Депутаты ужесточат закон о прозрачности медиасобственности?

1 год назад 0

На прошлой неделе Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания вынес предупреждение одесскому кабельному телеканалу «ОНТ» (ООО «ТРК «ОНТ») за нарушение требований части четвертой статьи 35 Закона Украины «О телевидении и радиовещании». 

Еще в апреле юрлицо вещателя изменило свой адрес, но компания не подала в регулятор заявление на переоформление лицензии, пишет Медианяня.

Казалось бы, обычный вопрос, но его обсуждение на заседании Нацсовета переросло в бурную полемику, из которой другие лицензиаты регулятора могут вынести ценный урок.

Телеканал на заседании представлял сооснователь холдинга Андрей Азаров, со старта обвинивший Нацсовет в неуважении к лицензиатам, преставителей которых на заседании «прячут» от камер

На самом деле нет

и заставляют говорить с членами регулятора стоя: «Вы должны уважать людей, которые с вами общаются, и дать им возможность сесть за стол».

После такого начала бизнесмен заявил, что указанные в тексте проекта решения статьи «не содержат непосредственно упоминаний об изменении адреса лицензиата, как основания для переоформления лицензии», поэтому на канале считают, что изменение адреса лицензиата не является основанием для переоформления лицензии на вещание. «Наш вывод подтверждается решением Одесского окружного суда по иску Нацсовета к ООО ТРК «Реноме» (в удовлетворении иска отказано) об аннулировании лицензии на основании аналогичных вышеуказанных выводов ТРК «ОНТ».

В ответ ситуацию по полочкам изложила замглавы Нацсовета Ульяна Фещук:

«Во-первых, решение окружного суда Одесской области еще не вступило в силу, потому что нет апелляционного рассмотрения. Во-вторых, я настаиваю на проведении служебного расследования касательно лиц, представлявших Нацсовет в этой проверке (решению Нацсовета предшествовала внеплановая проверка «ОНТ», —  МН ). Насколько мне известно, приглашения по этой проверке вы не получали, поскольку сменили адрес. Проверяющие проводили проверку по факту нахождения представителя, что вообще запрещено. Соответственно, сегодня, если бы проверка была проведена нормально, мы могли бы обратиться в суд с иском об аннулировании лицензии, и у вас, кроме «Реноме», было бы еще дело по «ОНТ», поскольку адрес является довольно существенной частью лицензии: мы на этот адрес присылаем приглашения на заседания Нацсовета, по этому адресу приходят проверяющие. И на самом деле часть первая статьи 35 предусматривает внесение изменений в лицензию, если меняются данные, предусмотренные бланком лицензии. Поэтому я настаиваю, что вопрос о невнесении изменения адреса в лицензию является существенным, и вынесение предупреждения здесь абсолютно правильно. Ваши юристы хорошо и много написали, но кроме закона «О телевидении и радиовещании» есть другая норма закона, предусматривающая, что Нацсовет использует и другие законы, все действующее в Украине законодательство. Закон «О телевидении и радиовещании» и не должен содержать определение местонахождения лицензиата — было бы странно, если бы одни законы переписывали нормы других законов. Поэтому я прошу членов Нацсовета поддержать подготовленный проект решения и обязать лицензиата подать заявление о внесении изменений в лицензию. А ваших юристов я попрошу не ссылаться на решения суда, которые на сегодняшний день не вступили в силу (для меня решения окружного административного суда Одесской области уже в нескольких случаях выглядят странно). И провести служебное расследование — это очень важно, потому что уже не первый раз представитель Нацсовета в Одесской области проводит проверки с нарушением внутренних инструкций, и потом Нацсовет не может из-за этого применить санкцию». 

Как выяснилось в ходе обсуждения, проверка телеканала проводилась в офисе представителя Нацсовета, хотя Андрей Азаров это отрицал:

«О переезде мы сообщили заблаговременно, а ваш юридический департамент сейчас нагнетает обстановку. У Нацсовета нет претензий к нам по качеству вещания, языку, все вопросы — сугубо какие-то заковырки. Салабай (одесский представитель Нацсовета Александр Салабай, —  МН ) неоднократно прибывал на нашу территорию. Одну бумажку мы привезли ему на место, но это не означает, что Салабай не знает, где находится телерадиокомпания. Если вы здесь призваны создавать хорошее телевидение, то займитесь своим прямым делом», — начал нервничать Азаров, попутно вспомнив, что регулятору еще и «не так сообщили», когда его жена сменила фамилию (до свадьбы исполнительный директор Ольга Азарова была Лозицкой), и что «мы стоим тут у вас, как в преисподней».

«Смена адреса и фамилии — это норма закона, которую не мы придумали, — вступил в дискуссию глава регулятора. — И если вы помните, первые два года работы этого состава Насовета мы с нашим коллегой Григорием Шверком очень много сделали именно для дерегуляции кабельного телевидения. Но есть такие нормы — например, прозрачность собственности, которые придумали и утвердили народные депутаты. Более того: сейчас этот закон будет ужесточаться, потому что люди хитрят (не вы) — есть некоторые компании, связанные с государством-агрессором, которые что-то придуиывают, переписывают… А мы лишь выполняем норму закона, которую прописали депутаты».

Почему история с адресом все же является нарушением, представителю еще раз объяснила начальник юридического управления Нацсовета, но господин Азаров стоял на своем: «Если бы нам сразу было сказано, что нужно это сделать, — был бы один разговор. А так как у нас есть предыдущее разбирательство, которое было произведено по телекомпании «Реноме», абсолютно с фонаря, и мы выиграли это в суде (и докажем в апелляционном суде), вы понимаете, что есть какие-то нормы, которые решаются на основании простого диалога. Но после того, как нам высылается проверка, пишутся в результатах совершенно маразматические выводы на основании закона, чего в законе не написано, мы считаем, что это попытка давления на нас как предпринимателей». И спросил, обязан ли канал повторно платить сумму за получение лицензии на основании того, что изменен адрес.

Юрий Артеменко продемонстрировал железное самообладание, объяснив, что внесение изменений в лицензию — это не новая лицензия, и в законе четко прописала сумма — 1800 грн. Азаров возразил, что 10 лет назад, когда канал сделал все то же самое, его заставили платить 280 тыс. грн.

«Так 10 лет назад люди с вашей фамилией вообще здесь делали, что хотели», — попробовал разрядить обстановку Валентин Коваль.

Все посмеялись, но Азаров обиделся, назвал Нацсовет комиссией и продолжил уверять, что все докажет в суде.

Тут уже не выдержал Сергей Костинский, призвав коллег «не терпеть это хамство» и наконец перейти к рассмотрениею вопроса по сути. 

Итог вы знаете — предупреждение с обязательством подать заявление о переоформлении лицензии в течение месяца и служебное расследование. 

А мораль сей басни проста как дважды два: уважаемые лицензиаты, учите матчасть, чтобы не выглядеть на заседании глупо. А уж если беретесь спорить с Нацсоветом — не хамите. И готовьтесь к ужесточению законодательства о медиасобственности — есть подозрение, что Юрий Артеменко сказал об этом не просто так.