«Надеемся, что Соглашение о зоне свободной торговли будет подписано в ближайшие месяцы»

3 года назад 0

Углубление стратегического союзничества…

О достижениях и приоритеты украинского-турецкого партнерства, отношениях Турции с ЕС и НАТО, и о том, следует ли ожидать изменений во внешнеполитическом курсе страны после референдума, который состоится в эти выходные, в эксклюзивном интервью «Укринформу» рассказал Чрезвычайный и Полномочный Посол Турецкой Республики в Украине Йонет Джан Тезель.

— Господин Посол, украинский-турецкие контакты на различных уровнях в последние несколько лет достаточно активны. Как бы Вы оценили нынешнее состояние двусторонних отношений?

— Недавно я посещал Анкару и Стамбул с Премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом в ходе его официального визита в Турцию и снова убедился в том, что наши отношения в политической, туристической сферах, в сфере культуры на очень хорошем уровне, а экономическое сотрудничество — многообещающее. Мы все должны больше использовать существующий потенциал.

Из-за событий последних трех лет, особенно кризиса в Украине, объем торговли между нашими странами, к сожалению, снизился, но мы стремимся его увеличить. Президенты наших стран определили за цель показатель 20 млрд дол. Сейчас есть около 4 млрд дол. Если над этим работать, мы можем этого достичь. Следует также увеличить объем инвестиций в Украину. Турецкие компании верят в будущее Украины, как и наше правительство. Конечно, могут возникать некоторые проблемами и риски, но мы поощряем их вкладывать больше. Поэтому уверен, у нас многообещающее будущее.

— Во время этого визита Премьер-министра Украины Владимира Гройсмана в Турцию, он договорился со своим турецким коллегой, что Украина и Турция до конца 2017 года планируют согласовать Соглашение о зоне свободной торговли. Как Вы оцениваете эту перспективу, существуют ли расчеты, насколько может вырасти двусторонняя торговля?

— Обе стороны заявили, что хотят подписания Соглашения о зоне свободной торговли. Турецкая сторона стремится к этому, особенно турецкий бизнес сектор. Турецкие бизнесмены и компании ищут в Украине того, что и другие представители международного бизнесса и инвесторы: усовершенствованной и эффективной системы, более дружественной среды для инвесторов, улучшение отношений с международными организациями. Но турецкие компании также хотят чего-то большего: Соглашения о свободной торговле. Для них это Соглашение вроде официальной гарантии доверия с обеих сторон.

Настоящее Соглашение не только о торговых отношениях, а также о привлечении инвестиций. Турция заключила более тридцати соглашений о зонах свободной торговли с другими странами. Поэтому мы вполне привычные к такому сотрудничеству. Будущее Соглашение, над которым мы работаем, не включает полную либерализацию во всех сферах, так же, как все другие заключенные нами соглашения. Мы можем начать с такого формата и расширять его позже. Наши команды, безусловно, ведут переговоры и мы надеемся, что оно (соглашение — ред.) будет заключено. Не могу назвать какие-либо даты. Президент Турции намерен посетить Украину через месяц или два. Это довольно сложно, но, возможно, переговоры будут завершены к этому времени. Обеим странам это Соглашение необходимо и обе страны от этого выиграют.

— Вы упомянули о визите Президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Украину. Можете назвать точные сроки?

— Визит состоится в ближайшее время. Это один из пунктов ежегодного графика, которого придерживаемся с 2011 года. Это часть механизма сотрудничества, предусмотренного деятельностью Стратегического совета высокого уровня. Ежегодно президенты посещают страны друг друга. В прошлом году Петр Порошенко был в Турции. Два года назад Реджеп Тайип Эрдоган был здесь. И теперь Президент Турции снова приедет с несколькими министрами для обсуждения многочисленных вопросов. Это, возможно, состоится через один-два месяца. Точная дата еще не определена.

— Если во время референдума в Турции 16 апреля конституционные поправки будут одобрены, следует ли ожидать изменений во внешней политике Анкары? Каких?

