Руслан Ткаченко: то, что транспорт сейчас начнет останавливаться — факт

2 года назад 0

Руслан Ткаченко — экс-советник министра инфраструктуры, действующий глава Всеукраинской общественной организации "Народный транспорт" и советник мэра. В транспорте он «варится» уже давно, признается, что это для души, никакого заработка от этой сферы не имеет.

В интервью "Херсонским вестям" он рассказал подробности о КП "Херсонкоммунтранссервис", о перспективах троллейбусного транспорта и общественного транспорта в целом, о бесплатном проезде для льготных категорий населения и многом другом.

— Будет ли расторгаться договор с директором КП «Херсонкоммунтранссервис» Александром Малышевым? Ведь было решение и Суворовского, и Европейского суда по правам человека, в котором сказано, что необходимо было восстановить в должности Васильева еще до мая прошлого года.

— Когда я был назначен советником мэра по вопросам транспорта, то самое первое, что я сделал — это написал служебную записку мэру о том, чтобы отстранить от должности такого человека, как Малышева Александра Владимировича, который является сейчас, якобы, директором коммунального предприятия. На самом деле, многие водители и частники, которые работают на коммунальном предприятии, не знают даже как он выглядит в лицо. Чтобы восстановить Васильева обратно в должности директора предприятия — лично я против, потому что Васильев — это тот человек, который не сильно отличается от Малышева, это практически одно и тоже, потому что предприятию нужно хоть какое-то развитие, а не просто продажа путевок и зарабатывать деньги на маршруте. Что касается лично Малышева, то я хочу напомнить, что в прошлом году коммунальное предприятие официально заработало 5 тыс. гривен, это та сумма, которую они заплатили в бюджет на свою прибыль.

— Это сумма за год?

— За год. 5 тысяч гривен. Но согласно их документам, они потратили 21 тысячу гривен на «благодійну діяльність». Мне вот интересно, на какую именно «благодійну діяльність» была потрачена 21 тысяча гривен. Но это было интересно не только мне, но и фининспекции, которая подала в суд, и суд, кстати говоря, выиграла. И теперь коммунальное предприятие 10,5 тысяч должно перечислить в бюджет города. Но все эти суммы мизерные для такого предприятия, потому что все мы знаем, что предприятие, у которого более 150 автобусов, если сравнивать с другими перевозчиками в городе, в области, то за прошлый год они заработали «чистыми» около 3-х миллионов, это их реальная чистая прибыль. Раньше прибыль была больше намного, то есть в этом году она была 3 миллиона из-за курса доллара, потому что он сильно влияет на транспорт. Но у нас коммунальное предприятие, которое 5 тыс. гривен заработало — самая большая тема, куда делись остальные деньги. Насколько мне известно, договор с Малышевым продлен на 2 года, хотя многие активисты, общественность, работники горисполкома, замы мэра советовали не делать этого и не подписывать договор с Малышевым. Договор с ним подписан, но все равно это еще не конец того, что будет дальше, все уверенны, в том числе и сам Александр Владимирович, что он будет уволен с должности директора, потому что он сам прекрасно знает, что есть за что.

— То есть о восстановлении Васильева в должности пока точно неизвестно?

— Я немножко вникал в этот вопрос. Насколько я знаю, если Васильев будет восстановлен в должности, если вдруг это случится, то он будет восстановлен максимум на 1 день, потому что контракт с Васильевым закончился уже давно. И если взять наше законодательство, то все, что может быть максимум — это на день восстановление его в должности, выплата ему компенсации и всей суммы, которую должен ему бюджет, и на следующий день он уволен, вот такая ситуация. Коммунальному предприятию нужны какие-то новые люди, которые действительно сделают из него коммунальный автобусный парк, а не 10 вот этих гробиков, которые купил город. Кстати говоря, коммунальное предприятие за них заикалось, то есть один из работников коммунального предприятия один раз попытался мне крикнуть, что автобусы купило коммунальное предприятие за собственные средства, а на мой вопрос, что собственные средства коммунального предприятия — это не деньги города? То ответить так и не смогли. Мое видение такое.

— Будут ли в этом году в Херсоне автобусы для людей с ограниченными возможностями?

