Трагифарс из жизни Вильнюсского гетто

3 года назад 0

Рекомендовані Фото Вячеслава Гусакова Председатель правления культурного центра "Украина-Литва" Наталья Бимбирайте (слева) и научный сотрудник Института литовской литературы Лорета Мачанскайте представляют фильм "Гетто".

Одним из мероприятий, проведенных во время проходящих сейчас «Дней Литвы на Херсонщине» стал показ фильма «Гетто» (для иностранных зрителей — «Вильнюсское гетто») в культурном центре Kherson Art Hub.

Сценарист спас фильм от… продюсеров

Представляя фильм, научный сотрудник Института литовской литературы Лорета Мачанскайте отметила, что Вильнюсское еврейское гетто — одна из наиболее значительных и наиболее трагических вех Второй мировой войны на территории Балтии.

«В 1941 году в Вильнюсе, на территории старого города, гитлеровцы создали гетто. Оно просуществовало с 6 сентября 1941 по 23 сентября 1943 года. Из 38-ми тысяч узников в живых остались не более трех тысяч. Члены Еврейского совета гетто (Юденрата) во главе с Якобом Генсом, утешая себя и других «необходимостью малых жертв», соглашались выполнять требования немцев о выдаче людей на казнь», — рассказала Лорета Мачанскайте.

Она отметила, что в отличие от Варшавского гетто, поднявшего восстание против нацистов, Вильнюсское не особенно сопротивлялось гитлеровскому режиму:

«Почему узники гетто не сопротивлялись насилию, а если сопротивлялись, то очень слабо? Какова была цена компромисса с палачом? Есть ли оправдание выбору: кого отправить на казнь? Как раз пьеса израильского драматурга Иешуа Соболя «Гетто», написанная в 1984 г. и ставшая литературной основой для фильма, — попытка  если не дать ответы на эти вопросы, то хотя бы инициировать их обсуждение в обществе».

Литовский писатель и актер Альвидас Шляпикас, сыгравший в фильме роль библиотекаря Германа Крука (историческая личность, узник Вильнюсского гетто, расстрелян 1944 г. в концлагере «Клоога» в Эстонии; вел дневники, дошедшие до наших дней, изданные и ставшие основой для пьесы Иешуа Соболя), рассказал, что когда в 2005 году возник замысел фильма, для съемочной группы и для режиссера Аудрюса Юзенаса («Гетто» — его вторая полнометражная лента) было большой неожиданностью то, что автор пьесы не только одобрил намерение литовских кинематографистов, но также сам переделал свое произведение в киносценарий.

«Это спасло фильм от своеволия немецких продюсеров, финансировавших съемки, — говорит Альвидас Шляпикас. — Ведь согласно договору, фильм монтировался не по режиссерской версии, Юзенас не имел права на финальный монтаж. Однако участие в работе над фильмом писателя с мировым именем Иешуа Соболя стало для продюсеров серьезным сдерживающим фактором. Да, часть сцен не вошли в окончательный вариант, особенно — очень натуралистичные сцены, содержащие насилие и жестокость. Был очень недоволен финальной версией фильма его композитор Анатолий Шендеров, который создавал саунд-трек как единое целое в надежде на то, что на экране появится все, что было в сценарии».

«Бесплатно» — это…  500 тысяч долларов

По словам Шляпикаса, продюсеры вели переговоры об участии в фильме Харви Кейтеля (родители голливудской звезды — польские евреи, эмигрировавшие в США во время второй мировой войны). Актера заинтересовал сценарий, и он согласился сниматься в одной из ролей бесплатно.

«Но потом оказалось, что «бесплатно» — это… 500 тысяч долларов, которые запросил «за хлопоты» менеджмент Харви Кейтеля. Конечно, это значительно меньше обычных гонораров артиста такого уровня, но все равно пришлось отказаться, и у меня не получилось поработать на одной съемочной площадке с Харви Кейтелем».     

