Советник президента Олег Устенко: Карантин – это надолго

5 месяцев назад 0

  О том, насколько целесообразно продлевать карантин, как мы будем из него выходить и сколько страна потеряет от введенных мер, "КП" в Украине" побеседовала с советником Владимира Зеленского.          О карантине — Олег Леонидович, насколько карантин оправдан с экономической точки зрения?
— Я думаю, что сегодня страна с таким менталитетом и с такой медициной, как у нас, просто обязана двигаться в условиях жесткого карантина. Вопросы экономики отходят на второй план, в приоритете – здоровье и жизнь граждан.

— Сегодня многие говорят о бессмысленности карантина: в условиях, когда тестирования практически не проводятся, никто понятия не имеет о том, что происходит у нас с заболеваемостью на самом деле. Это подтверждают и периодические переносы пика эпидемии: сначала говорили о средине апреля, потом – о конце апреля, сейчас – о мае…
— Я согласен с тем, что знать предельно четкую картину важно. Но даже на имеющихся данных мы получим представление о динамике заболевания и увидим его пик. Для меня очевидно, что после пасхального воскресенья заболеваемость будет пару недель расти, поэтому выходить из карантина до майских праздников было бы нецелесообразно. А после майских можно будет вернуться к этому вопросу, и в случае стабилизации ситуации внедрять меры экономического смягчения.

— Как они будут выглядеть?
— Весь карантин я бы разделил на три этапа. Сейчас мы находимся на первом этапе жесткого карантина и будем на нем находиться до тех пор, пока не будет пройден пик.

Второй этап начнется после прохождения верхнего плато на графике заболеваемости, когда мы по кривой начнем спускаться вниз. Постепенно начнут внедряться меры смягчающего характера: ввели одни меры, прошло 5-14 дней, если все нормально и число заболевших не растет, вводим следующие. Если возникла дополнительная вспышка, останавливаемся в смягчении. Разброс от 5 до 14 дней объясняется тем, что по разным смягчающим мерам будут разные отклики. Одно дело — разрешить работать в офисе, где все сотрудники соблюдают дистанцию и меры безопасности, и совсем другое – открыть ТРЦ.

Третий этап начнется, когда коронавирусная кривая приблизится к горизонтальной оси. Украина, как и другие страны, продолжит держать закрытыми границы, свободного перемещения не будет, но пакет смягчающих мероприятий по отношению к бизнесу будет еще больше расширен.
Словом, карантин – это надолго. Как бы ни страдала экономика, ни один политик ни в одной стране мира не хочет и не может брать на себя ответственность за смерти людей. Даже если он рискует полностью растерять свой рейтинг. О поддержке бизнеса — Как быстро украинская экономика сможет оправиться от кризиса?
— Ситуация сегодня настолько серьезная, что о росте экономики даже речь не идет. Мы говорим лишь о том, чтобы вернуть экономику на восстановительную траекторию. Этот кризис обойдется нам в 8,5% ВВП: мы должны были вырасти на 3,5%, а упадем на 5%. Это колоссальные цифры.

Нужно понимать, что сегодня мы исходим из очень ограниченного ресурса. Смешно слушать, когда наши политики призывают брать пример с США, которые могут себе позволить перенаправить "триллион туда, триллион сюда" и увеличить дефицит бюджета.
Украина – не эмиссионный центр! Мы не можем уйти в такой дефицит, как США, не можем напечатать гривну и раздавать ее направо и налево – это не доллар и евро, у нас ее никто не возьмет.

— Экономисты практически единодушно говорят о том, что без помощи государства бизнес просто не поднимется. Что реально, а не на бумаге можно сделать для бизнеса в условиях нашей традиционной нехватки денег ни на что?

— Во-первых, мы можем предложить пакет "реструктуризации" долгов частному бизнесу. Да, сейчас у бизнеса кредитные каникулы: кто не может платить проценты, может сейчас не платить. Но это не означает, что бизнес не будет платить в принципе – после карантина этот вопрос надо будет решать. И повесить все на государство было бы очень несправедливо, ведь фактически это будет означать, что все переложено на плечи украинских налогоплательщиков.

