Юрий Ромаскевич: главврач и филолог, профессор и депутат

1 год назад 0

В гостях нашей постоянной рубрики «Свой среди своих» не просто депутат, а Заслуженный врач Украины, главврач «Центра общественного здоровья». Человек, жизненное кредо которого: уважать в каждом человека, независимо от его национальности, вероисповедания и социального положения.

Юрий Алексеевич, Вы Заслуженный врач Украины. С чего начинался Ваш трудовой путь?

Я закончил Крымский медицинский университет в 1989 году. Поступил в клиническую ординатуру, во время которой защитил кандидатскую диссертацию, и с 91 по 95 год работал в Крымском медицинском университете. В 1995 г. я приехал в Херсонскую область и по 2000-й работал Главным терапевтом области. Одновременно возглавил Херсонский филиал факультета последипломного образования Крымского медицинского университета. И, кстати, я Заслуженный врач не только Украины, но и АР Крым.

Насколько известно, аналогов вашего центра здоровья и спортивной медицины у нас в городе нет?

Давайте немного вернемся в историю. Такие центры здоровья в Советском Союзе были созданы в 1924 году. Они назвались «Дома санитарного просвещения». Их первоначальная цель – борьба с эпидемиями, т.е. санитарно-просветительская работа. В 1948 г. были созданы врачебно-физкультурные диспансеры. В таких учреждениях занимались обслуживанием спортсменов, реабилитацией, контролем состояния их здоровья. Помогали спортсменам достигать больших результатов. Так, до 2003 года у нас в области существовал врачебно-физкультурный диспансер и центр здоровья. В 2003 году их объединили, стал «Центр здоровья и спортивной медицины». А в апреле прошлого года мы его переименовали в «Центр общественного здоровья» в связи с тем, что в Украине идет реформа, появляется новое направление – общественное здоровье. И в этом направлении, согласно Минздраву, должны быть: Центр здоровья, отделение спортивной медицины, отдел мониторинга и контроля за социально опасными заболеваниями (такими, как СПИД, туберкулез) и отдел медицинской статистики, который будет все это обрабатывать и готовить аналитический материал.

Как Ваш центр сочетает работу по оказанию медицинских услуг и образовательную практику по повышению квалификации и переподготовке медработников?

В свое время, я активно участвовал в создании новой специальности по физической реабилитации в ХГУ. Студенты учатся, и здесь, в клинике, проходят практику. Я единственный доктор медицинских наук на Херсонщине, поэтому и сейчас активно участвую, в том числе, в создании медицинского факультета в государственном университете .

Услугами Вашего центра пользуются только спортсмены? Или к Вам может обратиться любой житель города?

На сегодняшний день у нас на учете 13 000 спортсменов. Из них 9200 — городские, а остальные с области. Но 67% детей, которые не спортсмены, после окончания школы, имеют нарушение осанки и нарушение опорно-двигательного аппарата. Получается, 2/3 детей имеют эти проблемы. Им может помочь только лечебно-физическая культура. Если она не поможет им в этом возрасте, тогда у деток возникнут совершенно иные проблемы во взрослом возрасте. Я два года не могу добиться от нашего Управления образования восстановления физкультминутки в школе. Их нужно срочно туда вернуть. Это не стоит ни копейки.

В медицине есть такое понятие «Потужна планова ємність». Исходя из того штата кадров, которые в клинике есть, сколько человек в день мы можем принять? Максимум за день мы можем принимать 35 человек. Вот вам наглядный журнал предварительной записи (показывает).

(Журналист: данные журнала отображают, что в день бывает и по 40-45 человек, и записи есть даже на сентябрь.)

И это записи на осмотр спортсменов, которых, как и положено, у нас в центре, необходимо обслуживать в первую очередь. Когда в нашем штате работало 69 человек, а не как сейчас – более чем в два раза меньше, были совсем другие условия. Врачей спортивной медицины у нас в области на сегодняшний день – двое, и они оба работают у меня здесь. Одному врачу положено в день принимать 12 человек. Скажите, пожалуйста, я могу одного врача заставить принять 30 пациентов? В принципе, я могу. Только какой тогда можно ожидать результат?

