Мэр Херсона Колыхаев: «Вождя должны знать в лицо. Без команды мэр ничего не стоит»

1 неделя назад 0

Херсонцы не видят кардинальных изменений за сто дней работы нового мэра Игоря Колыхаева, но не теряют надежды на улучшение. Движение Честно успело проанализировать сто первых дней у власти Колыхаева и то, что заложено на этот год.

Горожане из проблем, которые необходимо решить, называют состояние дорог, тротуаров, неудовлетворительную работу коммунальных служб, фасады домов в центре, которые разрушаются. Предлагают развивать туризм, открыть общественные уборные, способствовать созданию рабочих мест и чаще общаться с жителями города.

Одна из херсонок советует мэру чаще говорить с обществом на украинском языке.

Какие основные проблемы города и как вы их приоритезируете?
— Рабочие места, Мафы, билборды, коммунальное хозяйство, лифты, теплоэнерго… Немало проблем в Херсоне, но мы шаг за шагом двигаемся, стараемся давать совет.

Если говорить о приоритетах, то первое — это чистота в городе, работа ЖКХ. Второй момент-это рабочие места. Освещение улиц-это три. Транспорт-четыре. Парковые зоны-это пять.

Какова стратегия развития вашей партии в регионе?
— У нас открыты депутатские приемные, есть коммуникация депутатов непосредственно в округах, где их выбирали.

А на выборы в парламент ваша партия пойдет? Остается ли она региональной?
— Честно говоря, были такие мысли. Думаю, что, прежде чем идти в парламент, нужно сначала набраться силы в управлении регионом.

Какой должна быть эффективная избирательная кампания, считали ли вы цену мандата на местных выборах?
— Какие такие провокационные вопросы вы задаете, хочу вам сказать… Вы меня спросили, а у меня перед глазами все выборы пролетели. (Смеется. Трудно сейчас ответить на этот вопрос. Видимо, цена мандата должна быть бесценной.

Как политик отвечаете. А в гривнах или долларах?
— Если говорить о стоимостном выражении, то надо понимать, какие ресурсы мы хотим вложить и за счет чего мы хотим получить этот мандат. Но остановлюсь на первом ответе.

— То есть вы в курсе, какова стоимость, но не озвучиваете…
— Забыл. Все, что было до этого — не помню. (Смеется.)

Готовы ли вы открыто собирать средства у жителей города на развитие партии через счет на партийном сайте?
— Есть разные пути. Все зависит от того, насколько люди готовы видеть нас, верить нам, в чем их потребность в нашем присутствии в этом городе или регионе. А если мы говорим о Верховной Раде, то и в ней.

К сожалению, Украина политически безграмотна. Это наше бедствие. Потребительский интерес настолько велик, что люди не осознают, что они также являются государством, что горожане являются жителями города. Они приходят и говорят, что город им должен…

Вы думаете, что если откроете счет для взносов, то никто вам денег не даст?
— Почему же? Дадут. Те, кто хочет перемен, кто в нас верит.

А кто вообще финансирует вашу партию? Наш аналитик исследовал, что многие спонсоры связаны с вашими предприятиями. Какова ваша мотивация вкладывать в политику?
— За пять лет хочу прийти к тому, чтобы Херсон оказался в первой пятерке городов Украины. Если бы сейчас была возможность принять закон о свободной экономической зоне или статусе приоритетного развития. Они должны быть в депрессивных городах, то я думаю, что Херсон бы вышел вперед по максимуму. Других путей в Украине не будет. Должна быть экономическая децентрализация. А та децентрализация, которая происходит на местах, не работает. Это все популизм.

Проведены выборы в Покровске и на Франковщине. А почему не на Херсонщине? Почему вас так долго не отпускала Верховная Рада?
(Вздыхает.)

— Надо задать этот вопрос Верховной Раде. Думаю, что 31 октября мы увидим нового депутата от нашей партии в Верховной Раде.

