегда сместили для них сильную долю радости туда, где музыка и ритм уравнивают между собой время и пространство твоей жизни, заполняя ее собой.

Кто-то из  юных джазистов поступит в Гнесинку, кто-то – в училище Глиэра,  а кто-то уедет учиться игре на трубе в Ганновер, параллельно погрузившись в особую, ласково-резкую ритмику немецкого языка. Многие выберут совсем далекие от музыки профессии. Но память о том, что однажды один талантливый учитель был с тобой терпелив, проявил внимание, такт и раскрыл в тебе музыкальное дарование, всегда будет вдохновлять бывших учеников Семена Николаевича.  А ведь это так важно – в юном возрасте встретить сосредоточенного на тебе, талантливого, строгого и деликатного учителя. 

 У Романа Бондарчука и оператора фильма Андрея Лисецкого за несколько лет съемок и изменчивой жизни документального проекта, находящегося в вечном поиске возможности быть завершенным, накопилось много отснятого материала. Возможно, даже слишком много для того, чтобы выстроить одну экранную историю. Когда смотришь «Диксиленд», не оставляет ощущение, что сюжетные линии переплетаются несколько хаотически, экранный рассказ, хоть и всегда живой и выразительный, часто прерывается и возобновляется так же неожиданно. Но, возможно, в этой своеобразной ритмике есть свои драйв и гармония.

И порой хочется больше режиссерского внимания к самому Семену Рывкину. Ведь какими бы уникальными ни были дарования учеников, как бы по-разному ни сложились их судьбы, именно его, Семена Николаевича, убежденность в том, что в каждом можно развить музыкальность – а за все годы он не отказал ни одному ребенку в уроке, – в этом и есть секрет, обаяние и настоящая жизнь «Диксиленда». Фильм Романа Бондарчука даже не намекает, а открыто говорит о том, что в нем таится множество историй, которые еще могут быть рассказаны. Но главное, что есть в «Диксиленде», – это легкость, радость и очарование тех самых дней детской жизни, которые однажды, превратившись в дорогие сердцу воспоминания, станут неисчерпаемым источником надежды и жизнерадостности.