Вы сказали, 67% детей имеют нарушение осанки по окончанию школы. Как считаете, в чем главная причина данной проблемы?

Хотите, я вам приведу пример, как в стране проблемы возникают, а потом, как они решаются?

2008 год — интересный год для службы спортивной медицины. В этом году 8 детей умерло на уроках физкультуры. Как должна была отреагировать власть? В первую очередь, должен был возникнуть вопрос врачебного контроля. Как решила вопрос власть? Она отменяет нормативы, сокращает количество уроков физкультуры. Сегодня отменились нормативы, а завтра дети по этажам не будут подниматься.

Приведу пример, читателям будет страшно. У нас в 92 году было 52 миллиона населения, а сейчас 45млн. Снижается рождаемость, растет смертность. Вместо того, чтобы искать причину, что мы делаем? Мы пытаемся внедрить новые технологии лечения, диагностики, причем дорогостоящие, которых, как всегда, на всех не хватает. Мы строим новые онкодиспансеры, кардиодиспансеры, но заболеваемость продолжает расти. Это алогично. Средняя продолжительность жизни мужчины в Украине на 12 лет ниже, чем в Европе, женщины — на 7-8 лет. А дальше, самое страшное, у нас смертность мужчин в возрасте от 30 до 45 лет в 5 раз превышает европейскую. Еще приведу пример, как работают технологии «общественного здоровья». Заболеваемость гипертонической болезнью в Украине в 3 раза выше, чем в Европе. Как одно из следствий этой болезни – инсульт. Так вот инсультом у нас болеют в 8 раз больше, чем в Евросоюзе. Чем анатомически и физиологически мы отличаемся от европейцев? Ничем. Тогда в чем причина? Ведь при умеренной физической нагрузке риск гипертонической болезни снизиться на 30-35%. Ограничение употребления поваренной соли дает снижение на 40%. Это то, что называется профилактической работой «общественного здоровья». Скажите, с точки зрения фарминдустрии или производителя медоборудования, важно научить человека недосаливать пищу, или важно его потом лечить от гипертонической болезни дорогостоящими препаратами?

Совсем скоро в полную силу вступит новая медицинская реформа. В связи с этим, какие изменения произойдут в медобслуживании в Вашей клинике?

Клинический аспект у нас один – это спортивная медицина и медицинская реабилитация, и я не собираюсь его убивать. Я говорю как есть, потому, что в ряде областей Украины его убили. Там сделали из спортивной медицины кабинеты спортивных врачей в поликлиниках. Несмотря на то, что так происходит, нашему центру местное самоуправление не мешает продолжать функционировать и оставаться в том положении, как оно есть.

В каком финансовом эквиваленте строится обслуживание в клинике?

Я единственный на Украине, кто не берет денег. Даже благотворительные взносы у нас не предусматриваются.

Как поддерживаете эффективную функциональность клиники?

А вот здесь как раз помогает депутатская должность. Каждый использует свои депутатские полномочия в зависимости от совести. Есть бюджет, есть статья – называется заработная плата, есть энергоносители, и есть то, что называется текущие расходы. У меня в год, на эти текущие расходы — 37 тыс. грн. Раньше, до этой возможности, функциональность поддерживали благотворительные взносы. Но их сумма составляла 10 грн в год с пациента. Сейчас, благодаря тому, что стал депутатом, перестали брать и этот взнос.

Значит, все же Ваша профессия повлияла на решение стать депутатом?

Я бы так не говорил. Это политическая «случайность». Система власти в Украине построена таким образом, чтобы порядочный человек там не оказался.

Появился бренд «Самопомощь». Честно говорю, я в это даже почти поверил. Предложили баллотироваться, потому что из 64 округов людьми было прикрыто 30. Т.е. не было необходимого количества людей, чтобы закрыть все округа. Баллотироваться я не отказался, но сразу я не зашел. Еще один депутат, один из тех пяти, которые прошли по количеству голосов от «Самопомощи», Александр Таранишин, уехал в другую область. Он сложил свои полномочия по причине отъезда, и я смог пройти.