Вы себя считаете заложником ВР?
— Я себя считаю заложником своей жизни. (Смеется.) Нет, я себя не считаю заложником Верховного Совета.

А каким именно законопроектом вы можете гордиться, к созданию которого вы присоединились? И что именно от этого вы взяли в городское управление?
— Я не припоминаю количество законопроектов. Надо посмотреть информацию о деятельности. Единственное, что я не успел довести до логического завершения, то это законопроект о свободной экономической зоне. Это экономическая составляющая региона. То, что у нас происходит в политике, то у нас политику ставят на первое место, а экономику на второе. А нужно делать наоборот рефрейминг.

Готовы ли вы будете снова поменять кресло мэра на должность нардепа?
— Давайте вернемся к этому вопросу позже, когда они будут… То, что сейчас происходит в Верховной Раде, то это сложный период для Украины. Видимо, это связано с определенными моментами профпригодности. Вернуться в ВР позже? Не ставил себе это целью. Я хочу сначала навести порядок в городе.

У Херсона сейчас есть лобби в парламенте?
— Да, это партия «За будущее». Хочу, чтобы в дальнейшем эта партия набрала вес и объединила всех тех прогрессивных будущих парламентариев под своим зонтом.

Нужно ли платить за работу депутатам местных советов?
— Скорее да, чем нет. Знаете, что такое «так»? Это как «нет», но наоборот. (Смеется.) Думаю, что стоит платить зарплату, чтобы депутаты не соблазнялись на какие-то схемы и не занимались шкурными вопросами. Главное, чтобы депутаты не были ни руководителями коммунальных предприятий, ни руководителями в исполнительных органах. Чтобы не возникал вопрос конфликта интересов.

Вы назначили своими советниками депутатов Ткаченко и Стельмашенко. Фактически они будут исполнять обязанности ваших заместителей, а будучи одновременно депутатами, будут еще и контролировать самих себя? Здесь есть конфликт интересов или нет?
— Они советники, и здесь нет конфликта интересов. Если мы говорим о советнике Стельмашенко, то у него испытательный срок на два-три месяца, чтобы он потом смог пойти работать заместителем по транспорту и дорогам. Я себе это так представляю. После того, если мы договоримся с господином Стельмашенко, что он действительно готов стать заместителем на этом направлении, то он составляет свой мандат. Такие полномочия и договоренности. Значит, у этого человека есть «колокольчики», а у других, следовательно, нет.

Почему, по вашему мнению, почти все мэры областных центров сохранили свои должности на местных выборах? Легко ли обновить власть на уровне городов, если у местных властей есть пять лет доступа к ресурсам?
— Вождя должны знать в лицо. Если вождь, то есть городской голова, качественный, и он на своем месте, то и город живет. Если городской голова никакой, то у города нет будущего. Так же без команды людей городской голова ничего не стоит.

А у вас есть мэры, с которых вы берете пример?
— Так. Это два человека. Одного уже нет — это Геннадий Кернес, бывший мэр Харькова, и есть мэр Львова — Андрей Иванович Садовый. Это два таких разных амплуа. Львов — это более европейский город со своей историей и харизмой, а Харьков — более мастодонтный город, похожий на Херсон, не только потому, что начинается с буквы «Х», а потому, что также был в затруднительном положении.

Грустный был город в 1998, 2001, 2004 годах, а сегодня это довольно современный город. Хотя по бюджету на душу населения Херсон значительно выше, чем Харьков. Кажется, на двести или триста гривен. Просто в Харькове воруют меньше.

Каково ваше отношение к «гречкосейству»? Не сельскохозяйственному, а когда политик перед выборами засевает округ подарками…
— Все зависит от того, как вы хотите построить партию. Когда я разрабатывал стратегию и идеологию партии, моей целью было то, чтобы люди нам поверили. Получить доверие людей и оправдать их надежды. Гречкосейство — это путь в никуда. Это не к нам.

