Напряжение на Азове растет: у Украины есть мины и артиллерия, но не хватает авиации

3 недели назад 0

Угрожая десантом, Россия стремится усложнить судоходство, причем не только из Мариуполя и Бердянска. Что остается Украине?

Россия перебрасывает с Каспия на Азов десантные и артиллерийские катера. На официальном сайте Минобороны РФ сообщается, что цель мижморського перехода кораблей — якобы участие в учениях.

По этому поводу уже успели высказаться ряд украинских экспертов. Например, руководитель военных программ безопасности Центра глобалистики «Стратегия ХХI» Павел Лакийчук в комментарии «Крымским новостям» заявил, что вероятная цель усиления российских морских сил в этом районе — или Россия готовится атаковать украинское морское побережье (именно здесь проходит воображаемый «коридор на Крым». — Ред.), или пытается еще больше укрепиться и доминировать в Азовском море, окончательно превратив его в «русское озеро», то есть усложнив и без того затрудненное судоходство из Мариуполя и Бердянска.

Или — оба сценария одновременно.

Военный компонент: побережье Азова под угрозой российского десанта

«Сам факт временной передислокации из Каспия военных катеров — не редкость. Начиная с 2016 года, взяв под полный контроль Азовское море, россияне на практике отрабатывают усиление группировки там и в Керченском проливе. В частности за счет Каспийской флотилии» , — рассказывает Укринформу капитан I ранга в запасе, руководитель военных программ Центра глобалистики «Стратегия ХХI» Павел Лакийчук.

По его словам, Россией наработаны два способа переброски катеров из Каспия в Азов: «южный» маршрут — из Махачкалы в Ростов на железнодорожных платформах и «северный» — внутренними водными путями из Астрахани через Волгу — Волго-Донской канал — Дон и далее в Азовское море. Второй вариант россияне предпочитают, ведь им можно направить не только малогабаритные катера, но и небольшие корабли класса «корвет». Павел Лакийчук «В 2016 году два малых ракетных корабля Каспийской флотилии, «Серпухов» и «Зеленый Дол» совершили переход через Волго-Донский канал в Азов и Черное море и далее в Средиземное, откуда стреляли ракетами «Калибр» по Сирии. Позже, в 2018 году, подобный поход совершили каспийские МРК «Град Свияжск» и «Великий Устюг», — обращает внимание г-н Лакийчук. — Кстати, в период обострения «азовского кризиса», в мае 2018 года, без особой огласки из состава Каспийской флотилии в Керчь по Волго-Донскому каналу прошла группа из трех артиллерийских катеров — двух речных бронекатеров «Шмель» проекта 1204 — АК 201 и АК-248 и быстроходный «Гриф» проекта 1400м АК-326».

Тогда переход катеров с Каспия на Азов также объяснялся плановыми мероприятиями боевой подготовки, но вернулись обратно в Астрахань они только поздней осенью, когда стихли баталии с захватом в Керченском проливе двух украинских катеров.

«Сразу после сообщения в СМИ стало понятно, что в Азов россияне направили катера десантного отряда — так называемый ДЕСО с кораблями огневой поддержки (ОКОП — отряд кораблей/катеров огневой поддержки). Позже стало известно, что на Азов переброшены все боеготовые десантные катера типа «Серна» (проект 11770) и все артиллерийские «Шмели», имеющихся в распоряжении Каспийской флотилии», — добавил г-н Лакийчук.

Таким образом в Азовском море сейчас действует группа Каспийской флотилии в составе 5-6 десантных катеров проекта 11770, 3-4 артиллерийские катера пр. 1204 и 2-3 судна обеспечения.

На вопрос, что они реально могут, господин Лакийчук ответил: «Провести высадку ротного тактического десанта, например, из состава 382-го отдельного батальона морской пехоты, в Темрюке, на необорудованное побережье в мелководных районах Азовского моря и озера Сиваш».

