Полина Тарасенко и путешествия с тромбоном

12 месяцев назад 0

Фото Виктории Высоцкой

Полина Тарасенко

Москва — Ганновер — Москва — Херсон — Париж — Москва — Сингапур — Шанхай — Пекин — Южная Корея — опять Москва — Киев — Херсон — Мюнхен — Ганновер… Так непросто складывается маршрут юной херсонской тромбонистки Полины Тарасенко. И всего-то — с июня по начало октября: выпуск, поступление в высшую музыкальную школу в Германиии, херсонские каникулы, сольные концерты во Франции, гастроли по Юго-Восточной Азии в составе оркестра, сольные концерты в Киеве и в Херсоне, конкурс в Мюнхене — и на учебу… И как она все успевает?

Эта маленькая девчонка привлекла к себе внимание еще в шестилетнем возрасте, тогда юная барабанщица просто покорила джазовый фестиваль в Коктебеле. Потом она стремительно осваивала один духовой инструмент за другим — и получила прозвище «девочка-оркестр». Успела попробовать себя и в качестве актрисы — играла в спектакле херсонского театра «Дело №…», снялась в одной из главных ролей в детском фильме «Трубач». О ней и о «Диксиленде» под управлением ее первого учителя музыки Семена Рывкина режиссер Роман Бондарчук снял два документальных фильма — «Полина» и «Диксиленд».

И вот в 2013 году на Международном детском музыкальном конкурсе Ротари Полина занимает 4 место и, что гораздо ценнее, возможность бесплатно учиться в Московской средней специальной музыкальной школе им. Гнесиных. Пять лет в учебе-конкурсах-концертах, в 2015-м признана лучшей ученицей школы. Сейчас Полинке 17, и впереди — новый этап: обучение в Германии.

Перед самым отъездом из Херсона во Францию удалось пообщаться с Полиной и ее мамой Аленой, которая во всем помогает дочери.

Фото из архива семьи Тарасенко

Москва: учеба, конкурсы, концерты

Полина, тебя знают как «девочку-оркестр », почему твоей специальностью стал именно тромбон?

Полина: Он был самый последний, мною изученный в Херсоне. Для конкурса я начинала играть классическую программу на тромбоне и на саксофоне, потом определилась, что будет только тромбон. Поехала в Москву на конкурс — и там мне предложили учиться дальше.

Алена: Сейчас у музыкальных школ урезают бюджеты, и ты можешь получить бесплатно только одну специальность. Можно учиться на факультативах, но диплом по дополнительным специальностям тебе не выдают. Хотя у Полины по каждому дополнительному предмету: по трубе, по саксофону, по звукорежиссуре, композиции, по органу, — был отдельный преподаватель. А сейчас уже и факультативы стали платные.

Пока Полина училась, вы в Москве жили вдвоем?

Алена: До 14 лет — вдвоем. В «гнесинке » нет интерната, поэтому приехавшим издалека детям разрешают жить с родителями. Три года я жила вместе с Полинкой в общежитии, а в последние годы перебивалась где могла — и у знакомых, и в культурном центре, и опять в общежитии. Работала и с разрешением, и без: и в «гнесинке » , и в фонде Спивакова, и нянечкой, и в продюсерском отделе Дома Музыки, и администратором китайского ресторана — но это отдельная история.

Вас не ущемляли по национальному признаку — все-таки фактически идет война?

Полина: Нет, все очень лояльно относятся, про политику — ни слова.

Алена: Мы же приехали еще до всех этих печальных событий, осенью 2013 года. А когда все началось, люди очень переживали. Очень. Никто не мог поверить. Особенно те, у кого мозги не промыты телевизором. Казалось бы, все непросто, но в Москве очень многие люди нам помогали и с проживанием, и финансово, Полинку сразу взял под свое крыло фонд Спивакова — помогали все 5 лет. А некоторые фонды сразу оговаривали, что помогают только россиянам. Херсонское землячество помогало. В общем, в Москве не возникало проблем.

А у нас?

Алена: Тем более.

