Компромисс с РФ будет уменшать защищенность Украины и ее базовых прав

3 года назад 0

В Украине по…

— Какой будет политика Америки после победы Трампа, наметился ли вектор отношений к Украине?

— Четко объявленная полная команда Трампа еще не представлена. Но в ней есть люди, которые отвечают за более тесные отношения с Россией. И есть те, кто видит Россию, как соперницу и даже врага. На сегодня пока невозможно ответить четко, какой будет политика. Многие факторы характеризуются, как неопределенные. Но стоит подчеркнуть, что Трамп — первый американский президент после Второй мировой войны, который якобы не признает отвественность Америки удерживать и защищать  либеральный мировой порядок. Он всегда подчеркивает приоритет на единственно узкие интересы США. И он много раз говорил, что проблемы Европы должны решаться Европой, а не Америкой. В его глазах главными угрозами Америки являются ИГИЛ и Китай. Самый ключевой вопрос возникнет, как будут развиваться отношения России и Америки в этом плане с учетом этих факторов. И мы пока ответа не знаем, поскольку он не раз менял свои оценки в различных сферах. И я думаю, что политика в отношении России еще не определена. Нужно подождать, и тогда мы сможем оценивать, кто в команде за поддержку Украины и за сближение с Россией.

   

— А если оценивать отношение Англии и правительства Терезы Мей к Украине.

 

Без Англии после Брексита мы рискуем увидеть паневропейскую модель — с Россией как центральным участником

— Англия исторически исходила из того, чтоб укреплять атлантическую модель и перспективы в Европе. Без Англии после Брексита мы рискуем увидеть паневропейскую модель, а паневропейская модель включает Россию, как центрального участника, и Америку, как внешнего участника. Евроатлантическая же модель включает Америку, как игрока, скажем так, с центральной позицией. К сожалению, в этом плане Брексит будет уменьшать вес позиции Америки и Канады в Европе, вообщем-то будет уменьшать и позицию самой Британии, а это выгодно России.

— Кабинет Терезы Мей будет искать связей с Россией?

— Сомневаюсь. Дело обстоит иначе: каким будет влияние Британии в Европе. Не думаю, что образ России в глазах Британии будет меняться, но позиция Британии внутри Европы была более весома, а вне ее значительно меньше.

— В Европе любят говорить, что нам с Россией нужно искать компромисс. Но, признайтесь, что «компромисс» в данном случае не более, чем стереотип. Эта ситуация вывернута наизнанку: нам пытаются втюхать Донбасс, начиненный российской регулярной армией и бандитами. Неужели элиты не понимают, что это история не о жадном Киеве, который хочет контролировать Донбасс, а о России, которая через этот гнойник пытается контролировать Украину?

 

Единственная цель России состоит в том, чтобы провести нейтрализацию и незащищенность Украины — через несуществующую модель федерализма

— Да, это мифология, потому что единственная цель России состоит в том, чтобы провести нейтрализацию и незащищенность Украины. Провести ее через модель федерализма, которого в предлагаемом ими виде не существует ни в одном другом государстве, и который не дает Украине тех базовых прав, которые должно иметь государство: права выбирать своих внешних партнеров, свой внешний курс. И любой компромисс, на котором настаивает Россия, будет просто уменьшать защищенность кардинальных прав государства. Права на суверенитет, на независимость Украины.  И Россия не будет уменьшать свое давление, и будет мешать строить ее, как укрепленный противовес в любой из сфер: военной, политической, экономической, политической, социальной.

 

— Недавно Путин через Союз добровольцев Донбасса, преобразившийся в Союз добровольцев Балкан, пытался сделать переворот в Черногории. Россия стала экспортировать в ЕС не только коррупцию, но и вот таких бандитов. А на Западе танцуют русскую кадриль, пьют русскую водку и обнимаются с русским медведем. Прокомментируйте.

 

Запад до сих пор не способен до конца ни понять, ни управлять тем, что происходит в их пространстве

— Пользуясь радаром российских спецслужб, Россия укрепляет своих явных союзников и скрытых союзников. При этом поражает то, что событие не было заметно до последнего момента. Это способ влияния и действия Российского государства, и Запад до сих пор, и другие государства так называемой серой зоны не способны до конца ни понять, ни управлять тем, что происходит в их пространстве.

— К вам в Лондон приезжает патриарх РПЦ Кирилл. Он фактически освящает войну России против Украины. А в Лондоне его принимают члены королевской семьи, у него на службе стоят.

— Русский патриарх — одна из опор российской политики. Его политика в этой сфере в странах православного вероисповедания сильна.

Вы довольны ответом?

— Джеймс, ну как я могу быть довольна? Это патриарх Кирилл, который помогает агрессии и сеет в Украине нестабильность, приезжает к вам в Лондон, члены королевской семьи идут к нему на службу, поощряя бездуховного агрессора. Мы его не любим тут.

— А разве я сказал, что мне все это нравится?