Впрочем, это не основные силы наступления. Тактический десант нужен для захвата стратегически важного плацдарма и его удержания до подхода основных сил. «Так что «каспийцы» хоть и представляют угрозу, основную опасность следует ждать в другом направлении», — добавил он.

Подобным образом высказался военный эксперт Михаил Жирохов: «Судя по всему, операция планируется небольшая по объемам. Почему? А потому что россияне перебрасывают легкие десантные суда и артиллерийские катера для их прикрытия».

Какие на сегодня у Украины есть возможности для противодействия? Насколько мы способны сдержать, дать достойный отпор врагу в Азовском регионе? Михаил Жирохов «В силу понятных причин, это секретная информация. Впрочем, какие-то выводы из открытых источников все же можно сделать. Прошло сообщение о том, что на Азове проходят учения, а также, что вдоль побережья выставляются противодесантные мины. На наших складах таких мин очень много» , — говорит Михаил Жирохов.

По словам эксперта, минирование рубежей — это известная и эффективная оборонительная тактика. Мины призваны не столько уничтожить врага, сколько замедлить противника, завести его в обозначенные и пристреленные участки, а затем накрыть его дальнобойным оружием — артиллерией, минометами… «Кроме того, к Азовскому побережью стянуты наши войска. В частности, там находится полк «Азов», подразделения 95-й отдельной десантно-штурмовой бригады, ряд других. Основной ударной силой (именно на это, думаю, будет делаться ставка) будет артиллерия, как тяжелая, так и реактивная. Что касается привлечения авиации — в случае чего, в Николаеве, на аэродроме Кульбакино, дислоцируется штурмовой авиаполк на Су-25, но… Большинство военных экспертов, и я в их числе, сходятся во мнении, что в первые минуты «войны» у РФ будет карт-бланш в воздухе. Для наших штурмовиков это будет вылет в один конец. Поэтому авиация — под вопросом» , — считает Михаил Жирохов.

Подобное мнение выразил Павел Лакийчук: «При необходимости наши четыре «Гюрзы» военно-морской базы «Восток», если их поддержат пограничные катера, отпор дадут».

Главное — это усиление противодесантной обороны: осуществить, или восстановить после зимнего периода, противодесантное оборудование побережья на десантоопасных участках, нарастить маневренные силы береговой обороны. Вести наблюдение за акваторией и отслеживать действия противника. «Все это наши моряки знают и умеют», — говорит военный эксперт. И добавляет, что противостоять десанту с моря всегда проще, чем нападать — это классика. «Наши ребята ежегодно проводят на побережье Азова тактические учения с боевой стрельбой серии «Попутный ветер», у оккупированного Крыма недавно проведены крупные учения по отражению наступления, в том числе с моря, нашими десантниками и береговой артиллерией. Продолжаются также мероприятия по подготовке подразделений теробороны. Так что «Попутного ветра» в спину каспийским гостям и крымским оккупантам» , — отметил Павел Лакийчук.

Экономическая компонента: украинские морские порты, и не только Мариупольский и Бердянский, под угрозой вражеского блокирования

Сегодня россияне контролируют Керчь, образовали там собственную фейковую «капитанию» и дают свои указания. Торговые суда их выполняют. И именно россияне определяют очередность прохождения пролива. Суда, которые идут в порты России, проходят в первую очередь, а суда, идущие из и в украинские порты — во вторую, третью и другие очереди.

«После 2018 года, когда стало понятно, что РФ использует такие рычаги, как закрытие Керченского пролива — большинство крупных игроков на рынке логистики переместили свои потоки из Мариуполя и Бердянска в другие порты, в частности в Одессу», — комментирует военный эксперт Михаил Жирохов. Борис Бабин «Ситуация с убытками для Мариуполя и Бердянска тяжелая, ведь кроме потери времени на прохождение Керченского пролива, с «проверками» со стороны российских захватчиков, судоходство теперь ограничено габаритами Керченского моста. Переброска в Азов сил ВМС Украины несколько снизила риски задержек судов в акватории моря, но это не может разблокировать сам пролив» , — дополняет юрист-международник Борис Бабин.