Сам я не являюсь членом партии и в нее не вступал, о чем не жалею. С партийной организацией я не общаюсь уже года полтора. Я не буду говорить, как мы «побили горшки», но скажем так, когда Александр Таранишин уходил, ко мне вдруг партия обратилась с тем, что я должен написать заявление «не зайти» в депутаты. Оказывается, после меня еще один человек не должен был пройти, чтобы зашел тот, которому нужно было там оказаться. Но получилось так, как получилось. Я этого не сделал.

За время Вашей депутатской деятельности, на какие самые глобальные, по Вашему мнению, проблемы удалось повлиять? Что смогли предпринять?

Областной совет — это коллегиальный орган. Есть понятие «набрали голоса» и «не набрали голоса». Например, то предложение, которое я вносил, и за которое меня кляли все журналисты — это о запрете продажи алкоголя после 10 часов. Я его внес, его приняли. Но что изменилось? Но я его внес. Я понимал, что все собаки с кошками будут на мне. Более того, я понимал, что в зале сидит десятка полтора людей, у которых эти «точки-наливайки». Ну как они за это проголосуют? Но, тем не менее, решение прошло и даже, по-моему, набрало 49 голосов. Но ничего не поменялось. Я говорил, и буду говорить, я не за «сухой закон». Но ограничить доступность нужно. В чем проблема, если после 10 вечера и до 11 утра алкоголь будет только в ресторане?

На последней сессии было еще одно решение принято, что касается обращения в Верховный совет, к Президенту, и Премьер Министру о восстановлении междолжностных соотношений по оплате труда. Смысл простой. Сегодня заработная плата доктора и зарплата медсестры, санитарки не отличаются. Более того, у бухгалтера, экономиста она тоже не отличается. Все стали получать по 3700. Я очень уважаю, труд санитарки, я очень уважаю, труд медсестры, уважаю труд врача, но оплата труда должна исходить из уровня квалификации. Этого нет. Если этого нет, у нас завтра будет не два доктора спортивной медицины, а один. А есть сельские районы, где на 8 ставках врачей два человека. А как они будут работать при таких зарплатах?

Я раз в год езжу в Краков, читаю лекции по физической реабилитации три недели. Вот за эти три недели я получаю примерно столько, сколько здесь за 16 месяцев. Скажите, пожалуйста, что меня здесь держит?

Патриотизм, любовь к нашим землякам?

Это высокая фраза, которую я бы немного по-другому построил, но она действительно держит. У меня здесь папа с мамой, которым по 80 лет. На кого я их могу оставить? У меня здесь похоронены деды, мои бабушки. Скажите, как это возможно? Вот давайте, небольшой экскурс в историю. Знаете, когда первый раз в летописях появилась фамилия Ромаскевич? Сотник Топальской сотни, Черниговского полка украинского реестрового казачества, его Величества короля Речи Посполитой, Роман Йосипович Ромаскевич в 1648 году. Как я должен взять и от этого всего отказаться? У меня по отцу были одни офицеры и попы, и так на 350 лет назад. Только мы с отцом два «ненормальных», я в медицине, он – филолог.

Как тогда получилось, что решили стать медиком? Это случайность?

Абсолютно. Знаете, когда кто-то рассказывает, что с детства делал уколы куклам и поэтому стал доктором – это все ерунда. Есть такое замечательное выражение: «Его Величество Случай». Если я не захотел быть военным, хотя до 14 лет, до знакомства с военкоматом, когда, знаете, просыпаешься утром, а портрет деда с саблей в царских погонах с орденом Святой Анны висит у тебя над кроватью, то в принципе, ты хочешь быть офицером. После общения с военкоматом у меня такое желание пропало. В священники … Ну, как-то очень много грешных вещей любил. Поэтому, какой у меня был выбор? Отец заведовал кафедрой иностранных языков Крымского медицинского университета. Ну, куда мне нужно было идти?