— Что касается автобусов для людей с ограниченными физическими возможностями, то они должны быть в любом случае, потому что для того, чтоб у нас были качественные перевозки коммунального предприятия, чтоб оно было конкурентоспособным, для того, чтоб оно участвовало в конкурсах, и выигрывало эти конкурсы, им нужны такие автобусы. Но, опять-таки, насколько я знаю, этот вопрос был проголосован на сессии?

— Да.

— Был проголосован на сессии вопрос о выделении 2-х миллионов коммунальному предприятию на покупку автобусов, но это пока только на бумаге. По факту и на сегодняшнее утро, самый дешевый автобус в стране – это корпорация Бориспольского автобусного завода марки Эталон, он на сегодняшнее утро стоил 1 млн 350 тыс. гривен. Это из-за курса доллара, потому что все запчасти и его, так называемая, «начинка» автобуса она европейская, она не украинская. Поэтому если сейчас говорить о покупке двух автобусов, то мы понимаем, что там уже не два автобуса и максимум, что может быть, это один автобус. И опять-таки, коммунальное предприятие, в котором работают более 150-ти автобусов арендованных, может этот автобус купить сам. У них открыта кредитная линия, они могут взять себе кредит, зачем мы выделяем деньги? У нас есть троллейбусное депо, с которым большие проблемы, а мы занимаемся автобусами, проблему которых можно решить как-то другим путем или купить тот же самый б/у-шный европейский автобус, который в отличном состоянии, лучше наших новых.

— Почему эти автобусы собираются покупать именно на КП «Херсонкоммунтранссервис» несмотря на то, что это предприятие не оправдывает своего доверия и имеет проблемы с законом? В городе нет более ответственной и добросовестной фирмы-перевозчика?

— Лично я тоже не хотел бы, чтобы эти автобусы передавали коммунальному предприятию, потому что оно у нас только официально есть, а по факту мы понимаем что это такое, что это личный заработок отдельных людей. У нас фирмы, которые перевозчики, у нас все они частные, а в частные руки передать автобус, который мы купили за государственные деньги, мы не можем, поэтому только коммунальное предприятие. Можно было бы передать в троллейбусное депо, но он будет работать только на троллейбусных маршрутах, поэтому смысла в этом нет абсолютно никакого.

— Был ли удовлетворен иск Государственной финансовой инспекции руководством КП «Херсонкоммунтранссервис», выплачена ли в городской бюджет денежная компенсация в размере 10,6 тыс. гривен?

— Насколько мне известно, коммунальное предприятие умудрилось подать апелляцию. Ну просто чтоб все понимали, то согласно отчетам за прошедшие два года, коммунальное предприятие ежегодно тратит на юридические услуги более 70 тыс. гривен. В этом году, вот как год только начался, мы уже занимаемся на предприятии этими всеми апелляциями, разбазариваем деньги называется.

— Есть гарантия того, что прибыль от этих автобусов будет поступать в городской бюджет, а не оседать в карманах руководителей КП?

— Нет никакой гарантии абсолютно. Я вам говорю откровенно, что нет никакой гарантии. Я лично уверен, что город от этого автобуса или автобусов не получит ни копейки.

— Есть ли кто-то, кто вас курирует, или поддерживает, в каком-то роде лоббирует Ваши интересы, ведь в таком юном возрасте стать советником министра инфраструктуры, потом советником мэра – это не просто?

— Смотрите, никто абсолютно не курирует. Я знаю, что ходят такие по городу слухи, что якобы перевозчики там что-то мне помогают, что-то там руководят и тому подобное, ходят даже такие слухи, что даже не херсонские перевозчики, а николаевские перевозчики, для того, чтоб они зашли в Херсон. Все это абсолютный бред, потому что если бы они это хотели делать, то они бы решали это не с помощью там какого-то юного парня, с какой-то там общественной организации, они бы это решали с мэром, с замом мэра, с губернатором и с замом губернатора. Что касается меня, то я Вам скажу, что я с 16-ти лет частный предприниматель. У меня есть свой небольшой бизнес, не связанный с транспортом абсолютно, он связан с продажей обуви, поэтому никакой прибыли от транспорта я не имею. Мне на жизнь хватает нормально, никто меня не курирует, сам, что называется, хочу кого-то покритиковать, вижу в этом смысл критики для того, чтоб была польза для города — я это делаю. Чтоб было такое, что кто-то бы мне говорил: пойди покритикуй того и скажи, что он плохой, а я тебе что-то там «забашляю» за это, то такого нет, не было и не будет.