Смотрите, у вас есть благотворительный фонд. В поезде некоторые жители Херсона мне говорили, что вы немало давали подарков…
— Когда мы шли по 184-му округу в ВР, то благотворительный фонд уже был. Он появился, когда я был депутатом областного совета и выполнял свои функциональные обязанности. Тогда приходило немало людей, которые просили о помощи, а мы им помогали. Мы нигде это не освещали. Затем было принято решение освещать нашу деятельность. Одним из инструментов и стал Благотворительный фонд Игоря Колыхаева.

Но за счет бюджета проводились массовые мероприятия на Масленицу. Речь даже не о том, что это было в разгар коронавирус. Но вы угощали блинами с фартучком, с рекламой вашей политсилы. Это правильно?
— На сегодня я еще являюсь депутатом Верховной Рады, правильно? Таким образом я говорю, что Игорь Колыхаев есть, он заботится об округе, люди его помнят. Так же никто не отменял субботники, которые будут после Масленицы. Люди должны убирать там, где они живут.

Вот как раз и есть к вам вопрос об уборке от жителя Херсона Михаила. Очень много мусора за антоновкой у самого берега Днепра, когда там поставят контейнер и наладят регулярную уборку и вывоз?
(Вздыхает.)

— Я принял его в убитом состоянии, разграбленном и уничтоженном. У нас нет техники для уборки улиц. Сейчас мы заключили договоры на аренду техники и продолжаем искать партнеров с дополнительной техникой, чтобы мы могли максимально быстро убрать в городе. То же касается и мусора, который находится в Антоновке. Причем мусор в Антоновке был же раньше? Надо спросить Игоря Семенчева-бывшего главу поселка Антоновка, и нынешнего депутата Херсонского горсовета от Блока Сальдо, почему он довел Антоновку до такого состояния. Я могу еще много рассказать о подвигах Игоря Игоревича, но пусть ими занимаются правоохранители. А мусор мы уберем, дайте немного времени. Начнем с центра и перейдем к окраинам.

Как бизнес пережил локдаун? Город видит пути, как помочь предпринимателям?
— Кабмин должен сам принимать решение о помощи. Когда же все переводится на местное самоуправление, то давайте сделаем так, чтобы НДС, который здесь платится, шел в городской бюджет, а уже за счет этого мы будем закрывать те вопросы, что возникают из-за коронавирус. Я не вижу никакой конкретики, в том числе и помощи от Кабинета министров. Я считаю, что вопрос относительно коронавируса-это приход СНБО.

Вы сейчас планируете сделать целевые фонды и собирать в них «добровольные пожертвования» из бизнеса. Является ли это рыночным механизмом?
— Сложно сказать, что такое рыночный механизм, а что — нет. Когда во все кабинеты пытаются заносить деньги, мы ставим предохранители. Вот и есть один из предохранителей. Можно официально платить средства.

Заносить официально?
— Условно говоря, да. Если у людей есть свободные ресурсы, а мы понимаем, что сегодня закрыто долевое участие, и это является фактически необходимым источником поступлений в бюджет города, поэтому мы и говорим — не стесняйтесь (платите пожертвования-прим. ред.).

Сейчас уже есть депутаты, недовольные политикой мэрии по сносу их незаконных или законных МАФов. Как вы будете содержать этих депутатов?
— Закон один для всех. Если МАФ установлен незаконно, стоит на красных линиях, то мы понимаем, что здесь бескомпромиссное «нет». Если у МАФа не оформлены документы, мы дадим возможность оформить документы, чтобы город получал арендную плату за землю. Для этого и открыты спецфонды, спецсчета.

Если человек шесть лет не платил ни копейки, мы увидим, создавал ли такой предприниматель рабочие места, сделал ли вокруг благоустройство, и предлагаем наполнять бюджет города Херсона.

А если на зеленой зоне поставят церковный МАФ?
— Просто нет. Разве это позволительно? Я против самозахвата земли независимо от конфессии.

