«В сарай переселили, потому что не выполняла нормы на огороде» — женщина о 16 годах трудового рабства

1 год назад 0

Фото Ельдара Сарахмана

52-летняя Елена Ширякина 16 лет пробыла в трудовом рабстве в селе Черевки Згуровского района Киевской области. Женщину на собственной даче удерживали ее знакомые — супруги киевлян Виталий и Ирина Емчуки. Заставляли работать на поле и ухаживать за двором.

7 августа женщину с дачи киевлян увезла председатель сельсовета Черевков Наталья Лемеш. Ее отвезли в районную больницу Згуровки, где 4 дня врачи спасали женщину от обезвоживания и истощения. Тогда же она рассказала свою историю, как попала в кабалу. 11 августа по женщину приехал брат Олег Оболенцев, который забрал ее к себе. Все это время он считал, что Елена работает в Испании и Японии.

О своем освобождении, пережитом за годы неволи, разлуку с родными Елена Ширякина рассказала в интервью Gazeta.ua.

Вы помните ваше освобождение?

Да, я лежала на матрасе, когда открылись двери. На пороге стояла председатель сельсовета Наталья и cусидка Татьяна. Председатель говорит: "Елена, я помогу". А я не хочу вставать, меня заверили и зазомбировали. Говорили, только выйду за калитку, меня сдадут в психушку. Но сердце подсказывало — они друзья, надо идти.

Говорили, только выйду за калитку, меня сдадут в психушку

Где вы познакомились с семьей Емчуков?

Жили с ними по соседству. Я переехала в Украину в середине 1996 года. Работала переводчиком с немецкого. Познакомилась с Сашкой Ширякиним — он был офицером Киевского гарнизона. Получила гражданство. В 1998 году ему квартиру дали на улице Тополиной. Емчуки жили в соседней квартире. В 1999-м родился сын Димка. За год мы с Сашей расстались. Я осталась в Киеве. Квартира была записана на мужа, поэтому я переехала в съемную на Троещине.

Где-то в 2002 году Ира Емчук предложила мне поехать на заработки в Испанию. Говорила, что там я быстро заработаю на квартиру в Киеве. Но сказала, что для этого нужно 9 тысяч долларов. Я была переводчиком на строительстве немецкого посольства, поэтому деньги за год на документы набрала. Отправила к маме Димку, а сам жила у подруги. Ждала, пока сделают документы. Процесс затянулся. Ира предложила это время пожить у нее на даче.

Вам не показалось это мошенничеством?

Нет, все же бывшая соседка. Я когда приехала к ним в Черевки, то там был рай. Яблоневый сад, свежие овощи. Я много читала, яблоки ела. Ездила в посольство. Но мне в визе отказали. Тогда я снова вернулась на ту дачу.

То есть вы могли сначала свободно ездить?

Да, я даже выехала на три месяца в Чехию. Проработала там пекарем. Виза закончилась, я снова вернулась в Черевки.

Почему туда?

Верила Емчукам, что они отправят меня на заработки.

У мамы слабое сердце. Не могла ей сказать что все эти годы, пока они тянули из последних сил Димку, я сидела на даче

Вас часто на огороде видели соседи.

Сначала это была моя инициатива. Не было чем заняться, поэтому и пошла пропалывать огород. Ирина Аркадьевна была шокирована, как я вычистила помидоры и перцы от сорняков. Но со временем объем работ все увеличивался и увеличивался по разным причинам. Там больше перцев посадили, там помидоров и огурцов. А мне говорят, будто все решается вопрос, чтобы я могла уехать на заработки.

А маме правды сказать не могу. Потому что знаю, что у нее будет сердечный приступ. Ей говорю, что работаю в Испании. Помогать ей деньгами не могу, потому что здесь делаю взнос на квартиру, которую я в Киеве будто строю. Маму обманываю, Димку обманываю.

Вы к ним не ездили?