— Стоит ли херсонцам вообще ожидать ночных маршруток? По факту до 23:00, даже не до полуночи, работает, наверное, только 14-й маршрут, остальные даже до 22:00 не дорабатывают, или специально с 20:00 они не выезжают, а в 21:55 выезжает последний автобус и забирает всех уже по двойному ночному тарифу. Ведется ли какая-то работа в этом направлении?

— Вы знаете, последнюю неделю я практически с 4 утра до 9 вечера я провожу свободное время в обед, утром и вечером в маршрутках. Езжу с водителями, учу их объявлять остановки, не курить во время движения, нормально закрывать двери, потому что, оказывается, у нас с этим проблема: когда мы сначала начинаем ехать, а потом закрываем двери. В частности, ночные маршрутки тоже затрагиваем. Я вам скажу такой пример: в субботу и в воскресенье я с 18:00 сел на один из городских маршрутов, на 38-й, не буду скрывать, для того, чтоб их учить, как объявлять остановки. Закончилось все чем, в 7 вечера водители начали говорить что «мы все, мы съезжаем», я говорю: куда съезжаете? Говорят: ну все, мы отработали день, дизеля мало, мы едем домой, потому что некого уже возить. Я говорю — нет, если некого возить, то сегодня мы все работаем. Всех удержать не удалось, но 5 автобусов на маршруте я смог задержать и оставить. Что мы делали дальше, как не плакались бы водители, но я их заставлял, с каждым из них пересаживался на каждой остановке, ждал следующего, и до 9 вечера они все ходили, причем ходили они не пустые, они все были забитые. После чего, когда мы уже на конечной встретились в 9 вечера, действительно, в 9 вечера пошел один автобус, он уже от Киндийки до Безродного 5 человек провез за весь маршрут, то есть там уже нет смысла ездить, то они наоборот поблагодарили и сказали, что «теперь мы, наверное будем ездить, потому что есть смысл действительно». То есть до одних достучаться удалось, поэтому сейчас будем стучаться и к другим, это 48 маршрут, с которым в последнее время есть немножко проблемы, но там адекватный перевозчик, проблемы решат, и другие маршруты в частности тоже.

Конечно, хочется, чтоб в городе были ночные маршрутки, мы видим в этом необходимость. Мы видим в этом необходимость, просто необходимо сейчас, ближайшие месяца полтора, пока есть время, потому что скоро начнется лето, люди начнут гулять, создать графики движения после 8 вечера, как это и планировалось сделать еще в декабре, как ходят автобусы. Чтоб автобус шел четко по графику, чтоб человек, приходя на остановку, знал, что в столько и столько автобус будет, ему не надо стоять после 9 вечера и думать, уедет он домой или не уедет. Поэтому месяца полтора и эти графики будут на всех остановках, это я обещаю.

— Эти графики уже разрабатываются?

— Да, почти готовы. Только их осталось отработать.

— Какой график вообще у «дневных» маршруток, с которого часа и до скольки они должны ходить?

— Официально?

— Да.

— Официально по паспорту маршрута с 6 утра до 22:00.

— Но по факту они не доезжают и до 21:00.

— Согласен.

— Вами лично был проведен контроль сервиса в херсонских маршрутках, многие жалуются на грубость и отказ возить пенсионеров, какие были основные замечания к работе водителей?

Самое основное, за что они получали от меня, и будут получать еще дальше, это то, что они не объявляют остановки, а в этом есть необходимость. Потом — курение на остановках, на которых отстаиваются по 2-3 минуты, за это они получили, то есть курить в салоне они перестают, они выходят на улицу. И также то, что они берут деньги не при входе, а при выходе. У нас есть решение управления транспорта и, по-моему, исполкома, о том, что оплата проезда у нас происходит при входе, мы все-таки нормативные акты все должны исполнять и не нарушать, поэтому лучше оплату принимать при входе.

