Андрей Гордеев дал откровенное интервью

5 месяцев назад 0

Глава Херсонской ОГА Андрей Гордеев написал заявление об отставке. Чем вызван этот шаг – он сообщил публично. А вот о чем он просил Президента, когда писал заявление об увольнении, какими будут его следующие шаги после того, как он официально уйдет в отставку, почему, как он думает, его решили «выбить из седла» и почему он не пошел по пути своего коллеги из Одесской области – об этом Андрей Гордеев рассказал корреспонденту Укринформа в пока еще своем кабинете главы ОГА.

—  И все-таки, пока нет решения Президента о вашей отставке, кто руководит областью? Ваш первый заместитель – Бутрий?

— Сейчас пока я руковожу областью.

—  В соцсетях часть пользователей, жителей Херсонщины, выражают обеспокоенность тем, что область, которая граничит с оккупированным Крымом, «обезглавлена» – подали заявление об отставке вы, один из ваших заместителей, ситуация с председателем облсовета Владиславом Мангером, опять же…

— Ну, этого и добивались.

—  Насколько это опасно?

— Возможно, область де-юре «обезглавлена», де-факто все же… Мы все живем здесь, мы никуда не убегаем. «Обезглавлена» – это было в 2014 году, я считаю, когда реально была «обезглавлена» сама система государственного управления. Сейчас есть исполняющий обязанности, сейчас мы все – слева, справа, сбоку… мы все живем в Херсоне.

Возможно, политически «обезглавлена» – это так… То, что сейчас произошло – это идет зачистка, по сути, перед парламентскими выборами. Этим сейчас спекулировали на президентских выборах, поставив в такую, как бы это правильно сказать… в зависимость от этого решения Президента, и, соответственно, идет подготовка к парламентским выборам.

Понятно, что Гордеев или Рищук – невыгодны… Но не должность красит человека, а человек должность. Поэтому будем мы, условно говоря, не в кресле, а будем на улице, или еще где-то — от этого что, изменится наше отношение к области? Или в 2014 году нас это останавливало – что мы не в кресле, не на посту – чтобы мы принимали меры по обороне области.

—  Сегодня есть история с главой Одесской ОГА… Как бы вы прокомментировали его действия?

— С точки зрения формального, юридического права, то у нас парламентско-президентская республика, Кабмин имеет более определяющее влияние на формирование кадровой политики в отношении глав администраций. Но с точки зрения командности – меня приглашал президент на эту должность. Именно он сформировал сейчас такую обстановку (я про эти 3 года, когда я работаю), когда я, как глава администрации, могу обратиться к любому: к парламенту, к правительству, к Президенту о поддержке того или иного вопроса. И это мы только в такой консолидации решали вопрос. Если я скажу, что я «звезда», сяду здесь и буду говорить, что мне здесь никто не указ и так далее – это не командная игра и максимум, что получится – ну, просидеть месяц-два. Что от этого? От этого проблемы не решаться. Понимаете, страдает от этого уже громада.

Кроме того, во-первых, я сам обратился к президенту относительно отставки: когда у нас было совещание, я ему сказал о том, что я слежу за ситуацией, вижу, что происходит… Сначала мне было самому смешно от этих претензий в отношении меня. Честно… Я не думал, что можно взять человека, сказать на белое – черное, – и это реально работает…

Сейчас, когда встал вопрос, что есть такая искусственная ситуация, виртуально созданная… Мы знаем, как этот механизм произошел, кто там давал лживую эту информацию этим активистам. Вопрос в том, что активисты же верят, что это правда, правильно? Если бы я верил, я бы тоже доказывал правоту. Поэтому нам надо просто поработать и всю эту ложь развеять – и мы этим займемся.

 

— Это об обвинениях в ваш адрес относительно Гандзюк?

— Да, и когда я увидел все эти вояжи сюда, обливание краской и так далее… Пальцы, говорят, там оторвало одному из участников акций, который что-то бросал. Это уже настолько глупая ситуация, что надо как-то ее решать. Держаться за кресло, за должность – никогда за нее не держался. Сегодня должность одна, завтра другая. Надо быть человеком, прежде всего. И когда ситуация выросла в это, мы общались, советовались со всеми и я сказал: я вижу, что эта ситуация может негативно повлиять. Есть такое? Есть. Объективно? Объективно. Сможем ли мы эту ложь развеять до второго тура выборов? Не сможем. Потому что это целенаправленная акция. Я когда посмотрел на масштабы этой акции медийной, сколько ресурса в это вовлечено. Я понимаю, что теперь, чтобы это все «отмотать обратно», надо потратить полгода на это.

—  Ваш заместитель Евгений Рищук написал, что готов помогать всем, кто ищет «настоящего заказчика» убийства Гандзюк. У вас тоже такие намерения. У вас есть план, как вы будете действовать? Или вы будете ждать, как будет проводить расследование следствие?

