Общественная экспертиза. День победы: Украины или над Украиной?

1 месяц назад 0

В этом празднике понимание того, что произошло в прошлом, формирует будущее Украины

День Победы, правда, уже не «в Великой Отечественной войне», а «над нацизмом во Второй мировой войне», остается национальным украинским праздником. Впрочем, праздник претерпел существенные изменения не только в части названия, но и с точки зрения отношения к нему официальной украинской власти.

Президент ограничился возложением цветов в парке Вечной Славы и в своем видеообращении заявил, что «победителей должна украшать скромность». Накануне 9 мая на сайте Киевской городской администрации (!) появилось сообщение о том, что монтаж праздничной сцены на территории музея Истории Украины во Второй мировой войне (традиционное для киевлян место празднования 9 Мая) «запрещен Министерством культуры Украины».

При этом очевидно, что «скромное празднование» власти идет вразрез с чувствами большей части украинцев, которые видят в Дне Победы повод для настоящего праздника. Почему на протяжении последних лет официальная Украина заметно расходится с Украиной настоящей в понимании Победы и отношении к празднику 9 Мая?

Почему в Украине власть пытается снизить значение Дня Победы? Чем обусловлена эта тенденция — вновь открывшимися фактами, идеологическими факторами, внешним влиянием?

Петр Толочко, историк-медиевист, археолог, профессор, академик НАН Украины:

— Победа в Великой Отечественной войне была не только победой над Германией, но и над той Европой, которая своей экономической мощью, да и воинскими подразделениями, поддерживала Германию в ее крестовом походе на Советский Союз. И они потерпели поражение — это было величайшей победой для советского народа. Сегодня же Украина, точнее, ее власти всеми силами стремятся интегрироваться в Европу. Европе же Украина-победительница, страна с великим прошлым, тем более дружественная России, совершенно не нужна. Ей, наоборот, нужна анти-Россия. И наши правительства, и президенты, начиная с Виктора Ющенко, усердно занимаются стиранием нашей общей с Россией исторической памяти. И занижают все, что было сделано в России. Здесь и закон о декоммунизации, и запрет даже на само название «Великая Отечественная война», и запрет на красное знамя и звезду. И это несмотря на то, что сами они сидят в правительственных зданиях, которые выстроила для них Советская Украина. Их они «декоммунизировать» почему-то не хотят… Причина одна — Европа переписывает историческое прошлое, а Украина пытается быть в европейском мейнстриме. Мы тоже переписываем и переоцениваем.

Илья Кононов, заведующий кафедрой философии и социологии, профессор ЛНУ им. Т. Шевченко:

— Принижение Дня Победы в нашей стране как системное явление фиксируется с 2014 года. Главную роль здесь играли идеологические факторы и внешнее управление, в реальной действительности сливающиеся в единое целое под сигнатурой политического бизнеса. Если говорить об идеологии, то День Победы объективно противостоит этническому национализму и идеологической нетерпимости. В Дне Победы заложен огромный освободительный заряд. Можно сказать, что народ в Победе почувствовал свою подлинную субъектность.

Западные кураторы украинского руководства заинтересованы в том, чтобы превратить Украину в анти-Россию. Средствами здесь выступают разрыв исторической связи с советской общностью, декоммунизация, окарикатуривание социалистического прошлого. Культивируется уродливое слово «совок», раздуваются негативные решения советского командования и предаются забвению совместные с нацистами акции украинских националистов.

Когда слушаешь выступления Владимира Зеленского по этому поводу, то сразу возникает вопрос: «А какая же сила освободила Украину?» Он запинается и не может произнести название «Красная армия». И запинается он при чтении не случайно, ибо во всем этом есть доля морального предательства. Победа была делом всех народов бывшего Советского Союза, делом всей общности, которая не без основания называлась советским народом. Реальное празднование Дня Победы в этом году, как и в прошлом, показывает, что этот праздник остался народным. Своим выходом на улицы люди показали отношение к попыткам властей переломать через колено их историческую память.