Что касается бабушек, которых водители выгоняют с автобусов, то я Вам скажу: да, виноваты водители, потому что он не имеет права льготные категории выгонять с автобуса. Если у него нет одного человека уже льготного в автобусе, то он обязан одного взять к себе, потому что это предусмотрено законодательством. Другое дело, что им не компенсируют это, они перевозят их за собственные средства, но скажу, что никому хуже не станет, никто не обеднеет, если одного человека провезут бесплатно. Но есть такой случай, они сейчас происходят довольно часто, и при мне это было, когда заходят молодые люди, показывают непонятные удостоверения, которых нет в перечне льготных перевозок, и говорят, что «мы едем бесплатно». Вот в один из таких случаев я у парня забрал удостоверение (Показывает — ХВ) . Ну на фотографии мы видим бабушку, а предъявлял парень, более того, написано: «посвідчення безтермінове і дійсне по всій території України», а выдано «посвідчення», чтоб вы знали, печать стоит некоторого такого органа, который называется «комсомольський районний військовий комісаріат». Я ніколи не чув, що в нас таке є — у нас військових комісаріатів районних немає. То есть это очень часто, это каждый день такие случаи происходят.

Ну и не стоит забывать, что работа водителя — она, наверное, приравнивается к такой же работе, как в поле, потому что самая тяжелая работа у нас на поле, но работа водителя тоже нелегкая. Потому что да, виноваты городские власти, и теперешние, и прошлые, и, наверное, пожалуй, будущие, которые будут, в том, что у нас постоянно дублируются маршруты, у нас один дубляж в городе. Поэтому оптимизацию маршрутной сети тоже никто сейчас не замалчивает, будем стараться это делать, но я пока не знаю, будет это сделано или не будет, я в этом не уверен, но водители, в большей части, страдают и нервничают из-за того, что ему постоянно приходится гоняться за пассажирами, постоянно они гоняются друг за другом с дублирующим маршрутом, а отсюда нервы испорченные у водителя, вот эти крики всякие на пассажиров, агрессия и тому подобное, конечно, это все вырабатывается в таком русле. Ну и пассажиры тоже у нас не все хорошие. Я когда за последнюю неделю ездил, прихожу к водителю, захожу, сажусь на место кондуктора, беру кассу и обилечиваю пассажиров. Были такие люди, которые заходят, вот эти 3 гривны кидает в тебя, ну и у меня тоже нервы начали немножко, я тоже пассажиров попытался повоспитывать, меня там послали, я в ответ, ну не важно. Это жизненные случаи, которые тоже бывают.

— В городе есть такие места и районы, которые практически не охватываются общественным транспортом, входят ли эти участки в планы по оптимизации маршрутных сетей?

— Если вы знаете, на прошлой неделе мы провели конкурс на определение перевозчика на 33 маршруте — с Зеленовки до Центрального рынка, там была проблема. Сейчас, конечно, стоит большой вопрос из-за цены на топливо, перевозчик, который выиграл тендер, под сомнением: он не знает, выходить ему на маршрут или нет, потому что ситуация достаточно острая с ценой на дизель. Сейчас, конечно, о повышении проезда никто не говорит, говорят только о проблеме с дизелем. Что касается Забалки, я в декабре передавал документы мэру о том, чтобы изменить маршрут №47 и с Жилпоселка завернуть его по Сорокина, Запорожской, вывезти на Краснознаменную и отсюда он будет выезжать на площади Ганнибала. Этот документ был подписан мэром и есть два выхода: либо мы поворачиваем сюда 47-й маршрут, либо мы вводим опять-таки новый маршрут и проводим на него конкурс. Думаю, что в ближайшие 2,5 месяца этот вопрос должен также решиться, потому что Забалка — тоже вопрос для нас серьезный. И 34-й маршрут, который здесь работает, сейчас мы ему будем немножко машин добавлять. Ну я не знаю, конечно, с ценой на дизель, насколько получится нам добавить, но, хотя бы 3 автобуса, я думаю, что в ближайшие дни туда добавят.

