Житель Херсона Волынец заявляет о фальсификации против него дела с целью вымогательства

2 месяца назад 0

Как рассказалВолынец Цензор.НЕТ, 10 октября 2016 года он с семьей – беременной женой и ребенком поехал отдохнуть в ресторане на окраине Херсона. На парковке "Макдрайва" к ним подошел неизвестный, завязалась драка, в которой ему пришлось защищать жену, что в последствие стало основанием для уголовного производства в отношении Волынца. Неизвестным оказался Юрий Захаров. Последний обвиняет Волынца в нанесении телесных повреждений средней тяжести (истец отмечает, что это в частности выразилось в сломанном пальце).

Потерпевший требует от Волынца 2300 гривен за лечение и 140 800 гривен за моральный ущерб.

Волынец и его адвокат называют происходящее постановкой с целью дальнейшего вымогательства денег. Главным аргументом является мотив – Захаров сам подошел к семье Волынца и начал скандалить, что подтверждают свидетели. Он нанес Волынцу повреждения, в частности, бросая того на асфальт. В дальнейшем, по словам Волынца, у него неоднократно просили деньги за закрытие дела.

Адвокат Пасичниченко рассказал, что факт вымогательства зафиксирован со слов клиента. Также об этом сказал представитель потерпевшего в суде: «Он под запись заявил, что если ему выплатят 50 или 60 тысяч гривен, то он не будет иметь претензий».

Роман Волынец заверил, что обращался в СБУ АР Крым, базирующуюся в Херсоне. Он заявляет, что фиксация вымогательства взятки, а потом и ее передача, были провалены:

«СБУ после моего обращения начала производство. Вел его Андрей Романюк. В яваре 2017 года мне Захаров назначил встречу. Я шел на нее уже с аппаратурой для фиксации. Были адвокат Захарова и сам Захаров. Сказали, что если я заплачу 2500 долларов, то он «не узнает» меня на экспертизе опознания. Я спросил, зачем такая большая сумма. Он ответил, что в любом случае 500 долларов идет в прокуратуру.

Потом была еще встреча в прокуратуре, где также меня уверили в том, что если я передам деньги, то дело закроют.

И вот, продолжается операция СБУ по фиксированию взятки. Пришло время давать деньги. Захаров назначил встречу под прокуратурой. План был таков: СБУ мне выдают специальные для этой операции деньги, мы все это записываем. Но в последний момент мне в СБУ сказали, что деньги еще не привезли. Но как я потом узнал, этот «материал» в СБУ всегда есть на случай подобной операции.

А через некоторое время Романюк предлагал подписать бумаги о том, что «возможно я что-то не так понял, и никакой взятки не было». Я отказался это подписывать. Как это не было взятки, если все записано на аппаратуру? Откуда я тогда знаю, где у СБУ оперативная квартира, в которой меня переодевали? У меня в вайбере сохранена фотография, как мне подбирали одежду под аппаратуру. А откуда я знаю, как работает это оборудование? То есть, я так понимаю, сто СБУ меня «продала» этому прокурору», — рассказывает Роман Волынец.

Юрий Захаров, который числится в деле пострадавшим, напротив упрекает Волынца в клевете, и утверждает, что Волынец его побил, а после открыти дела — оболгал, пытаясь избежать наказания:

«Я ехал на своем автомобиле, и тут меня через две сплошные обогнал джип. Он просигналил, поехал дальше, потом резко затормозил – так делают, когда хотят кого-то проучить. Подъехав к парковке, я увидел этого человека, как он мне кивает. Я подошел, и начался разговор. Чтобы вы понимали, он двухметровый, лысый. Я спросил: что случилось. Дальше обвинил меня в том, что я медленно ехал. Что значит медленно? Я ехал на обычной для города скорости. А впереди ехала машина со значком «инвалид». Я все это ему объяснял, что ехал нормально, и подрезать меня у него не было повода. Он реагировал невменяемо. Потом вышла его жена, как я уже сейчас знаю. Говорит: «Ну хватит». Я ей ответил: «Вы же видите, как он ездит». И тут у Волынца в голове что-то произошло, он со словами «Ты еще с женой моей будешь говорить?» нанес первый удар. Потом еще один, и еще один. На видео видно, кто нападает, а кто – уходит от конфликта. Я отходил, а он нападал. С моей стороны не было ни единого удара. Максимум, что я делал – закрывал свою голову. Волынец — двухметровый мужчина, несколько раз нанес мне удары по голове. Понятное дело, у меня началось помутнение. Максимум, что я мог сделать – это свалить его на пол за ноги.