Нет. Еще в начале рассказала им легенду, что в Испании я работаю нелегально. Не могу уехать, потому что назад не вернусь. Я маме это постоянно объясняла.

А как вы с ней связывались?

Мы говорили по стационарному телефону. У Емчуков в Черевках стоит дисковый. И точно такой же дома у родителей был в Волгограде. Мама не могла определить откуда я звоню.

Затем в Волгограде купили телефон, который определяет номера. Тогда я звонила с мобильного Емчуков. Фактически шифровалась по полной программе.

Вам не хотелось все бросить и уехать к родным?

Мне стыдно было. Ребенок уже в школу идет, а я сижу на чужой даче. Не могу даже объяснить, как хотелось. Но меня настолько совесть мучила — где мы будем жить, куда я дитя заберу?

В Волгоград возвращаться я не хотела. Я уже имела украинское гражданство, что — вновь проходить семь кругов ада, чтобы получить российское? Перспектива работы там — идти в школу преподавать, я не могла. Имела в Киеве большие зарплаты. И где жить? В хрущевке жили мои родители, бабушка с дедом. Все они на пенсии. Что нам с сыном остается — сидеть у них на головах?

Елена Ширякина со старшим братом Олегом

Настолько это все затянулось — папа умер. У мамы слабое сердце. Не могла ей сказать что все эти годы, пока они тянули из последних сил Димку, я сидела на даче.

Теперь я понимаю, что 9 тысяч долларов, которые Ирина Аркадьевна выманила у меня, заканчивались и она начала меня использовать. Начали ухудшаться условия жизни.

Как именно?

Все время увеличивался объем работ. Посадили больше огурцов и помидоров. На участке, где ранее сеяли клевер, посадили картофель. А работать на картофеле — это ужас. Посадить, прополоть, окучить, выкопать. Не в силах тянуть эту работу. Стала выглядеть все хуже и хуже. А Ирина Аркадьевна постоянно мне говорила, что я сама виновата, потому что плохо работаю. Поэтому и здоровье ухудшается.

Вам врача вызывали?

Нет, так как у меня приступов не было, просто общая усталость. Раньше я с ведрами бегала, то последние несколько лет едва тянула.

Они били вас?

Аркадьевна раз за разом лупила меня. Могла треснуть, рассказывая что я такая сякая. А я отвечала: меня родная мама не била, а вы лупите. А она: "Потому что ты вечно не так делаешь, как я тебе говорю".

Это все нарастало и нарастало. Сначала приезжала дочь Ирины. Мы с ней нормально общались. И когда на меня замахивалась Аркадьевна, дочь заступалась за меня. А Емчук объясняла: "Я ее учу, как консервировать, полоть, поливать". А потом получилось так, что в Черевки перестали ездить родственники Емчуков. И Аркадьевна постоянно кричала — это из-за тебя сюда не хочет никто ехать. И отношение ко мне все хуже и хуже было.

Соседка Татьяна Тымкив утверждает, что вас ударили лопатой по лицу на ее глазах. Это правда?

Я не помню. То, что замахнулись лопатой по мне — это 100 процентов. Последние годы у меня все, как в тумане было. Многое не вспомню.

Емчуки жили на даче постоянно?

Когда держали риелторскую контору в Киеве, на дачу приезжали по выходным и праздникам. Я жила фактически сама всю неделю. Они просто давали задания. Продукты привозили, я нормально ела. И на огороде мы все вместе работали. Ели тоже вместе. Имели нормальные отношения.

Вы эти отношения воспринимали как?

Как плату за питание и проживание. Мой посильный вклад. А побои начались, когда закрылась их риэлторская контора в 2013 году. Но Ирина Аркадьевна сказала, что ее закрыли из-за меня, я здесь плохо работаю. Моя первая реакция: а я тут при чем? Вы закрыли фирму, это ваше дело.

Вас там насильно держали?