— Как обстоят дела с троллейбусным депо, есть ли какие-то гарантии того, что электротранспорт продолжит свое существование, и льготные категории населения не останутся без возможности бесплатного проезда?

— Что касается троллейбусного депо, то ситуация очень сложная. Она не то, что сложная, она критическая, потому что процедуру банкротства никто не отменял, и если на сегодняшний день долг перед всеми возможными структурами троллейбусного депо составляет около 18 млн. гривен. У нас есть условия, что если мы до 16 января 2016 года выплачиваем эти 18 миллионов, троллейбусное депо продолжает спокойно себе работать, перевозить людей, граждан города. Этот долг, 18 миллионов, должна погашать мэрия наша, городской совет, но, насколько мне известно, в этом году выделен был только 1 миллион, не 18 миллионов. Когда я общался с чиновниками горисполкома, то, не буду скрывать, всем дали понять, что не будет 18 млн. Есть два выхода сейчас, вернее два, которые мне сказали, и еще один, который вижу я. Первый выход, который мне сказали — это ждать 16 января, после чего территорию троллейбусного депо, троллейбусы, контактную сеть, трансформаторы и все остальное имущество троллейбусного депо выставляют на продажу и городской совет все это покупает. Лично я в это не верю, я думаю, Вы тоже в это не поверите, что город это купит. Потому что город может и захочет это покупать, но есть остальные частные лица, предприниматели, компании, которые в первую очередь захотят это купить, и я думаю, что цена там уже будет не 18 миллионов, а намного больше, поэтому это допускать нельзя. Что касается второго предложения, второй мысли, то, что мы сейчас делаем процедуру с пенсионным фондом, договариваемся, выплачиваем долг и они снимают с ареста контактную сеть, территорию, трансформаторы, а троллейбусы оставляют себе, из-за чего город остается уже без троллейбусов. А с троллейбусами мы, якобы, будем привлекать европейские банки и их покупать за границу на новые троллейбусы, в нынешней ситуации это тоже не решение проблемы, мы тоже лишаемся троллейбусного депо. Третье, то что самое реальное, это объединять коммунальные предприятия: автобусный парк «Херсонкоммунтранссервис» и «Херсонэлектротранс» в одно предприятие, ставить туда реально работающих людей, а не «решал» всяких и работать на благо города и перевозить людей и льготные категории тоже.

Что касается наших пенсионеров, льготных категорий опять-таки, то с 1 июня этого года проезд в общественном транспорте для них платный. Понятное дело, что сейчас и в управление транспорта, и в городской совет приходят массово письма от пенсионеров, о том, что они не знают что делать. Пенсионерам сейчас в первую очередь труднее, чем всем остальным, поэтому городской голова видит решение этой проблемы в том, чтобы изыскать средства в бюджете для коммунального предприятия «Херсонэлектротранс» и компенсировать им проезд для пенсионеров из городского бюджета. Но насколько мне не изменяет память, то сейчас коммунальное предприятие в месяц от продажи билетов зарабатывает около 300-350 тыс. гривен, это то, что Рыбаку, руководителю предприятия, удалось увеличить, потому что раньше это было все в 2 раза меньше. Эти деньги уходят на запчасти, на всякое для троллейбусов оборудование, ремонт оборудования. А зарплатный фонд предприятия составляет в месяц около 1 млн гривен, и я не верю, и никогда не поверю в то, что городской совет сможет ежемесячно выделять 1 миллион на зарплату.

— Есть ли вообще у КП «Херсонэлектротранс» хоть какое-то будущее?

— Я вам скажу, если, к примеру, сравнить троллейбусное депо и Херсонкоммунтранссервис, то я вижу больше будущее у троллейбусного депо, чем у КП «Херсонкоммунтранссервис», поэтому будем стараться, будем что-то делать. Просто хочу напомнить, что я как начинал свою небольшую молодую карьеру? Я это начинал с покраски троллейбусов, мне это с детства было интересно. Поэтому что-что, но троллейбусное депо лично я, я уйду в оппозицию ко всем, к кому только можно, я поеду и добьюсь всего, чего только можно, и зайду к кому можно, но троллейбусное депо в Херсоне и троллейбусы в Херсоне — они будут все равно, такое видение не только у меня, но и, к счастью, у начальника управления транспорта.