Александр Белокобыльский, доктор философских наук, профессор, Украинский институт стратегий глобального развития и адаптации (УИСГРА):

— Эта тенденция связана исключительно с политическими причинами — с прозападной ориентацией сегодняшней украинской власти. Я сейчас говорю не о том, плохо это или хорошо, а именно о причинах. Уверен, если бы политическая ситуация изменилась, то и наша власть, и «институты правильных воспоминаний» в считанные дни переосмыслили бы отношение к Дню Победы и однозначно доказали бы, что именно это новое отношение единственно верное. Сама по себе история ни власть, ни ее «придворных» историков не интересует.

С чем в первую очередь связаны различия в отношении к Победе со стороны Европы, США, России, и какой из этих вариантов ближе всего Украине и почему?

Петр Толочко:

— Для украинцев, а я в этом убеждаюсь в своих встречах, разговорах, ближе трактовка Победы в Великой Отечественной войне. Это своя собственная Победа в составе Советского Союза. По крайней мере, все старшее поколение забывать этого не хотело бы. Мы, старшие люди, расцениваем отказ от празднования, поминовения, отказ от величия Победы как предательство памяти тех, кто погиб на фронтах Великой Отечественной войны. Одних только жителей Украины на фронтах погибло более шести миллионов! Поэтому кощунствование над памятью этих миллионов я считаю совершенно безнравственным, и в конечном итоге это не сослужит хорошую службу будущему Украины.

Илья Кононов:

— Думаю, что этот вопрос навеян злобой дня. Директор Украинского института национальной памяти Антон Дробович в «Украинской правде» опубликовал статью о двух концепциях исторической памяти — европейской и российско-советской. Первая якобы исполнена скорби о всех погибших и своим рефреном имеет заклинание «Никогда больше», а вторая с девизом «Можем повторить!» — агрессивна и несет угрозу миру во всем мире. Реально все рассуждения Антона Дробовича направлены против 9 Мая как Дня Победы. В тексте Красная армия, как главная сила, разгромившая фашизм в коалиции с другими народами, даже не упоминается. Говорится о мародерстве и насилиях в Европе. О насилии, массовых казнях, газовых камерах, концлагерях со стороны нацистов, их союзников и приспешников Антон Дробович даже не упоминает.

В целом эту скучную статью можно считать бледным вкладом в фальсификацию истории. Этой статьей он пытается заставить украинцев забыть о той части мировой войны, которую их деды и отцы считали Великой Отечественной, ибо в ней решался вопрос их существования как исторической общности. И не просто общности исторической, а самого биологического существования их народа.

Разные традиции празднования Победы над фашизмом связаны с разной политикой исторической памяти в разных странах. В США 8 мая празднуют V-E Day, то есть День Победы в Европе. 2 сентября в США отмечают Victory over Japan Day (День победы над Японией). В истории СССР День Победы был нерабочим с 1945 по 1947 гг., а затем с 1965 г. Конечно, КПСС (как и современная российская власть) использовала этот праздник для своей легитимации. Но этот праздник отвечал и народным ожиданиям.

Антон Дробович, директор Украинского института национальной памяти*:

— Европейской модели с устоявшимся лозунгом «Никогда снова» характерны сдержанность и размышления о ценности мира. А вот советско-российская все больше тяготит к лозунгу «Можем повторить!» с нотками реваншизма, милитаризма и казенного пафоса… Модель памяти под лозунгом «Можем повторить!» нашему обществу довольно известна, поскольку возникла на почве официальных практик празднования Дня Победы времен советского застоя и современных агрессивно-навязчивых традициях путинской России. Она является довольно проблематичной во всех аспектах, начиная с названия и хронологии войны и завершая акцентом на победе вместо примирения и взаимопонимания.

Наибольшую проблему и настороженность вызывают именно практики отмечания. Ведь в основе этой модели памяти лежит сентимент по величию и значимости, ностальгия по времени, когда благодаря военной мощи коммунистический тоталитарный режим смог выгнать нацистских оккупантов и приложить руку к разгрому Третьего рейха, попутно освободив, а потом сразу оккупировав половину Европы.

