«Чем ближе конец следствия, тем грязнее из-за безысходности действуют силовики и тем продажнее пресса», — Владислав Мангер

1 месяц назад 0

Адвокат Владислава Мангера Дмитрий Ильченко на своей странице в социальной сети Facebook рассказал о том, что Генеральная прокуратура усердно распускает слухи. Причина в том, что у стороны обвинения остается все меньше времени до окончания срока досудебного расследования, а доказательств причастности Владислава Мангера к делу о смерти Гандзюк как не было, так и нет. Откровенно неправдивые данные активно подхватываются средствами массовой информации, которые не утруждают себя проверкой правдивости озвученной силовиками информации.

"ГПУ в агонии. Только что для того, что бы показать, что они не никчемные бездари, а чего-то стоят, они "слили" в интернет ухвалу суда, где суд предоставил доступ к банковским счетам ряда лиц. При этом в ухвале изложена фабула того, зачем СБУ и прокуратуре этот доступ.
Согласно их новой версии Мангер, жена Мангера и дети Мангера все вместе переводили Левину деньги. Левин — этот тот, кто якобы принял заказ и все организовал. Правда, он очень "удобно" для СБУ исчез и до сих пор не объявлен в международный розыск — так что вообще не ясно, хотят ли его найти или для следствия это лишнее. А учитывая, как легко нашли его журналисты — вопросов все больше, ищет ли его следствие на самом деле.
Так вот, на основании этой ухвалы теперь запущен очередной "слух" — Мангер переводит деньги Левину. Плюс, теперь СБУшники начнут давить на семью Мангера — ведь у них осталось ровно 2 недели на то, что бы положить в дело хоть что-то.
Сразу хочу сказать, насколько абсурдно все это. Мало того, что я очень сомневаюсь, что Левин вообще от кого-то получал бы деньги "на карточку", так еще и совсем невероятно, чтобы Мангер, с браслетом на руке, их ему отправлял. А чтобы этим занимались еще и жена и дети — это просто полный маразм.
А во-вторых, распечатки по счетам Мангера уже предоставлялись и в суд, и в СБУ. Это было тогда, когда СБУ утверждало, что Мангеру принадлежит пансионат. А потом оказалось, что он в нем, отдыхая, платил за номер и в баре. То есть, запрошенные документы уже есть у СБУшников, а ухвалу они пошли получать просто для того, что бы создать информповод.
Интересно, что все ухвалы по этому делу строго засекречены. А именно с этой, внезапно, секретность сняли. И тут же слили нескольким сми.
Думаю, в последние 2 недели мы еще много бреда услышим. Ждем до 3 августа, а дальше вместе почитаем дело", — написал Дмитрий Ильченко.

Не заставила себя ждать и реакция Владислава Мангера. Он уверен: из-за отсутствия доказательств СБУ начала "бить по самому дорогому" — по семье. Не имея фактов, силовики занимаются обычной дискредитацией, тогда как сама суть расследования — поиск и наказание настоящих преступников — попросту нивелирована.

"Помойное дно – вот как называются потуги генерала Доценко залезть своими паскудствами уже даже в мою семью. Объективно понимаю – от бессилия, от собственной желчи: со мной не получилось, так он взялся за моих детей. Всем здравым людям сообщаю: никогда, ни при каких обстоятельствах, ни разу в жизни мои близкие никоим образом не контактировали с помощником одного из областных депутатов Алексеем Левиным. Сегодняшнее сообщение о том, что они якобы перечисляли ему какие-то деньги – нестройный бред одного воспаленного мозга. Дорогостоящие представители всеукраинских ресурсов, продавшие свои площадки для размещения очередной ерунды про меня: бизнес бизнесом, но совесть и порядочность всё же надо иметь. Хотя, как видно, вы её и так имеете… как минимум в виду. Вспоминайте, люди, хотя бы иногда о том, что вы – люди, а не чьи-то инструменты в борьбе с чужими врагами. Что вам нужно понимать по состоянию на июль 2019 года? Дело Гандзюк СБУ (при участии уже уволенного Доценко) «сливает». Истинного заказчика этого преступления вы никогда не узнаете, потому что, как говорила сама Гандзюк, в его шкафу висит форма с погонами. Фактов против меня как не было, так и нет, именно поэтому СБУ, как в одесском анекдоте, ходит по Привозу и рассказывает, что «у архитектора дочка б…дь», точно зная, что у того архитектора никакой дочери нет", — рассказал Владислав Мангер.