Российских друзей приглашали в гости, на море, на арбузы?

Полина: Приглашала всех. Но их родители не пускают — боятся…

Алена: Пропаганда работает. Хотели приехать сюда и с концертами вместе с Полинкой — но пока нет. Политика все просто рушит.

Как в Москве идентифицировали Полину — как украинку, как россиянку?

Алена: Мы были и остаемся гражданами Украины. Когда в Москве в посольстве Германии оформляли документы на визу, нас даже спросили, почему, прожив в России 5 лет, мы не подавали документы на вид на жительство. Для них было удивительно, что у нас и в мыслях не было менять гражданство. Полинка считается ученицей «гнесинки» — без указания гражданства. А вот уже на конкурсах или концертах пишем: «Херсон (Украина) — Москва (Россия) » . Москва — как дань уважения учебному заведению.

Фото Сергея Буданова

И много конкурсов прошли?

Полина: Очень много. Конкурсы были приблизительно раз в 3 месяца, концерты — каждые 2 недели.

Алена: С поездками на некоторые конкурсы нам помогали — фонд Спивакова, фонд Украина, фонд Жозефа Мару, другие меценаты. Но в основном конкурсы были московские — там их такая концентрация, что просто грех пропустить: следи и подавай заявки.

А концерты?

Алена: Много было и концертов, и играла она на разных инструментах. Как лучшей ученице ей разрешили давать сольные концерты. В прошедшем учебном году у Полинки было 2 сольных концерта — один в «гнесинке», а второй в библиотеке имени Лермонтова в Москве.


С земляками встречались?

Алена: Казалось бы, Москва такая огромная… Но в доме по соседству с «гнесинкой» есть кафе, в котором играет Игорь Тертычный. Он — один из первых учеников Семена Николаевича Рывкина, Полинка — одна из последних. В 10 вечера общежитие закрывалось, но с 9 до 10 — мы часто общались с Игорем.

Популяризировать украинскую культуру в Москве пробовали?

Алена: Мы в Москве с разрешения авторов демонстрировали фильм «Диксиленд» — были предпремьерные показы в «гнесинке » и в Национальном культурном центре Украины. Кстати, на этом здании, в самом центре Москвы — на Арбате постоянно висит флаг Украины, и все 5 лет висел! А Полинка украинскую музыку продвигает — она перекладывает для тромбона известные произведения: «Квітка-душа», «Мелодия» Мирослава Скорика, которую называют душевным гимном Украины…

Ганновер: поступление

Полина, расскажи, как поступала, у кого будешь учиться…

Полина: Я буду учиться в Германии, в Ганновере, в высшей школе музыки, театра и медиа. Поступала я на курс к профессору Йонасу Билунду — он швед, преподает и в Швейцарии, и в Германии. Я о нем знала еще до Москвы. По переписке мы спросили у известного тромбониста Кристиана Линдберга, кого бы он посоветовал из европейских преподавателей, потому что сам он не преподает. И он посоветовал Йонаса. Мы сразу же написали, но он ответил, что я еще слишком маленькая (мне тогда было 11 лет), и не могу учиться в высшем учебном заведении. В 2016 году на конкурсе, где он был председателем жюри, подошли, чтобы узнать, что он думает о моем выступлении, а он и говорит: «Я тебя помню, ты мне писала».

Фото из архива семьи Тарасенко

Алена: Кстати, победительница на фуршете тоже сказала: «Полина, я тебя знаю из Ютуба…» Конкурс был очень серьезный, съехались 86 тромбонистов со всего мира. Полинке тогда было 15, и вылетела она после 1-го тура. Тем не менее, Йонас дал ей мастер-класс…

Полина: И сказал, что я могу к нему поступать — он меня возьмет, если я пройду конкурс.

Алена: Она еще не закончила «гнесинку»: 9 и 19 июня были государственные экзамены, а 14-го были назначены вступительные экзамены в Германии…

Полина: Получается, сдала вступительные экзамены до того, как выпустилась.

Волновались?