Если вернуться к Вашему депутатскому предложению о восстановлении междолжностных соотношений по оплате труда, то, получается, Ваше обращение поддержали? Можно надеяться, что в Киеве его рассмотрят?

Да, поддержали. Кажется 48-ми голосами «за». Что-то пытаться делать нужно всегда. Даже когда понимаешь, что ничего из этого не выйдет.

Опять же, на последней сессии я пытался снять вопрос о помощи полиции. 15 млн отдать полиции – это забрать у голодного и отдать сытому. На эти деньги можно сделать несколько десятков компьютерных классов, а 5 млн в год знаете, на что можно потратить? Чтобы в каждой школе, детсаду, каждому ребенку днем дать стакан молока и кураги. А мы куда инвестируем? В «пацана с дубиной», который ничего не делает? Я когда смотрел отчет наших правоохранительных органов за 2017 год, увидел их «радостное» сообщение о том, что у нас снизилась преступность. Она у нас не снизилась. Просто люди уже не идут в полицию регистрировать преступления, которые попросту не раскрываются.

Скажите, пожалуйста, т.к. Вы состоите в комиссии по вопросам управления объектами коммунальной собственности, реализация каких проектов комиссии за прошлый год принесла положительный результат?

Нам удалось за этот год миллиона на полтора поднять арендную плату с коммерческих структур. К примеру, была плата 12 тыс. Выставили на конкурс — стала 56 тыс. Бюджет выиграл? Выиграл. Учитывая, что это конкурс, кто-то что-то в карман положил? Нет. Как вы думаете, руководитель этой фарм-структуры после этого нас любит? Ой, как не любит (смеется). И за последние полгода, это уже четвертый случай. Это происходит постепенно. Когда структуры подают заявление на продление договора, мы не продлеваем, а объявляем конкурс.

Понимаете, если бы у нас все шло действительно на реально прозрачных конкурсах, поверьте мне, доходы областного бюджета были бы в несколько раз выше.

Сталкивались ли Вы с решением вопросов, которые требовали Вашего участия и как депутата, и как врача?

Да, и постоянно сталкиваюсь. Кроме того, что я проработал в здравоохранении много лет, и как человек, который это любит – не один вопрос, который идет через облсовет и касается здравоохранения мимо меня не проходит. Я могу не победить, но я обязательно свою точку зрения выскажу. Она может быть не принята, потому что это коллегиальный орган, но я ее выскажу. Когда меня не понимают, я громко ее высказываю, иногда грубо, но высказываю. Ну а как пример, у нас на прошлой сессии несколько человек получили из депутатского фонда деньги на лечение. С тех денег, которые были выделены на депутата Ромаскевича, молодая девочка с меланомой из Береславского района получила 10 тыс. грн на лечение. Меланома – достаточно серьезное заболевание. Эти решения приходится принимать. Другое дело, когда ты понимаешь, что депутатский фонд имеет интересную особенность, его на всех не хватает – тогда начинаются проблемы.

А то, что касается моей депутатской деятельности, за эти полтора года, что я депутат, откровенно говорю: не за одно решение, за которое я проголосовал, мне не стыдно.

В связи с Вашей разносторонней деятельностью, хватает ли времени на семью? Увлечения?

Знаете, здесь, мало того, что разносторонняя деятельность, но еще и возраст не совсем молодой. Когда приходишь домой, уставший, как собака, а тут маленькое «лупатенькое» существо подбегает и говорит: «Пап, пойдем в парк, мяч погоняем»… знаете, что делаешь? Берешь мяч и идешь, гоняешь. Пока — хватает.

Чем Вы занимаетесь в свободное время? Есть ли хобби, которому Вы регулярно уделяете время?

