Сергей Тарута: «Бог дал Украине ресурсы, как всего у пяти стран мира»

2 месяца назад 0

Фото пресс-службы С. Таруты

Александр Подкорытов и Сергей Тарута на заводе.

Вчера Украина отметила День работников металлургии и горнодобывающей промышленности. Эта важнейшая отрасль экономики сегодня переживает в стране не лучшие времена в связи с событиями на Донбассе. Так, с 30 марта из-за отсутствия сырья и проблем с финансированием остановлен Днепровский металлургический комбинат в Каменском Днепропетровской области.

Однако сейчас появилась уверенность в том, что градообразующее предприятие удастся вновь запустить. Гарантом возвращения комбината к жизни и решения связанных с этим проблем выступил на днях известный бизнесмен и политик, народный депутат Сергей Тарута, пишет Сегодня.

— Сергей Алексеевич, вас, как известно, связывают с металлургией долгие годы работы в разном качестве: производственника, руководителя, предпринимателя, инвестора. Потому уместно задать именно вам вопрос: какова роль этой отрасли в современной экономике, в частности, нашей страны?

— Сначала позвольте мне через вашу газету поздравить всех, кто имеет отношение к металлургии, с нашим профессиональным праздником. Хочу пожелать, чтобы они были здоровы, чтобы никогда не было угрозы их рабочему месту, чтобы все получали достойную зарплату и жили в экологически чистых городах, были счастливы на работе и в семье, чтобы мы все вместе строили Украину и превратили ее в самую передовую и процветающую страну. Всем счастья, любви и веры в нашу Украину!

Отвечая на ваш вопрос, скажу, что, действительно, я только на "Азовстали" проработал 16 лет, затем многие годы был связан с отраслью, возглавляя "Индустриальный союз Донбасса". Отмечу, что Украина была и остается индустриальной страной. И мало кому Бог дал в этом плане такие возможности, как у нас. Есть только пять стран в мире, у которых есть полностью все сырье для производства стали. Это Украина, Китай, Австралия, США и Россия. Есть железорудное сырье, уголь, ферросплавы, флюсы, марганец, словом, все необходимое. И раз нам Бог дал такое богатство, то нужно конвертировать его в богатство страны.

Соответственно, роль горно-металлургического комплекса (ГМК. — Авт.) очень весома. В том числе с точки зрения занятости, потому что в металлургии вместе со смежниками создано примерно 1 200 000 рабочих мест. А если умножить на три, имея в виду членов семьи, то получается около 3 600 000 жителей страны, почти каждый десятый. Нормальная, успешная работа комплекса — это зарплата и социальная сфера для работников, это налоги в местный бюджет, это наполнение государственной казны. Потому, считаю, неуместна возникающая порой в последнее время полемика на тему: может, Украине стать аграрной страной? Скажу, что в мире нет ни одной успешной чисто аграрной страны.

Если проследить эволюцию многих высокоразвитых ныне стран, например, Японии, Кореи, Германии, США, Англии, Франции, то все они начинали именно с тяжелой промышленности, с производства стали. Затем шло развитие машиностроения, создавались новые рабочие места, развивалась наука, и в целом двигался прогресс. Есть даже такой объективный показатель развития общества, как количество потребляемой стали на душу населения. Задача государства — способствовать, чтобы этот показатель рос, чтобы страна не только производила, но и потребляла внутри себя все больше металла.

Понятно, что Украине требуется ускорение развития экономики. Рост ВВП у нас должен составлять от 10 до 15 процентов в год, другого пути нет. В этом процессе усилится и роль ГМК. Но если говорить о более далекой перспективе, то в общем росте экономики должна уменьшаться доля индустриальной части, а расти доля услуг. Это возможно только при значительном росте доходов населения. А это повлечет увеличение потребления разных товаров, что потянет за собой опять-таки увеличение производства металла. Если кратко, то именно металл лежит в фундаменте развития общества, и замены ему нет.

И главным донором поступления валюты в страну, гарантом стабильности курса гривни, все годы независимости был именно ГМК. К сожалению, ныне война эту стабильность подкосила… Подсчитать сейчас, какую долю валютной выручки дает ГМК, невозможно, потому что часть заводов стоит, часть работает не на полную мощность. Но раньше эта часть составляла от 34 до 42—44 процентов от всех валютных поступлений в страну.