То есть поводом для национальной гордости выбираются подвиги разных народов, которые были совершены более три четверти века назад. Поэтому неофициальный лозунг «Можем повторить!» становится опасным мейнстримом, а культ победы именно конкретного народа над всеми другими заслоняет собой ужасы войны и необходимость помнить все ее обстоятельства.

Александр Белокобыльский:

— В современном мире главным ресурсом является человеческая энергия: креативное мышление, профессиональные навыки, и главное — готовность все свои способности и силы направить в русло обогащения определенной нации, определенного государства. Привлекательность стран базируется на их экономической успешности, но не только. Культура, история, национальные цели и приоритеты играют важнейшую роль: вряд ли граждане США согласились бы с предложением перейти на китайскую модель развития (отмечать китайские праздники, разделить китайские ценности и т. д.), даже если бы им при этом повысили зарплату. Поэтому соперничество между основными «центрами силы» сегодня происходит в первую очередь на уровне идеологии, а идеологические нарративы строятся вокруг таких исторических событий, как День Победы. Для США важно продвигать нарратив, уравнивающий нацистскую Германию и СССР, делая тем самым менее привлекательной современную Россию. Европа, значительная часть которой оказалась на стороне Гитлера, видит во Второй мировой войне не столько повод для гордости, сколько исторический урок. Россия, наоборот, после отхода от социалистической идеологии, сделала 9 мая своей главной датой.

Украина политически сегодня движется в русле американского и европейского нарративов, направленных на разрыв с советским прошлым и на максимальное отдаление от России. В противостоянии с Россией, как правопреемницей СССР, США и ЕС формируют, по сути, антисоветский нарратив, к которому «предлагают» присоединиться и Украине. Однако, в отличие от западных стран, советский период истории — часть истории Украины, и мы должны либо признать себя жертвами СССР, либо взять на себя часть ответственности за его деяния. В первом случае Украина оккупирована Красной армией, разграблена и унижена; во втором, Украина — победитель в войне, созидатель одной из двух супердержав послевоенного времени, родина советских украинских ученых, художников, композиторов. Этот выбор — важнейший для национального сознания, для будущего Украины.

Какую политику по отношению к Победе следует формировать политической и культурной элитам Украины сегодня?

Петр Толочко:

— Если бы это зависело от меня, я бы восстановил традицию празднования Победы 9 мая. Я бы чествовал героев Великой Отечественной войны, поминал миллионы людей, которые уже лежат в земле сырой — как в песне поется… И воспитывал новое поколение на героике этой войны. Ведь мы, по существу, состоялись-то после победы в этой войне. Украина стала соорганизатором ООН и сейчас остается там. И при помощи всех народов Советского Союза ей удалось к середине 60-х преодолеть эту страшную разруху, которая была после Великой Отечественной, — ведь сожжены были тысячи сел, десятки городов. В конце концов перед развалом СССР отдельный украинский экономический комплекс, по утверждению экономистов, входил в топ-10 технологически развитых стран Европы. Этот путь я считаю нашим, и уход от него привел к тому, что Украина сегодня потеряла и в населении (мы до сих пор не знаем, сколько нас, но уж точно не 52 млн, как было во времена Советской Украины). Мы потеряли Крым, Донбасс — и, боюсь, что если сохраним этот ортодоксальный путь в НАТО и ЕС, против России, то процесс территориального распада продолжится.

Илья Кононов:

— Если возможно это слово применить к политике, то она в этом случае прежде всего должна быть честной. Честность включает в себя правдивость, системность, интересы большинства народа. И историческая память должна давать перспективу. Для перспективы нужно быть историческим субъектом. Победа и есть выражение народной субъектности.

У Украины сложное историческое наследие. Его нужно понять, но далеко не все в этом наследии можно простить. Память и не должна быть примирением со всем. Дивизии СС являются преступными структурами, и нечего прикрывать дивизию СС «Галичина» эвфемизмами типа «Украинская дивизия». Преступной структурой был и советский НКВД, который своими репрессиями толкал западных украинцев в ряды УПА. Волынская резня была преступлением против человечности.

