Прописать «коалицию» в Конституции было глубочайшей ошибкой

3 года назад 0

Каждый раз, когда…

Поговорить о проблемах избирательного законодательства Укринформ решил с Александром Барабашом, известным экспертом избирательного права, президентом Ассоциации народных депутатов Украины.

— Александр Леонидович, сначала об актуальном. Все СМИ ищут, есть ли в Раде парламентская коалиция. Какой должна быть избирательная система, чтобы коалиция не разваливалась, чтобы она была устойчивая.

— Мне кажется, что вообще ставится ложная цель. Ну почему целью всего является устойчивость коалиции. Устойчивость коалиции является производной от такого понятия как политико-правовая культура. И она складывается из очень многих факторов. Вот записать «коалицию» в Конституцию, когда она таким образом превратилась в конституционный институт, было стратегической ошибкой. Теперь на этом начинаются политические игрища. А вопрос то не в этом, вопрос ведь в том, чтобы был работоспособный парламент…

Подчеркну. Прописать «коалицию» в Основном законе, было одним из самых глупых решений в конституционном строительстве. Потому что это превратилось в дополнительный предмет для политических конфликтов, и ничего больше. Она не стала инструментом принятия решений. Вспомните, когда не было вообще этих партийных фракций, когда не было коалиций — самые продуктивные и большие решения для Украины принимались в первом и втором созыве. Коалиция — просто механизм, и нельзя в принципе технологический инструмент возводить в такое конституционное, культовое понятие. И строить избирательный закон в расчете на чисто процедурно-технологическую цель — это просто унизительно для такой вещи как демократия. Такой задачи для выборов, как устойчивость коалиции, не содержит ни Конституция, ни законы.

Демократия — это власть народа, и она реализуется в чистом виде раз в 4-5 лет на выборах. А во всех остальных случаях демократия — это просто красивое слово. Потому что политики, которым люди дали власть, они уже правят от имени народа, а народ никак на них не влияет, или, скажем так, — это влияние очень, очень относительное. А прямое влияние — это только выборы. Вот там должна бы проявляться абсолютно полная власть народа. И демократия как власть народа как раз записана в Конституции как основополагающий принцип нашего государства

— Вы разработали новий законопроект о выборах. Какой смысл в новом проекте?

— Эта работа (а законопроект поддержан Ассоциацией народных депутатов Украины) является итогом моего почти 28-летнего опыта непосредственного участия в современных избирательных процессах во всех мыслимых качествах — кандидата, депутата-законодателя, аналитика-исследователя, преподавателя-тренера, автора пособий, наблюдателя, правового консультанта, эксперта и т.д. Подчеркну лишь, что главной идеей проекта является принципиально иной, чем за последние 25 лет избирательного законотворчества, доктринально-мировоззренческий подход к институту выборов. В противоположность философии, доминирующей в современном избирательном законодательстве, предлагается "человекоцентрическая" концепция, когда народу, "единственному источнику власти", избирателям на уровне практических механизмов обеспечена полноценная реализация ВСЕХ избирательных прав.

— Александр Леонидович,  наблюдаю столкновение двух мнений. Александр Лавринович однажды это написал, и это стало общим мнением политиков, что состав парламента зависит исключительно от избирательной системы. Вы транслируете мысль, что состав должен зависеть только от воли избирателя. Во-первых, до конца это невозможно.

— Почему?

— Потому что на выборах самые серьезные игроки — капиталы.

— Деньги — всего лишь один эквивалент источника силы. Сейчас это решают деньги, тогда решала власть. В США денег в 1000 раз больше. И что там — все решают деньги? Нет. На деньги все списывают те, кто хочет, чтоб все решали деньги. Избиратель может все решать. И должен все решать.

— Вам не кажется, что это все популизм. Избиратель будет хотеть низких тарифов, дешевого бензина, и булок на деревьях.

— Каким образом он это может хотеть?

— А он всегда хочет, чтобы было дешевле.

— Я, например, не понимаю, в чем вообще недостаток, что люди хотят этих политиков, которые снизят тарифы. Ну вот, посмотрите, что делается в мире? А Трампа из-за чего избрали?