На мой взгляд, лучшее, что можно сделать – это равномерно распределить убыток между всеми тремя участниками: банком, заемщиком и государством. То есть, условно говоря, если бизнес брал кредит под 21%, то 7% должен заплатить он сам, 7% — государство, а 7% останутся проблемами банка. Проблема в том, что сегодня ни один из этих трех игроков не готов брать на себя никакие расходы, каждый из них хочет перевесить проблемы на двух других. Поэтому компромисс нам еще только предстоит найти.

Второй момент – это дополнительные меры в отношении ФОПов. Как известно, им дается не отсрочка платежа по налогам, а разрешено в период карантина вообще не платить налоги. Думаю, что в условиях, когда всем государство помочь не в состоянии, это справедливо. Сегодня мы все столкнулись с трудностями, но если выбирать между тремя группами – индивидуальным и малым бизнесом, средним бизнесом и крупным бизнесом, поддержка в первую очередь нужна именно первой группе. В противном случае на этапе введения смягчающих мер мы можем столкнуться с тем, что их уже будет не для кого вводить.

И, наконец, третий механизм, который можно задействовать, — это введение элементов "умеренного протекционизма": то есть, поддерживать отечественных производителей везде и во всем, где только возможно, но при этом и не закрыться от внешнего мира. О реструктуризации и сотрудничестве с МВФ — Закон о рынке земли очень будоражит украинское общество. А голосование за него на карантине еще больше подлило масла в огонь: злые языки утверждают, что карантин специально используется властью для того, чтобы принимать непопулярные законы…

— Подобные заявления нелепы: я считаю закон о рынке земли абсолютно позитивной подвижкой. Не вижу никакой проблемы в том, чтобы дать людям возможность распоряжаться их собственностью, в том числе и землей. К большому сожалению, голосование действительно случилось на карантине – надо было сделать это раньше, чтобы сегодня не было подобных спекуляций.

— Как известно, закон о рынке земли принимается в угоду МВФ. Но неужели этот кредит — единственный для нас вариант? Почему правительством не рассматривается реструктуризация?

— Для начала отмечу, что реструктуризация относится только к частным долгам. Это долги 5-10-летней давности на общую сумму порядка 15 млрд долларов. Вот их и может коснуться реструктуризация. Но при этом надо понимать: чтобы полюбовно расстаться с кредиторами, надо предложить им условия лучше, чем сейчас, а "реструктуризация Яресько" в 2015-м — это и так больше того, что мы могли предложить. Если добавить к этому то, что долги все равно придется платить, но позже, да еще и на кабальных условиях, а также то, что украинские компании будут надолго отрезаны от внешних рынков, становится понятно, что реструктуризация – не самый лучший вариант. К тому же она даже чисто технически не касается кредитов МВФ и других организаций.

Допустим, что мы вообще решаем отказаться от работы с МВФ и проводим реструктуризацию. И что дальше? Перевесим все долги на детей и внуков? И при этом все равно нам придется решать, как финансировать дефицит госбюджета. Хотя на самом деле в этом случае вариантов будет всего два: либо резать все расходы фактически по живому, включая финансирование медицины, либо включать печатный станок, раскручивая инфляцию до невероятных уровней и нанося удар сразу по всем. Поэтому все эти идеи я отношу к области экономической фантазии, а не реальной экономики. О "личном карантине" — Сегодня многие жалуются, что физически не могут высидеть в четырех стенах. А вы лично соблюдаете карантин?
— Да, я карантин соблюдаю, и не вижу в этом никаких проблем. Более того: эффективность моей работы выросла как минимум за счет экономии времени на передвижениях по городу.

— Встречались за последний месяц с президентом?
— Да, встречались, но при этом соблюдали все карантинные меры. Мы были на допустимой дистанции и оба в масках.

КП в Украине


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.