Херсонцы Владимир и Светлана, мои попутчики из поезда, спрашивают, почему работникам из Мафов сначала не предложили рабочие места и почему начали со сноса ларьков, а не ремонта дорог.
— Чтобы ремонтировать дороги, нужны деньги. Если у Владимира или Светланы есть другие альтернативные способы ремонтировать дороги, я буду рад их услышать. Пусть приходят на прием и расскажут. Может, у них есть какое-нибудь Херсонское ноу-хау? Качественные дороги стоят очень дорого. Чтобы где-то взять деньги на дороги, нужно уплатить налоги. Если Мафы не платят за аренду земли, если билборды не платят, не делают взносы, то за счет чего будет жить город?

Мы посчитали, что в Киеве 3000 билбордов, а в Херсоне — 1300! А поступления в бюджет с одного билборда — 100 гривен в месяц. А должно быть 10-14 тысяч поступления и 17 миллионов гривен доходная часть за билборды. Надо отключить всех, кто забирает без счетчиков электричество, прекратить практику незаконных подключений.

Вы проводили в городе аудит. Вопрос такой. Где вопиющие нарушения, о которых вы говорили? За три года через сферу ЖКХ прошло 500 миллионов гривен, а нарушений нашли на 12 миллионов?
— 12 миллионов гривен — это частичные нарушения. Мы еще не рассматривали вопросы Горводоканала, Теплоэнерго, дорожного хозяйства и Горсвета. Это четыре основных отрасли, в которые мы еще не зашли с аудитом. Даю миллион процентов, что сумма выявленных нарушений возрастет.

Мы нашли нарушения в сфере капремонтов лифтов, но не добрались до аудита ремонтов школ.

Насчет лифтов тоже есть вопросы от херсонцев. Есть в городе лифты, которые уже полгода не работают, когда вы их запустите?

— Лифты передали в собственность жителям города через ОСМД и управляющие компании. 20% херсонцев живут в многоэтажках и пользуются лифтами. Другие — пятиэтажки и ниже вплоть до частных домов — лифтов не имеют. Мы передали лифты в собственность людям, люди обращаются с просьбой о благотворительности. Один раз мы можем сделать капремонт, а все остальное — пожалуйста, ОСМД. Берите кредиты. Город готов участвовать в компенсаторных механизмах, процентных ставках по кредитам и тому подобное. Но ОСМД должны сами брать и удерживать лифты в нормальном состоянии.

Хочу сказать, что 125 миллионов гривен средств на ремонты лифтов было освоено Херсонлифтом за пять лет. Это только Херсонлифт, я не готов сказать о «21-м возрасте», какие там средства.

У нас есть Херсонское ноу-хау, карточная система пользования лифтом. Заходишь в лифт, и с тебя поездку списало. Так вот на содержание и обслуживание таких лифтов мы тратим ежегодно 35 миллионов гривен. Установка лифта стоит 300-350 тысяч гривен. Давайте подсчитаем. Я думаю, что за эти пять лет за 125 миллионов гривен мы могли бы поставить (берет со стола калькулятор и считает — прим. ред.) 400 новых лифтов, то есть треть.

Кто режиссер конфликта в Горводоканале?

— Да а нет никакого конфликта. Руководству были поставлены четкие условия — дать план развития предприятия на год. Под такой план работ формируется бюджет. Было сделано распоряжение по всем тендерам, которые проводятся. Перед началом проведения тендеров руководитель КП должен прийти и защитить эти тендеры, доказать, что они необходимы, в экономическом отделе и службе аудита. Но руководитель КП считает, что это его частная собственность, видимо, они так привыкли считать. А у нас несколько другие требования, ведь бюджет Херсона — это налоги плательщиков.

Когда руководитель КП приходит и просит помочь решить вопрос с ДФРР, то я еду решать эти вопросы, и КП получает то, что ему нужно.

