В Каховке открыли памятный знак в честь крепости Ислам-Кермен. Есть нюансы.

3 недели назад 0

30 августа в Каховке на набережной состоялось открытие памятного знака в честь крымскотатарской крепости Ислам-Кермен.

Инициатива, как пишет телеграм-канал «Новости Херсонщины» со ссылкой на первоисточник, была реализован в рамках мультидисциплинарного проекта «Шлях/Yol».

— Каховка стала одной из площадок проведения арт-каравана «Чумацький шлях». Кроме Каховки мероприятия прошли в Киеве (25 августа), селе Светлогорское Полтавской области (26 августа), Никополе Днепропетровской области (27 августа), Бериславе (28 августа) и запланированы в Каланчаке (31 августа), — информирует первоисточник.

Телеграм-канал обратил внимание на некоторые нестыковки в информации по поводу не столько авторства строк, начертанных на памятном знаке, а том, кому собственно эти слова были адресованы.

На имеющее место несоответствие в информации указала журналистка Мирослава Бердник, дочь украинского писателя-фантаста, диссидента Олеся Бердника.

По мнению организаторов мероприятия — крымскотатарского меджлиса, крымскотатарских и украинских блогеров-активистов и Киевзеленстроя этот памятник является символом многовековых неразрывных культурных, духовных и исторических уз и единения крымских татар и украинцев.

Как сказал Рефат Чубаров во время презентации первой очереди «Чумацкого пути», эти мероприятия должны помочь «перестать повторять и верить в те мифологемы, которые вбивались в головы украинцев на протяжении многих десятилетий, ведь они показывают, что крымские татары и украинцы — это народы, которые невозможно отделить друг от друга».

Все бы ничего, но в качестве символа единения татар и украинцев выбрана цитата моего отца, якобы иллюстрирующая это единение:

«Яка б не була перед нами стіна,
У нас, побратиме, дорога одна».–

Мирослава называет все происходящее «ложью и манипуляцией«, поскольку данные слова, как утверждает Бердник, были посвящены не татарам, а другу отца, с которым он находился в режимном пункте Джардас во время первой отсидки в 1952 г. Юлиану Чарпинскому.

Журналистка акцентирует, что о своем отношении к «единению с татарам» ее отец написал в своей повести «Дике поле».

Отрывок из повести, для тех, кому лень искать:

— Славних лицарів родить земля вкраїнська, — тужливо промовляє дід, — та не вміють прикласти рук до путньої справи. Тільки вмирати гарно вміють, бісові сини! Гарно! Хоч би й Байду взяти — три дні й три ночі на гаку висів, а хоч би тобі застогнав!.. Сміється вражий син, царство йому небесне та походів бойових на тім світі, — і хоч тобі що! Так я й кажу — славний лицар був, такого не знайдеш і в палацах королівських, а ясного розуму чортма! То до царя московського, до грізного Йвана, метався; то до лядського короля; то до хана, підступного лиса! Чого ти шукаєш, лицаре, у правителів чужинецьких? Хіба що вітра в полі? Збери ти військо незбориме, козацьке, та й крикни недругам околишнім: не руш! Не чіпаємо вашої господи, не руште й нашої хати!

— Рабський дух не вибито з серця людського, — зітхнув батько. — Татарська неволя вікова переїхала нас, ніби жорном страшенним. Дякувати Січі, прокидаються люди, відчувають себе вільніше…—

«Мой отец, — вспоминает Мирослава Бердник, — в 1943-м году 17-летним добровольцем на Западной Украине разминировал объекты жизнеобеспечения и стал как раз тем солдатом, которому бандеровцы стреляли в спину. Теперь из него делают певца вековечной дружбы татар с украинцами…»6

Подробнее, о чем писала журналистка Бердник, можно узнать перейдя по выше указанной ссылке. Мы лишь констатируем факт…


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.