— Смотрите, ни одного намека на фамилию Гордеев в рамках этого уголовного производства нет. Кроме мнения псевдоактивистов, я их так называю. Но как это информационно «вбито» в головы людям – относительно моей причастности, что я понимаю, что этим уже надо заниматься и раскручивать в другую сторону. Наверное, в этом моя была ошибка, что я этим не занялся раньше. Однако задачей этих активистов было выбивать меня с моего привычного уклада жизни, их задача была в том, чтобы я не внедрял реформы, чтобы я занимался собой. А я сказал, что нет – буду заниматься своей работой. Теперь все – с завтрашнего или послезавтрашнего дня, когда там будет Указ президента – буду заниматься уже собой.

— Собой – в смысле?..

— В любом смысле. Я пойду на полиграф, проведу пресс-конференции. Но это уже после будет. Сегодня же существующая обстановка, она реально влияет на ситуацию с выборами.

—  Опять же, в соцсетях появилась информация, что поджоги в экосистемах области – это не просто так, что за этим стоят силы, которые хотят дестабилизировать ситуацию в области. Ваше мнение?

— Одна из версий возникновения пожара большого, который произошел в 2018 году – диверсия. Потому что там находятся военные подразделения, другие подразделения. И когда мы сказали, что теперь будут лес охранять военные, – после этого не было возгораний. Это было в 2018 году. Сегодня эти поджоги камыша. Виновников очень трудно отследить, но правоохранители над этим работают. Потому что остаются в любом случае какие-то следы и так далее. Поджоги камыша – возможно, причина в том, что водная полиция вместе с нацпарками и рыбинспекцией контролируют настолько водную поверхность, что браконьерам приходится сжигать камыш, чтобы иметь доступ к мелкой воды, куда заходит рыба на нерест. Эта версия отрабатывается. Может быть другая версия: знаете, есть такая технология, для того, чтобы негативное настроение было в регионе, надо совершать какие-то диверсионные мероприятия. Возможно, они, эти пожары, на первый взгляд, выглядят как бытовые, но когда это система, то уже явно не бытовые. И когда горят один за другим плавни, – это явно не бытовая ситуация, когда кто-то курил и окурок бросил.

— Почему не поднять здесь военных?

— Ну, мы же не посадим военных в камыш… Есть соответствующие меры, они принимаются, я просто не хочу сейчас даже намекать, какие именно это меры. Я надеюсь, что наш подход относительно вознаграждения за поджигателя также повлияет.

— За эти три года, что вы работали главой ОГА – чем вы гордитесь и где, какие, вы считаете, были ошибки и что сейчас вы бы сделали по-другому?

— …Ну, поработав год, я сказал, что только теперь понимаю, куда попал. Потому что быть главой администрации и понимать все течения, группки, подгруппки – это реально требует времени. Просто знаешь теперь, кто в области есть кто – в хорошем и в плохом смысле слова. Самое большое достижение – это то, что мы возродили доверие к Херсонщине. Ведь после оккупации Крыма к нам иностранцы боялись ехать – сегодня они вкладывают в нас миллиарды.

— Ну, вы на коллегии только что сказали – опять боятся… Иностранный посол боялся встречаться с вами публично, вы сказали.

— Сегодняшняя ситуация связана исключительно с моей фамилией.

— То есть, это не про инвестиции?

— Это о том, что мне «прицепили» имидж, который влияет на мою работу главы администрации. Мне надо освободить это место для того, чтобы имидж этот не влиял негативно на область, для того, чтобы инвесторы не боялись ехать и встречаться… Этого и хотели добиться: я знаю, что информацию рассылали по посольствам, ну, о'кей, а что дальше? Они думают, что это какой-то хайп, или как там сейчас эти модные слова, что это какой-то тренд, что это так круто «збивать» главу администрации потому, что они так думают. Но, блин… Пойдите вы в СБУ, сядьте, разберитесь: на мой взгляд, должна была бы и Служба безопасности Украины провести с ними круглый стол, потому что уничтожение человека – это сейчас легче всего. Вот сегодня, когда мы эти все каналы информации проанализировали, ну, они реально впечатляют. Это такие пушки, которые стреляют. Мне это лично, скажу честно, все равно, потому что я чист перед Богом, перед совестью своей, перед командой, перед отцом Екатерины, перед кем угодно. Но вопрос не в этом…

Скажу, что я просил Президента — поддержать проект мостоперехода в Херсоне. Потому что реально – это неоконченное дело.

— Это одна из просьб, с которой вы к нему обратились?

— Я больше ничего не просил, только это. На сегодня там еще месяца на два есть деньги на работу. А потом, если не будет поддержки правительства, парламента, – остановиться, это значит – свернут бригады, технику. А потом, когда это надо будет опять восстановить, – это время, деньги… Мы этот темп не должны сбавлять, и я просил об этом народного депутата Александра Спиваковского, он полностью разбирается в проблеме, и сегодня есть правительственные решения о дальнейшей поддержке…