Будет ли назначен директором Водоканала Виктор Скобликов, который в 2009 году представлял филиал Российского института коммунального водоснабжения? Мне сказали, что этот человек никогда не жил в Херсоне, но является учредителем ООО «Херсонский водоканал». Кто ее привел в Херсон?
— В Украине кадровый голод. Вопрос об увольнении господина Чемериса не стоял. Этот человек сам пришел с подписанным заявлением и словами, что хочет увольняться. Я ему говорю: «Погодите, мы же должны были с вами пообщаться, прежде чем увольняться. А я вас, господин Чемерис, вижу четвертый раз». Он сказал, что я не уделяю ему должного внимания. Но я удивлен, потому что мы со всеми руководителями КП проводим собеседования, изучаем планы работ. А человек пришел — и вместо диалога он живет какими-то сплетнями… знаете, говорят, в городе Херсоне все спят под одним одеялом, к сожалению. Так вот он не принес план развития, не защитил его, хотя получил ДФРР… Вот он принес заявление на увольнение, но должен еще две недели отработать. У меня действительно нет кандидатуры на эту должность.

В отношении Скобликова, то я действительно искал людей, которые были бы готовы сюда приехать. Искал через знакомых. И на три месяца испытательного срока — пожалуйста! У нас все контракты на три месяца. Если в течение этого времени человек показывает планы, показывает результаты — мы дальше движемся.

— И то же самое касается новоназначенного директора КП Богдана Мусийко, сына вашего помощника? Каковы ваши ожидания от Богдана Мусийко?
— Так. Контракты подписываются на один год. Каждые три месяца мы цифруем людей. Если за три месяца человек не показывает результата, мы жмем руку и прощаемся. У меня нет кумовьев, нет родственников в этом бизнесе. Важен лишь момент профессионализма. Независимо от того, в какой партии был человек, в какой стране работал, с кем скрещивался — это вообще не интересно! Если человек профессиональный — пусть работает, если нет-то до свидания.

Если сюда люди приходят с желанием собственной монетизации, мы попрощаемся с такими.

Вы говорите, что херсонцы любят гулять по своему городу. Ловите вопросы от госпожи Надежды. Она просила сказать мэру, чтобы он попытался с детской коляской проехать по улице Кулика от Черноморской до Залаэгерсег.
— Есть проблема, а разве ее до этого не было? Нужно ежегодно тратить не менее 200 миллионов гривен. И тогда мы сможем что-то сделать. Первое, что необходимо сделать для дорог, — это водоотведение. Мы сейчас рассматриваем привлечение финансовых инвестиций, потому что из бюджета города — 68 миллионов гривен на дороги. А наша задача — привлечь около 150 миллионов дополнительных ресурсов. Ведем переговоры с инвесторами и качественными подрядчиками. А пока делаем ямочный ремонт за температурный режим. Мы не можем делать средний текущий качественный ремонт при низких температурах.

Чтобы фактически сделать дороги, нам необходимо 2,5-3 месяца. Требуется время на сметную документацию, конкурсы на «Прозорро»…

— Еще имею вопрос о кадровых моментах…
— Из Киева будем брать кадры. Оставайтесь здесь, зачем вам в плацкартном вагоне обратно ехать? (Смеется.)

Предыдущую структуру Совета вы критиковали за завышенное количество работников. Хотя в этом году количество аппарата увеличилось почти на 14%, при том что бюджет города дефицитный — ему не хватает около 130 миллионов гривен. Окупится ли такое увеличение аппарата, за счет чего и когда?
— Когда мы меняли структуру, у нас есть переходный период. В частности, из одной структуры людей нужно через конкурс перевести в другую структуру. Здесь возникает определенное задвоение. А дальше мы будем уменьшать количество работников согласно конкурсу. В конце года раз в четыре года проводится конкурс на профпригодность, на основании которого будут изменения.

