Жизнь без смыслов

6 месяцев назад 0

Человечество перешло в бескнижную фазу своего развития, куда его завели современные технологии. Книги исчезли, а с ними исчезли и смыслы, ради которых люди готовы были жить и умирать. Мозги стали другими.

В свое время книга создала человечество: его образование и науку, его философию, его мозг в целом. Даже во времена Бисмарка считали, что победу в войне принес школьный учитель. То есть новый тип образования создал, в итоге, сильную страну. Если изменить эту формулу, получим то, что имеем: чем хуже образование, тем слабее страна. Украина попала в ситуацию, когда все великие свершения остаются в далеком прошлом. Можно иметь неработающую Академию наук (что, конечно, тоже плохо), но нельзя иметь неработающее образование.

Сегодня часть смыслов из книг перекочевала в телесериалы. Теперь они остаются единственным, что может удерживать внимание миллионов. Но мы обычно смотрим чужие телесериалы и, следовательно, живем в мире чужих смыслов. А они небольшие нам помощники, потому что чужие…

Человек без больших смыслов стоит на пути переселения в животную жизнь. Раньше смыслы могли нам подбрасывать великие философы или публичные интеллектуалы. Но теперь их нет с нами. Они исчезают из нашей жизни, как исчезли динозавры. Те тоже были большие, и в маленьком мире для них нет места.

Технологически мир действительно вырывается вперед, но кто туда захватит нас? Технологии оказались сделанными на вырост, под других людей, поэтому сегодня все хотят их обуздать, поставить в управляемое цифровое стойло.

Мы всегда хотим жить в мире завтрашнего дня, поскольку у нас слишком много претензий ко дню сегодняшнему. Нам кажется, что хуже уже быть не может. Но жизнь опровергает эти радужные надежды. Раньше были нелегальные казино, теперь-нелегальные дома для стариков. С первыми боролась полиция, вторыми сейчас занимаются пожарные.

Но эта перемена — в худшую сторону. В лучшую сторону государство пока что знает только один способ: печатать новые красивые марки, новые яркие банкноты, чеканить новые блестящие монеты. Они всегда радуют глаз правителей, служа доказательством того, что мы не хуже.

На наших глазах рождается новое мироздание без книг. Но книги всегда создавали мозги, а мозги создают новую экономику. Причем экономика жива там, где есть разнообразие. Недаром Кремниевая долина всегда была рада приезду эмигрантов, поскольку у них другие мозги. Кстати, в США за Байдена голосовало городское население, а не глубинка, поскольку там тоже другие мозги. И молодежь за него голосовала, — они тоже уже другие.

Без новой экономики, порожденной другими умными головами, нет и не будет новой страны. Нет экономики-нет денег. Государству уже мало старых налогов, оно, как короли из сказок, хочет собирать все новые и новые, все больше и больше. Даже дракон Коронавирус гуляет по городам, их не останавливает, а, наоборот, провоцирует на новые налоги.

Сегодня мы видим новости двух типов: сколько заболело/умерло и на сколько повышаются налоги и тарифы.

Печатание новых банкнот не решает экономических проблем. Это помогает только печатникам, чьи станки будут загружены. А люди ищут место под солнцем, и другим. Пока люди будут пытаться эмигрировать, страны не будет. Едут те, кто чувствует свою силу. Остаются те, кто привязан к государству. Они всегда хорошо и правильно голосуют, но это оплачивается государством, потому что они от него зависят и никуда ехать не будут. Если сильные уедут, госуправление только выиграет, поскольку останутся молчаливы.

Государство разводит руками, ему нечего сказать в ответ. Все уже устали от войны, пандемии и молчания властей. Современная власть научилась ничего не сказать, даже говоря. Никто не может утверждать, что она молчит. С экрана не сходят профессионалы говорения. Последние наши президенты-мастера этого жанра. Но от их слов не становится легче.

При этом часть телеканалов профессионально удерживает критический настрой, и поэтому власть не может переиграть оппозицию. Государство создается коммуникациями. Те, кто говорит громче и убедительнее, становятся властью. Все украинские майданы, сформировавшие современное государство, были именно такими «громкими голосами».

Коммуникация «нарушает» две физические константы, преодолевая ограничения пространства и времени. Можно разговаривать через океаны и говорить с прошлым или будущим, как то делают книги. Но это произошло с появлением новых технологий, которые шаг за шагом перенесли человека из пещеры в современный мир. Лифт может перенести меня на другой этаж, но в другой мир можно перенестись только трансформируя тот, который имеем.