— Несмотря на всю сложность ситуации, в последние дни стало известно, что такой гигант металлургии, как Днепровский меткомбинат в Каменском, планирует восстановить работу, прекращенную 30 марта. И гарантом решения связанных с этим проблем взялись выступить именно вы. Расскажите об этом подробнее.

— К сожалению, основные акционеры предприятия за эти месяцы ничего не сделали для восстановления работы комбината. Даже, образно говоря, не подали людям, там работающим, и лучика надежды на улучшение ситуации. А ведь комбинат — градообразующее предприятие, не получая необходимых выплат от него, местные власти уже стали строить планы секвестирования городского бюджета, урезания социальной сферы.

И чуть больше недели назад ко мне обратились представители профсоюза комбината с просьбой помочь наладить вновь его работу. "Вы — наша последняя надежда, — прямо заявили они, — вы профессионал с отличной репутацией, сами работали у мартена и знаете, что такое потерять рабочее место. Все наши прежние инициативы ни к чему не привели, потому просим о помощи". Я ответил, что понимаю их боль, попытаюсь помочь. Ведь этот завод за свою историю стоял только во время Второй мировой войны. Кроме того, я знаю это предприятие, ибо в свое время в рамках группы ИСД мы его приобретали. Тогда он работал, но был, так сказать, очень болен.

Оборудование было крайне изношено, завод генерировал не прибыль, а убытки. Тем не менее мы его приобрели по самой высокой в Украине на тот момент цене, около 200 миллионов долларов. Деньги дали западные банки, которые доверяли мне и верили в нашу компанию, в то, что она динамично развивается. Мы модернизировали завод, построили новую доменную печь, новый прокатный стан, ряд других производств. И в итоге предприятие увеличило выпуск продукции почти на 40% при одновременном увеличении ассортимента!

Но вернемся к обращению ко мне за помощью заводчан. На другой день после их визита я выехал в Каменское, чтобы на месте разобраться с имеющимися проблемами. Мы провели большую встречу с представителями коллектива, профсоюзов и местных властей, обсудили, что нужно делать, чтобы запустить завод. Был очерчен круг задач, которые мне предстояло взять на себя. Главные из них: обеспечить производство необходимым сырьем и ресурсами, договориться с кредиторами об отсрочке платежей. Ведь когда предприятие остановилось, все кинулись спасать свои деньги. И на сегодня есть около 40 производств по взысканию долгов, арестованы счета, много другого негатива. Словом, я согласился и взялся за решение этих накопившихся проблем.

Ситуация на заводе, конечно, на сегодня очень тяжелая. Но, с другой стороны, все кредиторы, как финансовые, так и товарные, понимают, что если блокировать запуск комбината, то с ними никогда не рассчитаются, ибо будет нечем. Разве что все порезать на металлолом и продать… Однако, согласившись выступить гарантом в переговорах с кредиторами, я потребовал, чтобы и менеджмент завода, в свою очередь, мог гарантировать все необходимые расчеты. Ведь, чтобы запустить завод, необходимо от 100 до 150 миллионов долларов на ближайшие 2—3 месяца. Живых денег нет, и никто их не даст. И продукция за это время сама собой не появится, сначала нужно получить газ, электроэнергию, сырье и многое другое. Значит, надо брать в долг.

Мне удалось заручиться согласием поставщиков, однако они потребовали, чтобы на заводе был эффективный менеджмент. Чтобы, когда пойдет продукция и на комбинате появятся деньги, они не ушли бы сразу в карман акционеров, а сначала использовались для расчетов с кредиторами и поставщиками товаров и услуг. В итоге я договорился, чтобы руководителем завода поставили Александра Подкорытова, имеющего большой опыт и отличную репутацию как раз в области управления металлургическими предприятиями. Ему доверяю я, так как знаю давно и лично, поэтому доверяют кредиторы, поставщики, акционеры и коллектив.

Таким образом, после ряда переговоров мне удалось успокоить кредиторов, они дали заводу определенную отсрочку, а на предприятие уже в ближайшие дни пойдут некоторые из ресурсов, например, кокс. У меня есть договоренность также по электроэнергии, по газу, по некоторым другим видам поставок.