Борис Вейшторт пробыл вашим советником два дня. В день назначения был опубликован материал о крымском прошлом и херсонском настоящем нового советника, в котором было упомянуто о его российском гражданстве, участии в строительстве и прославлении Крымского моста, другие неприятные вещи. И вот в качестве кого он сейчас посещает ваши совещания?
— На мои совещания он сейчас не ходит. То, что у Бориса Вейшторта есть какое-то прошлое, то когда он подавал заявление на должность советника, он проходил проверку. В результате проверки мы увидели, что есть вопросы, и он был уволен. Если есть вопросы у правоохранителей или СБУ, то их стоит спросить. Еще раз поинтересуюсь у них насчет господина Вейшторта. Если по нему есть какие-то вопросы, мы сможем дальше как-то двигаться в этом направлении.

Вы против рынка земли, но есть значительное количество паев, часть из которых в вашей декларации отражена как наследие от разных людей. Почему так? Вопрос двойной: почему против рынка и почему так оформлена земля?
— Чтобы говорить об открытии рынка земли, надо пройти референдум. Кажется, так говорил господин Зеленский, что все вопросы, касающиеся недр, в соответствии со статьей Конституции, должны решаться на референдуме. Когда я был в Аграрном комитете, я говорил не торопиться, а дать возможность, чтобы закон был отработан хотя бы в течение двух лет. То есть мы должны провести закон О референдуме, мы должны создать земельный банк, навести порядок в Госгеокадастре и отойти от рейдерства, которое будет в дальнейшем. Сейчас рассматривается законопроект 2194, в котором они четко хотят предусмотреть, чтобы иностранцы могли покупать эти земли. Закон о рынке земли вступает в силу 1 июня, а у нас еще не разработана методика, у нас бушует коронавирус… Я общаюсь с банками, они говорят, что на сегодня не готовы давать финансы под земельные вопросы. А будут готовы в 2022-2023 годах, когда увидят, как будет работать этот рынок земли.

Есть те ценности, которые продавать нельзя. Израиль не продает, Китай не продает.

Что касается наследства-почему такой механизм? Знаете, мы действительно занимаемся аграрным бизнесом длительный период времени. Мы очень много помогаем людям — кому с онкологией, кому с другими вопросами… Люди видят наш подход, где есть группа наших компаний. И люди говорят, что готовы нам передать эти земли, есть очень много людей, у кого нет родственников.

Как в Херсоне положение дел с получением земли для АТОвцев?
— Земли для АТО — это бизнес, мы же это все прекрасно понимаем. Сегодня у нас тысяча атовцев, завтра — пять тысяч, послезавтра — двадцать тысяч, миллион, а земли нет. Я вижу единственный способ — выплачивать им финансовую компенсацию. До ста тысяч гривен выделить финансовую компенсацию и поблагодарить именно тем атовцам, которые шли от общества, а не из Харькова, из Луганска, из Крыма атовцы… Я не вижу всеукраинского банка по земле для атовцев. То есть один АТОвец может для себя пять земельных участков оформить, так раньше было.

В этом году планируете потратить почти 500 тысяч гривен на оплату услуг СМИ. Кто будет выбирать, каким медиа платить и за что именно?

— Мы должны слышать людей. Если мы потеряем эту связь, то все будет ни к чему.

Поэтому основной момент — это привлечение до десяти человек личного состава, которые будут заниматься СМИ.

Вы сейчас говорите как военный — «личного состава»…

—Ну я же закончил Высшее военно-морское, да, в Петербурге. (Смеется.)

Почему происходит непропорциональное выделение средств по программе культурно-художественного развития? Например, на мероприятия, связанные с театром, который возглавляет ваш однопартиец Александр Книга, выделяется больше средств. Зато на некоторые другие важные мероприятия, как День памяти жертв депортации крымских татар — выделяются мелкие суммы, кажется, четыре тысячи гривен. Почему так? Это для херсонцев менее важно?
— Если просто приходят и говорят, чтобы им выделили деньги, то мы смотрим, кто эти люди, организации, когда они созданы. Наша задача-выделять средства под программы. Человек приходит, показывает программу, защищает ее, объясняет, как она повлияет на социум, что мы в конце получим. Если будет результат — выделяем, не будет — не даем средств.