Потом я снова отошел и начал отходить назад. Волынец не предлагал вызвать полицию. Когда подбежали люди и начали нас разъединять, то он сел в машину и уехал».

Однако защита Волынца ставит под сомнение наличие у Захарова травм и перелома.

«Не было никакого перелома у него, — считает Волынец. — Так фабриковано дело. Схема такова: судмедэкспертиза просто регистрируется в компьютере – виртуально. В моем случае это был номер 1466. Судмедэксперт знает, что ему светит за фальсификацию справки, поэтому он никаких документов не выдает. Он делает в компьютере запись: рассмотрев перелом в двух проекциях, я пришел к выводу, что перелом есть. Потом через несколько дней он выдает экспертизу 1466/22, ссылаясь на экспертизу 1466. Делает вывод, что перелом относится к средней тяжести по критерию потери трудоспособности. Все. Если его начнут проверять и спросят, где 1466, то он ответит, что уже выдал ее вместе с медицинскими документами, а копий не делается.

Они даже не могут предоставить рентгеновский снимок этого перелома. Не могут ответить на вопрос, в какой больнице он сделан. Когда я задаю этот вопрос, то наступает гробовая тишина, прокурор смотрит в другую сторону. Причем, мне они претензии выставили не сразу, а ждали месяц, пока якобы заживет этот перелом. Хотя я немного публичная личность. Баллотировался в горсовет от "Самопомочи", кстати вместе с отцом Чемериса. А они сделали вид, что не могли меня месяц разыскать – чтобы не показывать, что перелома на самом деле не было».

«Я сразу обратился в больницу – в больницу имени Тропиных. Мне сделали снимок и наложили гипс, — уверяет Захаров. Я, кстати, много раз просил и полицию, и прокуратуру, чтобы они запросили эти документы из больницы».

Однако на вопрос о справке, подтверждающей наличие у него перелома вследствие драки с Волынцом, Захаров ее не предоставил.

Судебные тяжбы длятся уже 3 года. Адвокат Олег Пасичниченко объясняет, как прокуратура искусственно затягивает дело. Сейчас по инициативе прокуратуры дело начали вновь рассматривать с первой инстанции:

«Есть основания утверждать, что напали с целью дальнейшего получения откупа. Схема была такая: в отношении человека возбуждается уголовное дело и заставляют его заплатить «потерпевшему» и прокурору. А когда мой клиент отказался платить, то прокурору ничего не оставалось, как направить дело в суд.

Суд первой инстанции мы выиграли. На последнем заседании прокурор вдруг заявил, что квалификация преступления неправильная и попросил ему дать время на изменение квалификации. До этого мы слушали дело 3 года. Около двух лет мы ни одного заседания не могли провести, потому что потерпевший не являлся. Судья спросила, почему за все это время не изменили квалификацию. Прокурор промолчал.

А в апелляции прокурор заявил, что умышленно были нарушены его права – судья первой инстанции не дала ему возможность изменить квалификацию. И апелляционный суд под этим предлогом направил дело на новое рассмотрение.

Уже когда начали рассматривать дело по новому кругу, я в суде заявил, что прокурор хотел менять квалификацию и предложил ему дать такую возможность. Но прокурор сказал, что его права не нарушены и он ничего менять не будет. То есть, это была своего рода игра со стороны прокурора в целях отменить оправдательный приговор», — рассказал он.