— Не стоит ожидать значительных изменений, так как турецкая внешняя политика основывается на определенных интересах, принципах и традициях. Но в то же время весь мир меняется. Все страны должны это принять. Турецкая внешняя политика не изменится только потому, что система станет президентской. Между тем самое главное, как весь мир воспринимает вызовы и приспосабливается к ним. Крупнейшая политическая партия в Турции убеждена, что предложенные конституционные изменения в Турции можно будет адаптировать легче. Стиль, процедуры могут меняться, но вы можете убедиться в дальнейшем соблюдении направлений, принципов и традиций турецкой внешней политики.

— В последнее время усилилась напряженность в отношениях между Турцией и отдельными странами ЕС. На Ваш взгляд, что может и должно быть сделано в Брюсселе и Анкаре, чтобы ослабить эту напряженность?

— В отношениях Турции с ЕС всегда была некоторая напряженность. Но она существовала в основном не потому, что Турция против идей или намерений Европейского Союза, а потому что в прошлом Турция была разочарована двойными стандартами, изменением правил посреди игры. Несмотря на все это, обе стороны много работали и добились успеха. ЕС помог нам осуществить реформы и переговоры о вступлении начались в 2005 году. Некоторые группы в Европе всегда были негативно настроены по вступлению Турции. Но они не были в большинстве. Все изменилось в ЕС с тех пор. Бывшие трудности сегодня превратились в серьезные социальные, культурные, даже философские проблемы в рамках ЕС. Что-то не то творится с Европой. Это влияет на то, как Турцию воспринимают в некоторых странах ЕС.

Вот почему сегодняшние проблемы в отношениях Турция-ЕС невозможно понять, глядя только на Турцию. Так, в Турции существуют серьезные трудности и вызовы, в том числе и политические проблемы, и недостатки демократии. Мы будем работать над этим. В прошлом Европа была в состоянии конструктивно помочь. Но теперь ее нравственная сила, кажется, ослабла. Однако Европа имеет возможность восстановить себя. Эксклюзивистские, экстремистские, дискриминационные тенденции не должны быть консолидированными в ЕС. Обе стороны могут работать над созданием той атмосферы, когда беспроигрышные для обеих сторон сценарии будут реализованы.

Переломный момент в восприятии произошел, когда ЕС не поддержала Турцию твердо и быстро во время неудачной попытки государственного переворота 15 июля. По мнению многих турков, представляющих весь политический, Европа предала их; ЕС, который способствовал укреплению демократии в Турции, сейчас не придерживается принципов, которые отстаивает. А совсем недавно, мы увидели как вопрос Турции превратили в отрицательный инструмент в европейских выборах. Мы все должны быть мудрыми и оставить это. Турция должна работать над своими проблемами и ЕС работать ровно столько же.

— Насколько миграционная кризис повлиял на отношения между Турцией и ЕС?

— Мы применили политику открытых дверей в отношении сирийских беженцев, мы не могли не сделать этого; миллионы людей бежали от бомб и убийств. Мы в конце концов, стали страной с наибольшим числом беженцев в мире. Между тем некоторые европейские страны спорили, сколько сотен беженцев они могут или не могут принять. Мы потратили 15 млрд долл. из государственного бюджета и еще 10-11 млрд через местные администрации и турецкие негосударственные организации; поэтому общая сумма составляет около 25-26 млрд долл. ЕС обещал сделать свой вклад в 3 + 3 млрд долларов. До сих пор лишь около 700 млн долл. было выплачено. В это невозможно поверить. Мы не создавали сирийскую проблему. ЕС начал говорить с нами серьезно только тогда, когда начались миграционная кризис. При условии нормальных отношений Турции и ЕС, мы должны были начать противодействовать этому гораздо раньше, когда мы начали предупреждать их; когда беженцы начали приезжать в Турцию 5-6 лет назад; но мы до сих пор не достигли договоренности. Мы должны работать открыто, конструктивно, а не использовать лозунги. Мы не можем сдаться.