Понимание истории не должно подчиняться чужим схемам. В рамках Второй мировой войны был особо значимый период, который в советской историографии получил название «Великая Отечественная война». Для наших отцов и дедов, которые сражались с фашизмом, это действительно была и Великая, и Отечественная война. Для народов СССР это была война, в которой решался вопрос их существования. Поэтому запрет на концепцию Великой Отечественной войны — это фальсификация истории. Победа должна быть символом свободы и достойного осмысленного будущего.

Антон Дробович:

— Разница двух моделей очевидна, поэтому неудивительно, что Украина стремится к модели европейской, но ищет свою. Это с 2015 года четко зафиксировано в нашем законодательстве, формируется собственная украинская традиция поминовения, которая сегодня известна под лозунгом «1939–1945. Помним. Побеждаем». Смысловые акценты этого лозунга не только объединяют важное для нашего общества содержание победы над нацизмом и поминовение более восьми миллионов украинцев, погибших во Второй мировой войне, но также целиком западноевропейский ракурс на равноценной значимости мира, взаимопонимания, анализа сложных проблем прошлого и примирения между людьми. Ведь драма войны заключалась в том, что украинцы не имели собственной политической субъектности и в основном воевали не за свою свободу и независимость, а за выживание и интересы разных политических систем, включая с нацистским и коммунистическим тоталитарными режимами… Именно поэтому отмечание 8 мая — Дня памяти и примирения для нас не менее важно, нежели 9 мая — Дня Победы над нацизмом во Второй мировой войне. Ведь мы хорошо помним, что в той войне хоть и были победители, но на самом деле проиграли все.

Александр Белокобыльский:

— Если одним словом, то политику самостоятельную. Украина и украинцы заплатили высокую цену за право на свой День Победы. Украинцы победили вместе с россиянами и другими народами СССР, вместе с союзниками по антигитлеровской коалиции. Но коль скоро Украина сегодня — это независимое государство, то и идеология Дня Победы должна быть независимой. Еще раз повторю, сегодняшний дрейф в русле прозападного нарратива — это танцы под чужую дудку, превращение когда-то 52-миллионной страны, обладательницы ядерного оружия, атомной энергетики, космической промышленности и авиазаводов, в аграрное государство на краю Европы. В полном соответствии с господствующим идеологическим нарративом. Не стоит искать место для Украины в чужих нарративах, необходимо формировать свой собственный.

Заключение Общественной экспертизы

Отношение к Дню Победы выходит далеко за пределы памяти о конкретном историческом дне. В этом празднике понимание того, что произошло в прошлом, самым действенным образом формирует будущее Украины и украинцев.

Заявляя о том, что миллионы красноармейцев, призванных с территории современной Украины (по приблизительным оценкам, 6–7 миллионов человек, или 20% численного состава Красной армии за весь период войны), всего лишь сражались за один кровавый режим против другого, власть не только принижает Победу, но и все то, что было создано победителями.

Должна ли Украина отказаться от чествования ветеранов, потому что кому-то из украинских чиновников в этом видится возвышение России? Должны ли мы отказаться не только от Победы, коль скоро она одержана под знаменами с изображением Сталина, но и от всего того, что было создано украинцами при сталинском и последующих советских режимах? Вопрос риторический, если вспомнить слова эксперта о том, что все главные украинские правительственные здания построены при том же Сталине, но декоммунизации почему-то не подвергаются.

Украинские власти, развивая в виртуальном пространстве западный нарратив, который как минимум «не близок» большей части украинцев, подталкивают некоторых из них к принятию российского нарратива, а других — вообще к реставрации нацизма. Все это способствует не консолидации, а дальнейшему разобщению нации. Вывод прост: какой бы ни была история твоего народа, другой просто нет. Ее нужно принять, осудив, достойное осуждения, и гордясь тем, что достойно гордости. Только так можно остаться собой и сохранить независимость.

Источник

*В авторской редакции


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.