Если троллейбусное депо под угрозой закрытия, то в чем такая беда КП «Херсонкоммунтранссервис»?

— А у них плохой руководитель (Смеется — ХВ).

— Вы считаете, это хуже?

— Это намного хуже, чем финансовая…потому что если тут хотя бы городская власть может как-то помочь, то туда, как оказывается, власть даже смотреть не может.

— Насчет отмены льготного проезда, это касается всего общественного транспорта?

— Да, это и пригородные поезда тоже, и пригородные автобусы точно также, кстати говоря, в городе будет проще с этим вопросом, потому что в пригороде это все намного жёще и плачевней будет.

— Ребята, которые возвращаются из АТО и получают удостоверения участников боевых действий, имеют некоторые льготы, одним из которых является бесплатный проезд. Также такие льготы имеют члены семей погибших кормильцев, эти льготы им дают сейчас, какой в этом смысл, если с июня льготные категории также будут оплачивать проезд?

— Участникам АТО и для детей из многодетных семей эта льгота остается, они будут дальше ездить бесплатно в общественном транспорте.

— Есть ли какие-то рычаги давления на нелегальных перевозчиков в Крым из аэропорта «Херсон», предпринимаются ли какие-то меры?

— В этом направлении все настолько запущенно и странно, потому что когда начались эти перевозки, и в СМИ появилась публикация о том, что Турецкие авиалинии привозят с Крыма в аэропорт на самолет людей, в то время, как Турецкие авиалинии вообще были не в курсе этого, что они перевозят людей, то я начал по дням, когда летает самолет, ездить в аэропорт. Там такой местный «Шанхай» с наших перевозчиков, возвращение 90-х, смотрящие, все что нужно. Влиять на все это может только ГАИ, Укртрансинспекция и областная власть. Как показала практика за последние 2 месяца, ГАИ говорит, что это должна делать Укртрансинспекция, Укртрансинспекция говорит, что это должна делать областная администрация, а областная администрация говорит, что это должно делать ГАИ и Укртрансинспекия, то есть у нас все как всегда, у нас ничего не меняется в стране. У нас вообще такое положение смешное, вот ты можешь взять автобус, пойти поставить его возле ж/д вокзала или возле аэропорта и сказать, что ты там будешь ездить отсюда хоть в Москву, то ты будешь ездить, тебе никто ничего не сделает, понимаете?

— И все же, работа проводится, или просто разные органы переваливают друг на друга ответственность и на этом все замыкается?

— Пока что собирается информация по поводу всех этих перевозок и информация собирается не только здесь, у нас, но информация собирается еще и на таможне, на границе, где эти автобусы приходят, потому что нельзя же, чтоб они проходили.

— Но по факту они же идут как пассажирские.

— Они идут, проходят, и едут в Симферополь, и все об этом знают, и все об этом молчат. Пока собирается информация, чуть-чуть позже, я думаю, что уже на следующей неделе придут не только письма, но и придут много действий в отношении тех перевозчиков, которые этим занимаются. Хотя, опять-таки, не хочу затрагивать политику, потому что я не сильно люблю эту тему, но не все люди виноваты в том, что у нас в стране произошло. Поэтому правильней было бы здесь, чтобы областная администрация сейчас просто объявила конкурс на новый маршрут, пусть там он будет с аэропорта, пусть будет с автовокзала херсонского, или с ж/д вокзала, они на это имеют право. Пусть объявят простой конкурс до таможни, и автобус ходит согласно графику, регулярно, с нормальной ценой, а не 32 доллара, как у нас от аэропорта, и тогда все будет нормально, и не будет стоять этот вопрос с нелегалами.

— Нет ли угрозы подорожания проезда в общественном транспорте в связи с повышением цен на дизельное топливо?