В последнем довоенном году — 2013-м — грузооборот, к примеру, того же Мариупольского порта составил 15,5 млн т. Блокада Азовского моря в 2018 году привела к тому, что грузооборот этого порта снизился до 5,9 млн т (на 62% от 2013 года, то есть в 2,6 раза). Все это в полной мере касается и Бердянского порта.

«На сегодняшний день 93% экспорта приходится именно на порты Черного моря. Соответственно, только 7% на азовские порты. Это не критично, но существенно. Суммы убытков — миллиарды гривень»,  — отмечает главный редактор портала BlackSeaNews, руководитель Мониторинговой группы «Института Черноморских стратегических исследований»  Андрей Клименко. И переброска грузов из Мариуполя и Бердянска в другие порты Черного моря железной не решит проблему: «В 2018 году бизнес уже пытался переадресовать грузопотоки, но пропускная способность железной дороги крайне слабая».

В Черном море все также непросто. Там есть два больших морских маршрута: первый — из пролива Босфор в порты Одессы, Николаева и Херсона. « И это главный экспортно-импортный морской путь Украины: другого такого нет ни по размеру, ни по трафику», — отмечает он.

Второй морской путь, который тоже активно используется: из района Одессы, мимо оккупированного Крыма — в порты Грузии и Турции. Андрей Клименко «Дело в том, что на этом пути находятся морские буровые платформы украинского шельфа: начиная примерно с о. Змеиный, где находятся пресловутые «вышки Бойко» — крупные, захваченные в 2014 году Россией, и до западного побережью Крыма, где находятся другие морские месторождения нефти и газа. На всех этих вышках и платформах дежурит российский спецназ, — рассказывает Клименко. — К чему я веду? Как они проверяют судна в Азовском море, что там может быть взрывчатка или диверсионная группа, чтобы подорвать Керченский мост, так и здесь могут сказать, что якобы у них есть информация, что, мол, на судах, идущих из Одессы, есть диверсанты, взрывчатка. И начнут проверки на пути из Босфора в Одессу».

Не исключает эксперт и такой вариант, когда россияне будут делать демонстрационное морское минировании, путем установки мин «хлопушек».  «С судном ничего не произойдет, но будет взрыв, чтобы напугать, будут соответствующие заголовки в СМИ, сразу повысятся ставки фрахта, страховые премии, а — грузопоток существенно уменьшится. А это уже будет катастрофа для всего Украинский экспорта/импорта» , — отмечает он.

Об этой опасности хорошо осведомлены командование ВМС Украины, Генштаб, Минобороны. Там отрабатывают соответствующие меры, говорит эксперт. Но наши возможности в сейчас не очень велики. «Поэтому присутствие в Черном море патрульной миссии под натовским флагом — ракетных крейсеров, фрегатов, эсминцев — может помочь сдержать дальнейшую российскую агрессию» , — утверждает Андрей Клименко

Правовые и другие механизмы: если РФ пойдет на очередное обострение и все-таки заблокирует Керченский пролив — то что?

Правовые механизмы использовать на Азове непросто, ведь в 2003 году РФ под угрозой силы «выжала» из Украины согласие на статус Азова как якобы «внутренних исторических вод». Но граница на море до 2014 года между двумя государствами проведена не была, а после захвата РФ Крыму — это вообще невозможно.