Алена: За э кзамены не переживали, «гнесинка» — это высочайший уровень.

Полина: Но наплыв был очень большой: 30 заявителей, на экзамен приехало 25. А берут очень мало… Впервые сам экзамен по тромбону проходил в 2 тура. Первый тур прошли пятеро, второй — трое.

Алена: На второй день — 4 экзамена по теории музыки.

На каком языке сдавала?

Полина: На английском. При поступлении нужно иметь сертификат по немецкому языку, но иногда делают исключение, мне дали отсрочку до марта 2019-го.

Алена: На следующий день профессор сообщил, что выпустил одного студента, а теперь выбрал троих, поэтому могут кого-то и не взять, нужно ждать официальное приглашение из Ганновера.

Полина: Кстати, три человека, которые прошли — 1 эстонец и 2 украинца.

Алена: У него еще никогда не было учеников ни из России, ни с Украины. В итоге, взяли всех троих.

Полина: В день, когда мы уезжали из Москвы в Херсон, утром приходит письмо из Германии.  А мы ж «нихт ферштейн» — я только учу. Думаю: приняли — не приняли, приняли — не приняли? Ввожу текст в переводчик — ура! приняли!

А если бы не приняли?

Алена: Вообще, у меня план «Б» всегда присутствует…

Полина: Но в этот раз не приготовили никаких запасных вариантов.

Алена: С одной стороны — а кто, как не Полинка, а с другой — ну да, а если б не поступила? Прошла она во второй тур и расслабилась…

Полина: Играю произведение, мне оно очень нравится. В этом произведении, как и во многих других, есть 2 похожих места, они отличаются только по тональности. И я перескочила через середину и пошла на конец — «съела» целых 5 минут. И даже не поняла, если бы концертмейстер не стала быстро шелестеть нотами.

Фото Сергея Буданова

Алена: Повезло, что концертмейстером была русская тромбонистка, которая уже давно работает в Ганновере, она прекрасно знает эти произведения, она все поняла и не остановилась.

Полина: Я доиграла, смотрю на педагога — и тут начинается смех: смеются, все, кроме трубача, который не знает этого произведения и не понял, что произошло. Потом Йонас рассказывал: «Я закрыл глаза, слушаю — неужели, я заснул? почему уже конец?»

Что ожидаешь от учебы в Германии?

Полина: Еще не представляю, как это будет. У меня в голове совсем другие мысли: медицинская страховка, проживание, регистрация — в первые дни нужно будет решать все эти проблемы. Нужно собирать массу документов. Язык еще плохо знаю… Как я там буду?

Алена: В 17 лет нужен опекун. С помощью друзей этот вопрос решили. Подали на национальную визу, ждем разрешения.

Калейдоскоп концертов

Херсон — Париж — это круто!

Алена: Гастрольная поездка во Францию сложилась еще в феврале — гнесинцы туда ездили с преподавателем и так понравились, что Полинку с ее преподавателем, Антоном Анатольевичем Прищепой, пригласили еще раз. Кстати, на концертах в Украине он тоже будет играть: 2 концерта в Киеве и 2 в Херсоне. Прищепа — единственный человек в «гнесинке», с которым Полина играла джаз.

Когда успела на выступление в составе оркестра «подписаться » ?

Полина: После выпускного экзамена я пошла на прослушивание во Всероссийский юношеский симфонический оркестр под управлением Юрия Башмета. Набор идет на 2 года. Мы уже ехали в поезде, и тут радостная весть: мне звонят (слава Богу, до границы мы еще не выключили телефоны) и сообщают, что я прошла. Первая поездка в Азию с 30 августа по 18 сентября — Сингапур, Шанхай, Пекин и Сеул. Это так классно!

P.S. Вот так наша херсонская звездочка летает по миру, при этом любимый город не забывает. 25 сентября она играет в ресторане «Мускат», а 27 сентября в драмтеатре состоится концерт джазовой и классической музыки «Родом из Диксиленда». Полина Тарасенко и ее преподавателя Антон Прищепа играют для херсонцев!