Адвокат настаивает на том, что вся история была подстроена: «Основной момент – мотив. Мой клиент приехал с беременной женой и с ребенком отдыхать в ресторан. Не он затеял драку. Подошли к моему клиенту и начали предъявлять какие-то претензии. Клиент говорил отойти, рядом маленький ребенок и жена. Это подтверждают свидетели. При этом жена пыталась их разнять, но потерпевший стал еще более агрессивным. То есть, фактически нападение произошло со стороны потерпевшего и мотив был у потерпевшего».

Волынец обращался с жалобой на прокуратуру в дисциплинарную комиссию. Также он обращался с жалобой к тогдашнему главе СБУ Василию Грицаку. От него пришел ответ об отсутствии нарушений.

В свою очередь Захаров опровергает, что травмы были симулированы ради подкупа. Заявляет, что также недоволен долгим рассмотрением дела: «Было совпадение. И я, и Волынец обратились к адвокату после этой ситуации. Город у нас маленький, и так получилось, что эти два адвоката сидели в одном кабинете. Они организовали нам встречу. Волынец извинился, объяснил все тяжелым периодом жизни. По поводу денег разговора не было».

Также он опровергает, что является бывшим милиционером либо борцом, как это утверждает Волынец.

«По его словам. Я много кто – и профессиональный борец, и бывший милиционер, и бандит. Я учился в университете, но я ни дня не работал ни в милиции, ни в прокуратуре. В детстве я занимался борьбой – так же, как все подростки. Но и судя по тому, как сам Волынец наносит удары, он не шахматами занимался. Но почему-то он об этом не пишет. Зачем он все это придумывает? Потому что боится судимости.

Сторона Волынца настаивает, что кроме странной позиции прокуратуры в суде о подстроенности травм также может свидетельствовать сумма, в которую оценено егоимущество, которое уже несколько лет как арестовано. Он уверен, что ему мстят за то, что отказался платить откуп и жить по принятой в прокуратуре схеме.

«То есть идет 4 год мучений, я имея двух маленьких детей, не могу пойти в рейс и зарабатывать семье деньги, у меня диплом капитана дальнего плавания. Сейчас я не то, что не могу ходить в рейс, но даже думать об этом не могу. Потому что я в таком статусе, что со мной ни одна компания не будет разговаривать. Живу я с того, что продаю имущество: машину, мамин гараж, папин гараж… Тесть помогает немного, где-то подрабатываю. Я по уши в долгах, моя квартира в 40 квадратов оценена прокурорами в 300 долларов а квартира в 60 квадратов оценена в 4 тыс. долл, они обе арестованы. Все это издевательство за то, что я не заплатил, за то, что сдал прокуроров: Чемериса и Юрченко. Один — Чемерис — это сын директора водоканала Херсона, второй — Юрченко — это сын коммерческого директора Облэнерго, это местная мафия».

Параллельно к подготовке к рассмотрению дела сначала Волынец написал обращения к новой власти: главе СБУ Ивану Баканову и президенту Владимиру Зеленскому. Помимо изложенных фактов он также прямо говорит о коррупции, так как прокуроры Чемерис, Юрченко и потерпевший Захаров имеют личные связи со времен учебы.

Кроме того, он уверен, что порокуратура будет искусственно затягивать рассмотрение дела, поскольку рассматривающий его судья менее чем через год уходит на пенсию. Последнее заседание суда не состоялось, официально — из-за невозможности потерпевшего присутствовать.

На запрос Цензор.НЕТ о том, как прокуратура трактует действия Захарова, по какой причине арестованное имущество Волынца оценено сравнительно дешево и почему прокуратура не подала ходатайство об изменении квалификации, как сама того добивалась, Херсонская местная прокуратура отказалась комментировать данные вопросы, ссылаясь на то, что редакция не является стороной процесса.

Читайте также: Дело о «сломанном» мизинце: три года херсонец Роман Волынец боролся за оправдательный приговор


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.