Коммуникация может нарушать и социальную константу: говорение власти должно быть сильнее говорения оппозиции. Когда этого нет, власть отдают оппозиции, потому что там находятся более яркие и убедительные слова и люди. Но впоследствии мы понимаем, что перед нами все время люди одного театра, пусть политического, но однако театра. Эти люди-актеры ходят между разными партиями, периодически становясь министрами, а потом снова исчезают. За это время они учатся говорить правильные слова, за которыми – ничего. Украина стала государством говорения, а не делания.

Коммуникация тоже является определенным фильтром, или цензором, поскольку мы все передаем другим не «случайное», а «системное», то есть в результате коммуникации происходит накопление все более важного и важного, а ненужное отсеивается. Таким образом коммуникация создает новый мир из фрагментов старого.

Одновременно выполняется несколько задач. Литература, которая тоже является технологией коммуникации, не только работает на развлечение, но и меняет мозги, и человек становится другим. Развлечение замыкается на целях конкретной минуты, выполняя тактические задания. Изменение человека-это стратегические цели.

Человек на протестном митинге тактически выражает себя в этой точке пространства-времени, но его цели имеют стратегический характер, простираясь за пределы этого времени. Она смотрит вперед и оперирует завтрашним днем, сегодняшний день для нее важен только как переход в правильный завтрашний. Но такое создание завтрашнего дня государство устраняет двумя путями: а) не реагируя вообще, б) разгоняя протесты. Очень редко это приводит к смене чиновников, еще реже — к смене первого лица.

Но на протестном митинге человек чувствует себя другим. С одной стороны, она становится частью массы, элементом толпы, что теряет свою индивидуальность. С другой – в ней рождается новый вид энергии: активного протеста. И это может быть для нее единственным лучиком надежды.

У власти цель-выжить, но и у населения та же цель — выжить. Здесь мы все близнецы-братья. Главное — не довести и тех, и тех до ощущения, что мы на «Титанике». Люди власти отнюдь не дураки, просто их выживание зависит от других параметров. С точки зрения ответственности, власть абсолютно анонимна. Если падает потолок в подземном переходе Киева, для нас виноват Кличко. Но он справедливо отрицает, что не может отвечать за каждую улицу. В результате власть оказывается размытой, народное недовольство направлять некуда. А до следующего года голосования даже не все избиратели доживут…

Власть-это деньги, которые периодически растворяются в пространстве. Миллиарды и миллиарды летят… куда-то в теплые края, как птицы. Потом люди возвращаются, а миллиарды — нет. Они не умеют летать в обратном направлении.

Единственное наказание-не переизберут. Ну и пусть… Никто и никогда не попадает за решетку, поскольку доказать ничего нельзя. Поместья и машины, оформленные на маму и жену, не рассматриваются. У проверяющих тоже есть мамы и жены, которым тоже хочется жить в поместьях.

Когда у нас было самое образованное население. Теперь даже этого не будет, потому что старшие классы остаются только для четверти учеников. Кстати, на следующем витке это приведет и к уменьшению числа студентов и вузов. Но в этом будет один плюс: ректоры должны беречь, как зеницу ока, и любить каждого студента.

Это высшее искусство: говоря молчать, то есть ничего не сказать. Или, наоборот, молчать и этим своим молчанием говорить многое. Постепенно мы потеряли борьбу за смыслы, хотя майданы как раз говорили смыслами, что были сильнее слов власти, по которым смыслов не было.

Слова разговаривают с конкретными людьми, а смыслы способны захватить с собой все население, поскольку это разговор не с индивидуальным сознанием, а со всей массовым сознанием одновременно. Они открывают души, а не просто разум…

У смыслов всегда есть будущее, поскольку они и приходят откуда-то оттуда, будучи мостиком перехода в завтра. Вчерашние смыслы давно лежат на помойке истории. Новому поколению нужны новые смыслы. Плохо, когда оно обретает смыслы только в другой стране.

Пандемия рано или поздно кончится, но это убьет нас еще больше, потому что у нас нет планов, каким должен быть новый мир. Мы снова возьмемся открывать мосты и дороги на земле, пока илоны маски осваивают космос.

Как писал Довженко, кто видит внизу лужу, а кто — то- звезды, отражающиеся в ней…

Георгий Почепцов, украинский специалист в области коммуникативных технологий, теоретик вопросов стратегии, информационных войн и маркетинга.


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.