«Покушение на аннексию Крыма уже делает ничтожными заявления РФ о «внутренних водах» Азова, поскольку сама Россия подорвала в 2014-м и подрывает дальше договорной баланс на море. Сейчас Украина ведет соответствующее дело против РФ в арбитраже о Конвенции ООН по морскому праву, принятой 1982 года в Гааге. В частности, о праве на 12-мильное территориальное море на Азове, исключительную зону и т.д. , — говорит юрист-международник Борис Бабин.Что касается Азова, в этом деле РФ заявляет суду, что он якобы «не имеет юрисдикции» над этим морем потому что, видите ли, это «внутренние воды». Я не уверен, что арбитраж займет по Азову именно позицию РФ, но выигрыш Украины требует качества, взвешенности и сбалансированности юридических аргументов. Впрочем, какой-либо результат стоит ожидать не раньше 2023 года».

Украине следует прекратить практику выполнения невыгодных для нее соглашений с РФ о режиме пользования Азовом, в частности ежегодное подписание «рыбных» протоколов, определить наиболее рациональный механизм официального прекращения их действия. «К сожалению, позорные переговоры по квотам на лов азовской рыбы продолжаются. Осенью 2020 года было очередное «онлайн» заседание соответствующей комиссии. Это, очевидно, не добавляет Украине аргументов перед международными институтами. Впрочем, соответствующий «протокол» очередной сессии этой комиссии еще не был подписан сторонами по состоянию на начало апреля 2021, а в судах пока обжалованы полномочия Госрыбагентства продаваться агрессору за гнилую тюльку. Ждем в этом деле справедливого решения Фемиды. Уверен, что оно обязательно, рано или поздно, появится» , — добавил юрист.

Впрочем, не правовыми механизмами едиными. «Украина уже имеет определенный опыт» , — говорит Андрей Клименко. Например, вспоминает он, когда в 2018-2019 годах средняя продолжительность искусственного удержания судов в Керченском проливе могла достигать пяти (!) суток, то… «Тогда оказывалось серьезное дипломатическое давление, как со стороны международных организаций, так и отдельных стран. В частности, Меркель и Макрон звонили Путину, требуя от него прекратить нарушать принципы свободу мореплавания», — комментирует г-н Клименко.

В результате продолжительность удержания судов сократилась в 2-2,5 раза, и на сегодня держится на уровне двух суток. Но это было тогда. Сейчас ситуация с безопасностью совсем иная.

«На сегодня призывы и другие дипломатические механизмы воздействия почти не работают. Сейчас могут работать только угрозы» , — отмечает руководитель Мониторинговой группы Института Черноморских стратегических исследований.

Если до недавних пор в демократическом мире преобладали страны, которые считали, что с россиянами можно и нужно разговаривать, чтобы они изменили свое поведение, то сегодня все чаще звучат более резкие заявления. «На Западе понемногу начинают понимать, что мы, украинцы, поняли еще семь лет назад: путинская Россия — это главная угроза цивилизованному миру в XXI веке. И все это, соответственно, сопровождается конкретными действиями, — утверждает Клименко. — Ну вот скажите, пожалуйста, когда еще такое было, чтобы буквально в течение нескольких дней в Украину звонили и президент США, и министр обороны, и госсекретарь, и председатель комитета начальников штабов? В конце концов, они после этого и Путину звонят. И это я еще говорю только про американцев, чью позицию в отношении РФ начинают занимать и другие».

Один из примеров – то, как накануне представители дипломатически выдержанного и осторожного Европарламента, в частности председатель фракции Европейской народной партии (EPP), заявили, что против РФ нужно ввести жесткие санкции — вплоть до отключения от системы SWIFT. «Раньше мы в основном слышали традиционную «озабоченность». Думаю, мировое сообщество морально созрело для чего-то большего по отношению к Кремлю. А Соединенные Штаты это делают системно. В частности, в последние месяцы американцы очень сильно ударили по российской оборонке: прошел категорический запрет экспорта товаров военного назначения и двойного использования. Нынешняя военно-дипломатическая ситуация складывается в пользу Украины, и, по сути, беспрецедентна за всю историю нашей независимости», — подытожил Андрей Клименко.

Мирослав Лискович, Укринформ


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.