— Чем это повысит качество парламентаризма, если мы всегда будем выбирать популистов? Что будут заходить не тихие, спокойные юристы и прочие.

— Абсолютно все 100% политиков являются популистами, особенно на выборах. И народ прекрасно во всем разбирается. И никогда еще наш народ на голый популизм не велся.

— Скажите, ч то  ваш закон предлагает принципиально новое , например, в формировании списков. Что в нем нового?

— Снятие монополии партии на выдвижение кандидатов и все остальные права в избирательном процессе.

— То есть, выдвигаются все, кто хотят?

— Вообщем-то, да. То есть в моем законопроекте право выдвижения кандидатов имеют партии, блоки партий, гражданские коалиции (это коалиции отдельных граждан и гражданских организаций) и самовыдвижение.

Сейчас у нас право выдвигать кандидатов в депутаты (на выборах по партийным спискам) имеют исключительно партии. Самовыдвижение, свободу выдвижения я считаю ключевым моментом. И собственно говоря, политическая реформа 88-89 годов, горбачевская — это введение свободы выдвижения. Вся когорта разночинцев, которые вошли в парламент, а до этого вошли в 89-м году в парламент СССР, фактически перевернули вообще историю. Появление таких людей все изменило, изменило государственное устройство, экономическую систему, политическую систему, идеологию.

— Хорошо. Идем дальше по вашему законопроекту. Что нового в формировании списков? У вас какая система?

— Среди теоретиков она называется пропорциональная персонифицированная, похожая на систему выборов в Бундестаг в ФРГ с приспособлением под наши конституционные реалии (в частности, неизменность общего числа депутатов) и избирательные традиции. Есть кажущееся сходство с системой последних местных выборов, но с принципиальными различиями. Голосования проходят за избирательные списки — отдельно, и за кандидатов в округе — отдельно, различными бюллетенями; соотвественно — разное подведение итогов. Есть возможность получения прямого депутатского мандата победителем выборов в местном округе; и как я упоминал, поливариантность выдвижения кандидатов и, соответственно, списков кандидатов — партии, блоки партий, общественные коалиции (общественные организации + отдельные избиратели), самовыдвижение (независимые кандидаты) — их равноправная конкуренция во ВСЕХ процедурах. Выборы 450 народных депутатов происходят в едином общегосударственном округе и 300 местных округов.

— Какие еще характеристики закона?

— Избиратель голосует двумя избирательными бюллетенями: одним — за список кандидатов от партии или независимых в общегосударственном округе, второй — за конкретного кандидата из числа баллотирующихся в округе. Общий политический результат выборов (количество мандатов для каждого списка кандидатов от партий или независимых) определяется по результатам голосования в общегосударственном округе партии. В распределении мандатов принимают участие десятки кандидатов. Кандидат, получивший в местном округе наибольшее количество голосов (но не меньше, например, 15% от общего количества избирателей в округе) считается избранным депутатом. Остальные мандаты распределяются (в пределах квот соответствующих списков кандидатов, определенных по результатам голосования в общегосударственном округе) между кандидатами из соответствующего списка кандидатов от партии или независимых, в порядке убывания процента голосов, полученных ими в местном округе.

— Приведите пример.

— При моей системе мы разделяем голосование за партию и за кандидата. Грубо говоря, мне нравится «Самопомощь», а как кандидат мне, например, нравится Ильенко. Но подождите, как я могу эту ситуацию решить в ситуации предлагаемых систем пропорциональных выборов с открытыми списками? А никак. А в моей системе, пожалуйста, я голосую за Ильенко и голосую за «Самопомощь». И Ильенко потом, когда будут разделятся голоса партии «Свобода», он займет соответствующее место и в рейтинг попадет по их квоте, а мой голос за партию пойдет Самопомощи. По-моему, с точки зрения в отношении к избирателю это настолько естественно и очевидно. И вот это желание партократов загнать всех в свою парадигму: ты голосуешь только то, что мы тебе предложим, нет, вот так нельзя, против всех голосовать нельзя, за представителя другой партии голосовать нельзя, «да» и «нет» не говори, черное-белое не носить, подождите, — что это за свобода, даже в голосовании, не говоря уже о выдвижении, и мы еще даже не коснулись ведения агитации.