Независимо от того, кто просит-Книга, или кукольный театр, или какие-то национальные меньшинства.

Почему депутаты не дали денег на празднование годовщины Акта провозглашения Украинского государства?
— Они совершенно правильно сделали. Это правильная позиция, тогда же во Львове вырезали украинцев. Это и моя позиция. Это был Акт восстановления Украинского государства от 30 июня 1941 года. Я четко помню законопроект, который мы рассматривали в Верховной Раде. Тот акт был провозглашен украинскими националистами, возглавленными Степаном Бандерой в день рождения армии Гитлера во Львове. Дальше цитата, что украинское государство будет тесно взаимодействовать с национал-социальной великой Германией, которая под руководством своего вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации.

Можно вопрос? Мы воюем или нет? Мы воевали или нет? На следующий день, как это было провозглашено, начались массовые убийства. Это правительство Бандеры начало погромы и убийства евреев во Львове.

Тогда концепция? Кто для Херсона герой и на чьем примере воспитывать молодое поколение? Это Бандера или Потемкин?
— Пакостненький такой вопросик, но нормальненький. В Херсоне проживает более 114 национальностей. Сам народ является героем-жители Херсона. За кем они пойдут, надо смотреть их мировоззрение. А чтобы можно было говорить о патриотизме, то его надо воспитывать из детского сада.

Патриотом нужно быть не потому, что ты празднуешь те или иные праздники, надеваешь вышиванки… Когда я в детских садах спрашиваю, что такое родина, они не могут ответить. Если мы сделаем патриотами маленьких детей, то есть заложим качественный код ДНК для будущего, мы пойдем вперед и у нас будет с кем развиваться.

Вы сейчас говорите как националист.
— Нет, я просто говорю, что чувствую.

Когда выучите украинский язык и будете с депутатским корпусом общаться на украинском?
— Я общаюсь с депутатским корпусом на украинском языке, но мне легче на русском, потому что я на нем думаю.

А по поводу «русского мира»? Ежегодно при поддержке управления культуры в лице Ларисы Косенко на базе детской музыкальной школы проходит конкурс «Бархатный сезон» на средства российского фонда «Русский мир». В этом году тоже состоится этот конкурс? Произойдут ли кадровые изменения в управлении культуры?
— Будут кадровые изменения в управлении культуры. Это действительно стоит один из самых важных вопросов. С 1 июня будет новая структура.

Что вы считаете своим самым большим успехом за четыре месяца работы?
— Я разобрался в команде людей, с которыми я пойду дальше. Также я разобрался, кто не псевдопатриоты и хотят вместе со мной развивать Херсон и Херсонщину. Я благодарен депутатскому корпусу, который проголосовал за тех заместителей, которые мне в дальнейшем помогут развивать город. Я благодарен кадровому аудиту и тем кадрам, которые завтра вместе со мной пойдут в бой. Мы нашли 80% тех лазеек, где происходят кражи и растраты средств. Это то, что удалось мне сделать.

Что мы сделали для социалки — это открыли маршруты общественного транспорта до 23.00, что просили люди.

Хочу подчеркнуть, что просто необходима качественная команда людей. Требуется перезагрузка.

Как было в 2004 году, когда пришла «Наша Украина», заменившая Партию регионов. Ну поставила профильных заместителей профессионалов из ПР, чтобы они передали опыт. Этого сейчас не хватает в парламенте и других городах.

Моя задача-взять качественный состав старых кадров и поставить под них молодых специалистов, чтобы им был передан опыт.

 И поэтому вы набрали немало людей с прошлым из Партии регионов?
— Как вариант, да. Мы же связаны все. Хоть и говорят, что мы не связаны с Россией, но все ездили в Россию? Ездили. Все ездили в Крым? Крым-это Украина или Россия?

Крым-это же Украина.
—Именно так!

Путин-это…
— Да, разумеется! Крым-это Украина, здесь нет никаких вопросов.