— Проблема внутренне перемещенных лиц в настоящее время очень актуальна для Украины. В соответствии с соглашением с ЕС, Турция уже приняла более 3,5 миллиона беженцев из Сирии и Ирака. Как Турция решает этот вопрос?

— Турция принимает людей из Ирака, Афганистана, но в основном, конечно, из Сирии. Мы все почувствовали этот большой кризис в Украине. Здесь погибли около 10 тысяч человек. Это трагедия. В Сирии погибли около 20 тысяч детей, только детей. Поэтому переоценить масштабы трагедии невозможно.

Мы приняли больше, чем 3 миллиона человек. Им нужно жилье, больницы, питание, детям — школы. И мы делаем столько, сколько можем. Это нелегко. 200 тысяч сирийских детей родились в Турции; 840 тысяч операций было сделано в турецких больницах, 500 тысяч сирийских детей в настоящее время учатся в Турции. Необходимо больше услуг. И к сожалению международное сообщество еще не сделала достаточно.

— Существуют ли в Турции какие-либо способы помощи беженцам для адаптации к новому месту проживания?

— В Турции есть агентства, которые пытаются интегрировать беженцев в общество. Большинство сирийцев живут в турецких городах, а не в лагерях. Турецкое общество не утратило дух сообщества и это одна из его сильных социальных сторон. Семья и сообщество в Турции очень важны. Даже в прошлом, когда система социальной защиты была слабой в Турции, забота на уровне семьи или общины была необходима. Могу сказать то же о сирийских беженцах. Эта социальная структура и динамизм снова действуют. Посещая Анкару и Стамбул, видел, что сирийцы уже выполняют какие-ту небольшую работу. К сожалению, они не в лучших условиях, но это уже что-то. Случаются отдельные инциденты, но в целом картина положительная. Некоторые из сирийцев уже успели открыть успешный бизнес. Хотелось бы, чтобы это можно было сделать в Европе.

— Давайте перейдем от ЕС в НАТО. Или изменится турецкий позиция в сфере международной безопасности, в частности о сотрудничестве в рамках Альянса? Как в Анкаре оценивают первые заявления нового президента США Дональда Трампа о НАТО, прежде всего о необходимости увеличения расходов на оборону странами-членами НАТО?

— Американские ожидания относительно распределения нагрузки в Альянсе имеют долгую историю. США хотят, чтобы Европа взяла большую нагрузку. И в этом есть логическая основа. После «холодной войны» мы все думали, что оборонные расходы умкеньшатся для всех. Но Турция, учитывая сомнительное соседство, не могла получить выгоду от этих «мирных дивидендов». Сейчас же существуют серьезные проблемы в области безопасности для Альянса. Вот почему страны-члены НАТО согласоватли повышение оборонных расходов до 2% своего бюджета.

США напомнили союзникам об этих обязательствах. НАТО — эффективный союз. Решение будет найдено, после тщательного обсуждения.

Альянс был одной из самых успешных организаций в послевоенный период. Он продолжает оставаться одним из «столпов» нашей безопасности.

— Каков сегодня образ и понимание Украины и Украинской в турецком обществе?

— Одним из печальных последствий геополитики 20-го века стало то, что Украина осталась в тени для многих стран, включая Турцию. Я наблюдаю также, что Украина возвращается к истории, меняет ее национальное видение, воспроизводит свою идентичность. В этом процесе она также открывает для себя, что отношения с турками-османами не были столь конфликтная, как думали раньше. Существует общее историческое, культурное достояние. Есть много исторических памятников, напоминающих об этом, например, крепости. К сожалению, многие из них остались в Крыму. Мы только опубликовали объемную книгу о тех местах и сооружения. Хотим сделать это общее историческое наследие более известным, например, путем исторического туризма.

Турки знают, что украинцы простые, приятные, скромные люди. У нас много совместных общественных ценностей. У нас есть много смешанных браков.