Самое замечательное хобби, которым я увлекаюсь всю свою жизнь – это филология. Это хобби мне привил отец. Когда я еще был маленьким пацаном, и приходил к папе просил рубль (в те времена рубль — это были большие деньги), он так нагло мне и говорил: «In English, please». Приходилось идти формулировать мысль, возвращаться, говорить, слушать поправки в произношении. Почему-то это у меня не вызвало ненависть к языкам. Я с большим удовольствием, находясь в разных странах, люблю где-то к кому-то прислушиваться, улавливать какой-то акцент. Если взять английский, я могу определить, это американец с западного побережья или с восточного. На самом деле это интересно. Шахматы тоже хобби. И сына стараюсь этим увлечь.

Не принимали участия в каких-либо шахматных турнирах?

Знаете, есть шахматы профессиональные, а есть аматорские. Я с гордостью могу сказать, что не одного шахматного учебника я не прочитал. Мне интересна игра. То, что люди читают теорию, и придерживаются того, что до 82 хода в этой партии нужно ходить именно так, и не как по-другому – я так не умею. У меня каждая партия разная. Для меня это удовольствие. Надеюсь, что для моего сына также. Было время, когда я только начинал его учить играть, то я играл с ним без ферзя. Потом играл без ладьи и офицера. Сейчас играем без коня. Пройдет еще какое-то количество лет, и я не буду убирать ни одной фигуры, дабы соблюсти паритет. А пока так. Иначе, ему будет не интересно, что папа каждый раз побеждает. Нужно не отбить охоту.

Учитывая ваше огромное родовое наследие, есть ли в Вашей семье такие традиции, ценности, которые передавались не одно поколение и которыми Вы руководствуетесь по жизни?

Я не хотел бы об этом. Есть вещи, которые не выносятся за рамки семьи, и я в этом не вижу ничего плохого. Я вам искренне могу сказать – плохих традиций нет. Семейные традиции есть, просто как-то у нас не принято о них говорить. Традиция очень интересная штука, ниоткуда она не берется. Единственное, о чем могу сказать, я придерживаюсь традиции уважать в каждом человеке человека, независимо от того, какой он национальности, вероисповедования и т.д. Воспринимаю человека таким, каким он есть.

Т.е. можно сказать, что Вы по жизни руководствуетесь вот таким вот кредо? Видите в человеке…

…человека. В любой ситуации. Будучи школьником, я, наслушавшись в школе ерунды всякой, пришел к своему дедушке священнику и спросил: «Дедушка, космонавты в Космос летали, Бога твоего не видели. Где ж твой Бог?». Дедушка был мудрым человеком. Он так сказал: «Бог в тебе и во мне». Я ему задал вопрос: «А вон в том, который лежит под забором тоже?» На что он сказал, что и в нем есть Господь. Может быть, это кредо, может эта традиция, как угодно можно считать, но оно есть.

Вы верующий человек? И в каждом видите частицу Бога?

Да, я христианин. Более того, могу сказать, что когда я вижу негодяя, я понимаю, что его тоже для чего-то создал Господь Бог. Может быть, чтобы испытать меня. Возможно.

Чтобы Вы пожелали нашим читателям, как главврач медицинского центра, касательно выбора семейного врача и подписания с ним договора, согласно новым правилам медреформы.

На самом деле это прекрасная вещь. Ее все боятся, но у вас появляется право выбора. Вы можете прийти в свою поликлинику, можете прийти в другую. Можете выбрать своего участкового или того, о котором Марья Ивановна говорит, что он хороший. И заключить с ним договор. Первый положительный момент, который я вижу – доктор заинтересован в этой декларации. Он получает оплату в зависимости от количества заключенных договоров. Это возможность ранжировать оплату труда. Второй момент – люди получат представление о том, кто у нас лучший доктор, а кто худший. И в любое время можно отказаться от декларации с врачом, который вас не устраивает. Вы идете и подписываете новый договор с другим врачом, в свою очередь старый — прекращает действовать автоматически. Это реальное ваше право выбора, а оно в нашей жизни многого стоит. И чем быстрее пойдете выбирать, тем лучше. Единственное, хотя сама идеи реформы и хорошая, пока не совсем понятно, как она будет работать (улыбается).