Одну из центральных ролей в фильме, немецкого офицера Киттеля, сыграл немецкий актер Себастьян Хюльк. Сейчас он — один из ведущих киноактеров Германии, а в 2005 году был актером-дебютантом, впервые игравшим главную роль.

«Себастьян очень переживал во время съемок, — рассказывает Альвидас Шляпикас. — Боялся, что его первая большая роль в кино загубит только начинавшуюся карьеру. Ведь в Германии, мягко говоря, — особое отношение к периоду правления нацистов. Но все обошлось».

Вторичность ради… оригинальности

Фильм «Гетто» — историческая драма с элементами трагифарса, напоминающая то «Калигулу» Тинто Брасса (особенно — в сцене вечеринки в театре, превратившейся в разнузданную оргию), то «Андеграунд» Кустурицы (такая же камерная, «давящая» атмосфера), то экранизации комиксов (иногда актеры нарочито переигрывают, переходят на гротеск).

Есть в фильме и злодей-эстет Киттель — бывший артист кабаре, любитель музыки, но в то же время — изощренный садист, тонко издевающийся над своими жертвами (еще одна аллюзия на «Калигулу») и питающий патологическую страсть к артистке еврейского театра Хайе. Есть и колаборанты, для которых война — «мать родная», источник выгоды и положения в обществе. Есть люди, «плывущие по течению», безропотно принявшие свою трагическую участь. Есть и те, кто агрессивно сопротивляется нацистам (Герман Крук, активист еврейского подполья, — один их них). Есть и противоречивый персонаж — Якоб Генц, глава Юденрата (еврейского совета) Вильнюсского гетто. Он, как и Крук — историческая личность, одна из самых неоднозначных фигур в истории второй мировой войны: человек, отправлявший на смерть одних людей ради спасения других, добровольно ставший палачом своего народа, чтобы это место не занял какой-нибудь «мясник», который не торговался бы с нацистами, не хитрил, а безропотно выполнял бы приказы о «чистках». «Чистая совесть Якоба Генца — слишком большая роскошь для этого места и этого времени!», — говорит персонаж в своем ключевом монологе.         

Не исключено, что режиссер сделал фильм именно таким (сочетание буффонады, гротеска, натурализма, черного юмора с высокой трагедией), поскольку не хотел, чтоб его работа выглядела вторичной на фоне вышедших к моменту начала съемок фильма мощнейших картин на тему Холокоста — «Дамский портной», «Список Шиндлера», «Пианист», «Быть или не быть». Тем более, в последнем фильме, как и в «Гетто», основное действие происходит тоже в театре, но — в Варшавском гетто. А в год выхода фильма на экран (2006) вышел фильм «Франц и Полина» о любви немецкого солдата и белорусской девушки.

Может быть, из-за желания Аудрюса Юзенаса избежать тотальной вторичности фильм «Гетто» получится своего рода «лоскутным одеялом», сотканным из частных вторичностей: характеры персонажей, сценография, кинематографические приемы (например, о том, что сцена убийства еврея-цирюльника в «Гетто» почти скопирована со сцены убийства подростка из «Миссисипи в огне» говорил и Альвидас Шляпикас).

Но в целом в фильме мы видим оригинальную, парадоксальную и пронзительную художественную реальность с незримым персонажем, присутствовавшем в фильме с первой до последней секунды картины. Персонаж этот — смерть. Она — везде и во всем, с ней почти свыклись, примирились, как с неизбежностью, сделали нормой жизни. Впрочем, и сама пьеса Иешуа Соболя располагала к ее экранизации именно в арт-хаусном ключе, предоставляла режиссеру возможность сочетать несочетаемое.   

Фильм «Гетто» вышел больше десяти лет назад, но в Украине не был широко представлен. Потому показ фильма в Херсоне стал заметным событием в культурной жизни города и одним из наиболее интересных мероприятий в программе «Дней Литвы» на Херсонщине.        


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.