— Я вчера общался с нашими перевозчиками, они сказали просто: мы не будем повышать сейчас, мы просить будем, но повышать тариф сейчас, все понимают, что мы его не повысим. Все в городе это понимают, сейчас выборы скоро, кто будет повышать тарифы? Никто абсолютно. Тут уже стоит вопрос не о том, чтобы повышать и напрягать опять наших граждан, тут стоит вопрос о том, чтобы власть и областная, и городская, что-то сделала с этим, хотя по факту они мало что могут сделать. Потому что если на прошлой неделе дизель был по 19 гривен, то сегодня мы видим, что он уже по 25, на следующей неделе он будет под 30, это уже всем известно, на следующей неделе уже газ будет 16. Я могу рассказать Вам то, что никто никогда не говорил журналистам, как зарабатывают наши перевозчики и сколько в день.

— Сколько?

— Каждый автобус, к примеру, возьмем «Дельфин», так называемый — газель, которая улучшенная, якобы, и возьмем «Богдан» простой, на 46 человек. Большой «Богдан» на хорошем маршруте за 7 ходок, это максимум, что может сделать автобус в нашем городе, может заработать 1600 гривен, это при хорошем рабочем дне. С этих 1600 раньше уходило на заправку около 800 гривен, сегодня на заправку уходит 1200 гривен. Берем калькулятор: 1600-1200 остается 400 гривен. Зарплата водителя — это, как минимум, 100 гривен, которые ты должен ему отдать. У нас остается что? У нас остается 300 гривен, эти 300 гривен забирает себе владелец автобуса и ждет, пока автобус поломается. Когда автобус ломается, а он ломается, как показывает практика, часто, то замена рессора, что у нас происходит буквально на каждом автобусе еженедельно, то замена одной рессоры стоит порядка тысячи гривен на автобус «Богдан». Мы не будем скрывать, что раньше оказание транспортных пассажирских услуг было действительно выгодным, было очень выгодно заниматься перевозками, сейчас это абсолютно не выгодно. Многие сейчас спросят, почему они тогда автобусы не ставят — они их поставят, пройдет две недели, максимум – три, автобусы поставят, их не ставят только из-за того, что их продать не могут, никто не покупает автобусы. Если мы посмотрим на наши автобусы, которые ездят по городу, то буквально на каждом втором висит объявление «продам». Что касается автобусов «Рута» и «Дельфин», вот эти вот газели, то они ездят на газу. Поскольку вместимость пассажиров меньше, зарплата в день максимум — 900 гривен, 1000, это, так называемый, потолок. Сейчас на заправку уходит около 400-450 гривен, но это уходило на прошлой неделе, газ был по 8,50, сегодня он по 10, то есть будет заправка около 500 гривен, если он вырастает до 16, то заправка будет около 900 гривен, и вот представьте: 900 гривен он заработал и 900 должен отдать на заправку. То есть это то, что у нас будет.

Когда у нас шли общественные слушания о повышении тарифа, то я говорил: ребята, у нас будет все очень жестко уже через полгода, давайте как-то перестрахуемся, давайте впишем в протокол, который велся на общественных слушаниях, сделаем базу хранения ГСМ, пускай городская власть поможет, кто-то в любом случае будет на этом зарабатывать, но мы хотя бы сейчас, ближайшие два года, то есть в этом году и в следующем, мы бы заправляли общественный транспорт по цене 16-17 гривен, то есть всем было бы нормально. Но тогда слушать никто ничего не стал, сказали: зачем это надо, чтоб еще кто-то зарабатывал, это будет неудобно, чтоб городская власть еще этим занималась, и считала, сколько мы заправляем машины. Тема закрылась, а в результате получили такую ситуацию. Но, опять-таки, скажу, что начальник управления транспорта Вербицкая сегодня подготовила документы депутатам Верховной Рады о том, чтоб немножко помогли и начали решать вопросы с дизелем, потому что это не только наш города касается, это и все остальные регионы тоже. То, что транспорт сейчас начнет ставать — это факт.

— Как сейчас ведут себя таксисты, нарастают ли протестные настроения среди нелегалов, с такими ценами на топливо это же единственный способ хоть как-то заработать?