А вы за подачу воды в Крым, раз уж вы затронули эту тему?
— Хороший вопрос задаете. Но ведь Крым-это Украина? Я-за экономические отношения. А вы за то, что мы покупаем электричество и газ в России? Почему мы покупаем?

Я против. А покупаем, потому что нынешняя власть в лице правительства решила, что нам не хватает генерации в вечерние часы, как они это объясняли.
— Это все художественный свист. Когда я работал в ВР в группе «За будущее», мы делали все экономические расчеты. Мы увеличили генерацию по ветряных, по альтернативке и уменьшили генерацию на АЭС. У нас огромные объемы генерации и потребления. Украина на растяжке. С одной стороны, мы покупаем газ и берем кредиты, с другой — генерируем альтернативную электроэнергию и компенсируем за счет бюджета. Разве это нормально?

Поэтому я считаю, что если Крым — это Украина, то в Крыму должна быть вода.
В украинском.
— Так, в украинском. Или тогда продавайте воду, как вариант.

Вопрос об инвестициях. Очень многие предприятия в Херсоне либо выживают, либо уже почили в Боге. Планируете возрождать, перепрофилировать?
— Это вопрос номер один. Инвестклимат уходит из Украины. Нет качественных законов и правил игры. А все те законопроекты, что рассматривались, про бизнес-нянь, про тридцать миллионов, дайте двадцать миллионов… это ни о чем. Лучше дайте минимальные кредиты под 2% для тех предприятий, которые на сегодня работают, тогда они больше сгенерируют валового дохода, больше платежей в бюджет. Но, имея больше продуктов, надо думать о рынках сбыта. У нас нет качественного лобби для продажи нашей продукции на мировом рынке.

Но еще вопрос, во что вкладывать. Все заводы и промзоны в Херсоне устаревшие. Единственный путь — рассматривать Херсон вроде Батуми: быстрый прирост — это инвестиции в перерабатывающую промышленность, пищевую, которая не требует больших генераций, выбираем направление туризма, делаем медицинский туризм, чтобы деньги не вывозились из страны. И делать город комфортным для проживания, условные Канны или Ницца.

Мы сейчас провели переговоры с немецко-украинским предприятием о строительстве мусороперерабатывающего завода, которые готовы завести сюда инвестиции около 15 миллионов евро с дополнительными инвестициями по строительству теплиц и переработки пластика в масла и генерацией килоджоулей в альтернативную энергетику.

Свалки хватит максимум на четыре года.

—   Какова самая амбициозная ваша цель за всю каденцию?
— Моя задача — завести сюда инвестиционный климат. Увеличить объемы строительства. Третье-это парковые зоны. Хочу восстановить минимум четыре парка. Также хочу сделать качественный водный транспорт для водных прогулок, перевозок людей на даче, для туризма. Дельта реки Днепр очень красивая. Таких мест нет ни в Киеве, ни в Днепре, ни в Кременчуге, ни в Полтаве.

Также целью убрать стихийную торговлю, что очень важно, а рынок упорядочить. Максимально убрать город и качественно сделать освещение и дороги. Насчет лифтов-это не ко мне, это к ОСМД. И мусороперерабатывающий завод я хочу запустить.

Вопрос от коллеги из «общественного Херсона»: почему избегаете интервью с независимыми СМИ и не соглашаетесь на визиты к прямым эфирам?
— Честно говоря, нет времени. Иногда хочется немного и поспать. Хотя, я думаю, сейчас станет немного полегче, и мы в быстром темпе будем набирать обороты.

Ремонт этого серого здания вы начали со своего кабинета? Была такая необходимость?
— Да, из своего кабинета. И дальше будем полностью делать ремонт в коридоре, выложим плитку, сделаем нормальные туалеты, хотел еще душевые. Сделать ремонт было необходимо, чтобы не жить в засоленных кабинетах тех людей, которые не уважали себя.

Материал подготовил: Сергей Огородник


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.