— Турция, несомненно, один из самых популярных туристических направлений для украинцев. Что Вы можете сказать о влиянии туризма на двусторонние отношения?

— Туризм в целом — это очень хороший способ узнать друг друга. В прошлом году мы побили рекорд. Туризм во всем мире пострадал. Мы также ощутили снижение количества туристов, которые посещали Турцию в прошлом году. Число туристов из Украины в Турцию увеличился на 48%. Это рекорд и мы этим гордимся. Туристическая индустрия Турции работала хорошо, Министерство культуры и туризма Турции хорошо работало. Все украинские туристы хорошо информированы и осведомлены в реальном положении дел. Они знают Турцию, ее качество обслуживания и обеспечения, и конкурентные цены. Наиболее важно то, что украинцы в Турции чувствуют себя  приятно и комфортно. Даже после неудачной попытки военного переворота в июле прошлого года, количество украинских туристов не уменьшилось. Межличностные и общественные контакты очень важны.

— На ваш взгляд, что может быть интересно турецким туристам в Украине, прежде всего?

— Как уже говорил, общее историческое наследие имеет важное значение. Украина может создавать туристические маршруты, которые были бы интересны для туристов из Турции. Так, например, Одесса. Этот регион, где есть старинные оттоманские крепости, например, Аккерман. Еще одно место — Очаков, где можно восстановить руины. Такие места есть и на Западной Украине. Даже недалеко от Львова, в Ивано-Франковской области, остались турецкие военные кладбища времен Первой мировой войны, где похоронены турецкие солдаты. Это привлекает турецких туристов. Культурно-исторический туризм важен в Украине. Карпаты тоже замечательные. И катания на лыжах. В Украине, как и в Турции, вы можете плавать и кататься на лыжах одновременно. Для туризма в Украине огромный потенциал. Его следует развивать. Мы также можем помочь. Недавно в Анталии проходила встреча, где на уровне заместителей  министров обсуждали сотрудничество в туристической сфере. Речь шла о том, как турецкий опыт можно применить в Украине. Обычно Турцию ежегодно посещает 40 миллионов туристов. У нас есть свои «ноу-хау», которыми мы с удовольствием делимся с нашими украинскими друзьями.

— На выставке ТRAVELEXPO ANKARA 2017 Турция представила очень широко туристические возможности регионов страны. Украина представляла Херсонскую область, приглашая туристов из Турции и агентства сотрудничать по направлению зеленого туризма. Турки признавались, что сейчас в стране много туристов и мало мест, где можно остаться с природой в одиночестве, подчеркивая неповторимость украинских пейзажей. Действительно ли это так? Может это направление быть интересным для туристов из Турции?

— Вполне возможно. Природа в Турции замечательная, но также существует много зданий и сооружений в городах. Например, жители Стамбула. Они ищут места, куда могут поехать, чтобы выбраться из невероятно огромного города. Поскольку они знакомы с отдыхом в сельской местности и в туристических регионах Турции, они ценят изменения. За последние десять-двадцать лет доходы населения Турции увеличились, поэтому люди получили возможность и начали тратить больше на познание этого мира. Также есть безвизовый режим с Украиной. Это значительный актив. Кроме того, правительства совершили дополнительный шаг — согласовали путешествия между нашими странами по внутренним паспортам нового типа (электронным ID картами). Это также станет дополнительным толчком к повышению посещаемости.

— Можете оценить, насколько путешествия по внутренним паспортам могут увеличить количество туристов из Украины в Турцию, и наоборот?

— Пожалуйста, отметьте, что речь идет о новом поколении внутренних паспортов с электронными носителями. Украина уже начала выдачу их своим гражданам, мы также это начали. Соглашение было подписано в ходе недавнего визита Премьер-министра Украины в Турцию и на практике процесс должен начаться в мае, после решения технических моментов. Но мы не увидим сразу значительного прорыва, это будет происходить постепенно, по мере того, как граждане будут получать внутренние паспорта нового поколения.


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.