Нет. Но я просто не могла уехать. У меня в кошельке даже денег не было. Не было возможности даже выйти на дорогу и сесть на автобус. Куда я поеду? Брату сказать, что я не в Испании, а в Емчуком на даче? Я сейчас понимаю, что если бы я с ним же связалась, он бы понял, что это афера.

Фактически Ирина Аркадьевна отсекла меня от мамы тем, что я чувствовала себя виноватой за Димку, что я сбросила его на нее. А брата Олега отсекла тем, что не сказала ему правду о том, что я никуда не поехала.

Что было для вас самым трудным?

Чувство вины перед семьей. И то, что с Димкой разговаривала по телефону, а он говорил постоянно: мам, приезжай. Особенно когда маленький был. И это психологически на меня использовалось, что я виновата перед близкими. В некоторые период времени это было настолько невыносимо и тяжело, что хотелось умереть.

А потом Ирина Аркадьевна предложила съехаться с мамой и сыном в Украине. Предложила купить дом. Я обрадовалась — наконец встретиться с родными. Мне начали рассказывать, что в есть дом в селе Мартыновичи в Полтавской области. А в Пирятине есть вакансия в техникуме преподавателя английского. Я туда могу выйти на работу. Это было в 2013 году. Баба с дедом умерли, и мама продала квартиру в Волгограде. Получила 30 тысяч долларов. Сама переехала жить на дачу. Передала деньги мне через Аркадьевну. Деньги она взяла и будто купила дом.

Но возникли проблемы, потому что дом был как бы под залогом и на меня наложили штраф в 15 тысяч долларов. И Емчуки как бы заплатили его. За это должна была отработать им деньги на огороде.

После моего освобождения брат рассказал: 18 мая 2014 года был звонок в 20:30 маме. Якобы я звонила из Испании. И было сказано — мы не можем пока вместе жить. Это стало последней каплей. В 20:45 мама уже была мертва от разрыва сердца. Но я не звонила. Я даже не знала, что она умерла.

У вас был доступ к телевизору, новостей, радио? Вам не хотелось в магазин сходить?

До определенного периода я жила свободно на даче. Ходила, где хотела, с людьми говорила. Но потом, я не помню точной даты, мне Аркадьевна начала говорить, что соседи плохо ко мне относятся.

А когда я начала говорить Емчукам, что давайте хоть в магазин за хлебом ходить буду, они сразу нашли людей, которые продукты привозили домой. Меня фактически изолировали из всех сторон. Говорили, что если я выйду за периметр — меня в психушку сдадут. Когда умерла мама — мне говорили, что Олег меня готов убить, что я довела маму до смерти.

Ирина Аркадьевна деспотичная женщина?

Она организовала мою изоляцию. У нее образование медика, биолога и психолога. Она получала удовольствие от того, что делала со мной. Приходила, била и так разряжалась. Я ее про себя называла фашисткой, она у меня ассоциировалась с Барбарой из сериала "17 мгновений весны". И также была властноюй женщиной и получала удовольствие от своей власти. А Виталий был добрым и хорошим. Но он не заступался за меня.

С соседями не общались?

Нет, не было необходимости. В прошлом году, cоседка Татьяна начала со мной говорить и спрашивать, чем может мне помочь. А мне Ирина Аркадьевна начала кричать, что она ведьма.

В сарай переселили, потому что не выполняла нормы на огороде. Я себя там чувствовала рабыней

Вас нашли в сарае. Кто вас там закрыл?

В доме, где я раньше жила, не было печи. Обогревали электрокамином. Мне стали говорить, что это дорого. В сарай переселили, потому что не выполняла нормы на огороде. Я себя там чувствовала рабыней.

Какое наказание должны понести эти люди?

В тюрьме они должны быть. Потому что это они довели меня до такого состояния. А Ирину Аркадьевну надо наказать за то, что получается я виновата в смерти матери.

Полиция возбудила уголовное производство на семью Емчуком по статье "лишение свободы человека против его воли". Из могут бросить в тюрьму на 5 лет. Проводится проверка.