Если Вы помните, у нас в такси поднималась тема нелегалов, я еще этим занимался, это было в марте-апреле месяце, после чего такси у нас стало меньше. Потом неожиданно, за тот период, когда не занимались нелегальными таксистами, их стало намного больше. Ну не только из-за того, что не занимались, жизнь заставила людей хоть как-то зарабатывать, то сейчас, вроде бы как, Укртрансинспекция занимается снова рейдами и «вылавливает» нелегальных таксистов, штрафует их. Другое дело, что таксисты сейчас тоже много не зарабатывают, такая же тема, как и с маршрутками. Сейчас хотели пытаться повысить тариф у себя, им это делать проще, потому что они не имеют отношения к городской власти и городская власть не может на них никак повлиять. Единственное, есть у нас группа легальных перевозчиков, и группа нелегальных перевозчиков, совсем легальных, конечно, нет совсем (Смеется — ХВ ). Легальные хотели повышать стоимость проезда в такси, но нелегальные сказали: мы повышать не будем, но там есть свои схемы, через которые они все равно повысили, а люди не видят этого. Поэтому у них там сейчас тоже такая небольшая местная война между фирмами о том, что нужно повышать тариф. К счастью, городская власть никак на это не влияет, и слава Богу, но, почему-то, таксисты думают, что городская власть на это влияет, поэтому есть такая информация, что они там пикеты собираются делать и областной администрации, и городской власти. Поэтому мы еще увидим, что будет дальше.

— Какие вообще будут на сегодняшний день прогнозы касательно общественного транспорта?

Я даже боюсь отвечать на этот вопрос (Смеется — ХВ) . Честно говоря, если раньше, еще год назад можно было делать какие-то прогнозы, то сейчас по поводу общественного автобусного транспорта, к счастью, начальник управления транспорта и городская власть более-менее готовы на оптимизацию маршрутной сети. Собственно, оптимизация маршрутной сети нас сейчас и может спасти, если мы уберем еще дублирующие маршруты, то мы можем продержаться еще полгода. Что будет дальше? Мы только надеемся на улучшения в стране и на то, что стоимость дизеля упадет. Поэтому я не знаю какие будут прогнозы дальше, мы ждем, мы каждый день просыпаемся — у нас все печальней и печальней, но мы будем верить, что у нас наладится работа с троллейбусным депо, мы это в любом случае не оставим, у нас наладится работа КП «Херсонкоммунтранссервис», потому что всегда это продолжаться не может, и не будет и у нас наладится работа общественного транспорта. Единственное, что я хочу сказать людям, попросить: не надо сейчас критиковать то, что автобус плохо отремонтирован, или то, что у нас чехлы грязные — сейчас реально не до этого. Да, чехлы грязные — на выходных заставляем их мыть, выстирывать, автобусы и так моем каждое утро. Я три дня подряд просыпаюсь сейчас в 4 утра, раньше просыпался ездил по водителям, а сейчас по фирмам-перевозчикам, сегодня в частности были на МИСе с Вербицкой, то автобусы моются все, выходя на маршрут. Единственное, что после первой ходки автобусы уже грязные, потому что у нас погода такая, и вот люди зашли, вышли, а в автобусе уже быль стоит, поэтому не совсем это от перевозчиков зависит. А то, что автобус поломан, то если бы он был полностью поломан, если бы поломка была серьезная, его бы на маршрут не выпустили. Если он на маршрут уже вышел, и там у него, якобы, какая-то поломка, то люди не совсем в поломках разбираются — это во-первых, потому что если они думают, что у него там скрипит колесо, то это уже все, оно сейчас отпадет.

— Но колеса в херсонских маршрутках действительно отпадали.

— Колеса отпадали, я Вам скажу, из-за того, что у нас дороги плохие. У нас залетел в яму 2 раза — колесо отпало, при выходе на маршрут механик этого не видит: отпадет колесо или не отпадет колесо. Поэтому ситуация такая, но мы будем надеяться на лучшее, что у нас все будет хорошо. Единственное, что новых автобусов в этом году Херсону ждать не надо. Потому что, опять-таки повторюсь, самый дешевый на сегодняшний день стоит 1 млн. 350 тыс. гривен, чтобы заработать на этот новый автобус, этот шедевр украинского машиностроения, который поломается после первой же недели работы, то автобусу придется работать без выходных 12 лет (Смеется — ХВ) , ну Вы сами понимаете, что это нереально.

Беседовала Линда Метцгер, "Херсонские вести"