— Скажите, в ы почему-то решили уменьшить количество до 300 округов, почему?

— Потому что должен быть резерв для тех, кто займет не первое место, должен быть резерв «выравнивания», чтобы получилась очень поливариантная система. Одних выбирают как личностей, других — как представителей партий, причем лучших представителей, в результате должны быть и таким, и таким способом отобраны самые лучшие, кто действительно имеет наибольшую поддержку от народа.

— А какой проходной барьер?

 — Ни один, ни два, ни три, ни четыре процента проходного барьера не имеют под собой никакого такого демократического, электорального смысла, это все надумано, это все от балды — захотели 3, захотели 4. Я предлагаю естественный барьер, так называемый «отсекающий» показатель — это сколько людей проголосовало против всех. Вот партии участвуют в разделе мандатов только те, которые набрали хотя бы на один голос больше, чем против всех. Кандидат, который побеждает в округе, он может стать или прямо, или потом в списках только в том случае, если он получил голосов больше, чем против всех. Это не то что барьер, это просто условие, что партия принимает участие в распределении мандатов как партия, если набрала голосов больше, чем против всех. Кандидаты потом выстраиваются в список в соответствии с процентом набранных ими голосов в разных округах в своем списке: один набрал в своем округе 20 процентов, другой — 19, третий — 8 и т.д., они выстраиваются в соответствии с процентом. Но не может там быть тот, кто в своем округе набрал голосов меньше, чем против всех. Вот так обеспечивается персональность. Количество мандатов определяется по пропорциональной системе, которая действует сейчас, а персональный состав в соответствии с их результатами в округе.

— Скажите, а та самая открытость списков, она как достигается?

— Открытость списков — это то, на чем многие политики просто манипулируют. Они на полном серьезе считают, что открытость обеспечивается тем, что будут кругом на всех столбах развешены списки кандидатов. Для них эта открытость — списки на столбах, а речь на самом деле об открытости к воле избирателей. Если избиратель влияет на результат — это открытый список. Если избиратель не влияет, то это закрытый список: как решила партия, что это второй, это третий, никакой избиратель, хоть миллион соберитесь, он это соотношение не изменит, как бы кто ни любил этого кандидата. И в моем законе открытость, то есть влияние избирателя, обеспечивается тем, что в рейтинге они расстанавливаются в соответствии с голосованием избирателей. И никакого влияния партий или кого-то другого, любого толстого дяди, абсолютно не имеет значения, только результат, который показал этот кандидат в соответствующем округе, только количество голосов, которые ему дали соответствующие избиратели, все. Вот это и есть открытость, открытость в воле избирателю.

— Какие новшества при подсчете голосов?

— Я предлагаю (а Ассоциация поддерживает) огромное количество усовершенствований правовых механизмов во всех важных процедурах. И при агитации (право каждого кандидата иметь свой избирательный фонд и вести самостоятельную агитацию, а также целый комплекс механизмов, обеспечивающих равные правовые возможности кандидатов и партий вести агитацию). И при формировании избирательных комиссий (сейчас, в условиях монополии партий, они превращены в боевые политические отряды). И целый комплекс идей в решающей стадии выборов — голосовании, подсчете голосов и установлении итогов.

Считаю необходимым упрощение некоторых процедур, которые неоправданно усложняют процедуры голосования и подсчета голосов. Например, отменить контрольные талоны бюлетеней, вернуться к выдаче бюлетеней избирателям одним членом комиссии, упразднить признание недействительным голосования на отдельном участке и многое другое. Кому-то может показаться — мелочи. Однако, это такие мелочи, которые усложняют процес голосования для избирателей, а для членов избирательных комиссий, особенно участковых, превращают день голосования и день-два после него в подобие истязаний и пыток. 

Предлагаю усилить использование информационно-аналитической системы «Выборы» в процедуре подведения итогов голосования, а также использовать новые технические возможности и процедуры для повышения прозрачности и подконтрольности процесса принятия документов. Одним словом, мой законопроект, в случае принятия, может серьезно укрепить возможности для честных и законных выборов, достоверных результатов. А самое главное — изменит ситуацию с торжеством партократии и максимально приблизит возможность народа реально влиять на власть через выборы.