Директор уже подписал два необходимых приказа. Один — о расконсервации завода, другой — о запуске предприятия. Это очень важно было сделать как раз в канун Дня металлурга, потому что для юга и востока страны это один из самых главных праздников в году. Сравниться с ним может разве что День шахтера. Эти праздники отмечают, без преувеличения, целыми городами. И мне хотелось, чтобы сотрудники ДМК отпраздновали День металлурга в кругу семьи, с друзьями, будучи уверенными в завтрашнем дне, в том, что их рабочие места сохранятся, что жизнь наладится. Потому я сейчас буквально не сплю, решая накопившиеся там проблемы, занимаясь переговорным процессом, естественно, не забывая о своей парламентской деятельности.

Запуск ДМК имеет огромное значение и для самого государства Украина. Ведь он может давать продукции примерно на 1 миллиард долларов. Согласитесь, когда из 92 миллиардов украинского ВВП только один завод дает миллиард — это много. А если говорить о валютной выручке, то работа ДМК — это 3—4% от общего количества валютных поступлений в страну.

— Сохранился ли кадровый потенциал ДМК после нескольких месяцев простоя?

— Конечно, было очень сложно, кое-кто ушел, но основной костяк коллектива, к счастью, сохранился. Есть и объективные причины, ведь сейчас не работают многие предприятия ГМК, потому найти работу по специальности не очень просто. Но большинство просто осталось верными заводу, и мы обошлись без больших жертв. А работы впереди много, всем хватит, ведь речь идет не только о запуске уже существующих доменных печей, но даже и о строительстве новой печи.

К тому же во время простоя завода его сотрудники, по договоренности с профсоюзами, получали (и получают) две трети своих окладов, даже не работая. А некоторые трудились, занимаясь ремонтом и поддержкой оборудования в работоспособном состоянии. Это была примерно половина от обычной нагрузки на сотрудников, но все же реальная работа.
Сейчас все меняется к лучшему. Мы не забываем и о социальной сфере. У завода есть детский лагерь, в котором летом отдыхали ребята из многих семей сотрудников завода, не имеющие возможности выехать, к примеру, за рубеж или к морю. Лагерь тоже простаивал, но сейчас он открыт и туда заехали дети. Я также переговорил с руководством города Каменское и попросил их не секвестировать бюджет, не урезать расходы на социальную сферу. Когда завод заработает в полную мощность, он компенсирует городу все убытки.

— Известно, что остановка металлургических производств порой может быть чревата необратимыми негативными процессами. Не произошло такого с ДМК?

— Нет, не произошло, потому что остановка завода происходила не в аварийном режиме. Выполнялись все технологические требования, потому последствия не такие уж трагичные. Да, в любом случае такая остановка для оборудования — плохо. Особенно для коксохимического производства. Коксохим должен работать без перерыва, если остановился — практически надо возводить новую батарею. Но на ДМК нет коксохимического производства. Как меня заверили в руководстве и в коллективе завода, практически все оборудование там останавливалось в плановом режиме и просматривается как вполне рабочее. Кроме 9-й доменной печи, там есть тревожные симптомы, но мы знаем, как справиться с этим. Ведь в жизни бывают разные форс-мажорные обстоятельства, и наши металлурги умеют найти выход из ситуации. Но, конечно, это связано с большими финансовыми затратами.

— С какой продукцией обновленный ДМК выйдет на рынок?

— Это традиционная продукция для металлургического предприятия: арматура, катанка, квадрат, трубные заготовки и некоторые другие виды. Продукция недешевая, за определенные ее виды завод сразу получит предоплату, столь необходимую в нынешних условиях. Ведь лимит доверия поставщиков — не более 2—3 месяцев. Если через это время завод не будет рассчитываться, другая сторона прекратит поставки.

— Каково соотношение спроса на такую продукцию внутри страны и за рубежом?

— К сожалению, 95% продукции идет за рубеж и только 5% — на внутренние нужды. Увы, пока внутри страны нет большого спроса… А в экономически развитых странах внутренний рынок поглощает 75—80% продукции металлургии. Мы надеемся на то, что Украина тоже вскоре выйдет из кризиса и пойдет по пути экономического развития, тогда минимум половина металлургической продукции будет реализовываться внутри страны. Тем более что внутренний рынок всегда во всех странах дороже, чем экспортный, он намного интереснее предпринимателям.