Частные коллекции древностей: хранители артефактов или черные археологи?

2 месяца назад 0

Частный коллекционер из Григоровки Павел Робак в помещении готовящегося к открытию краеведческого музея Присивашской ОТГ «Галерея истории». Так назвал свою частную коллекцию археологических артефактов житель села Григоровка Чаплинского района Павел Робак.
  Коллекция помещалась у сельчанина в некоем подобии бункера, спускаясь в который, посетитель мог увидеть десятки, если не сотни, предметов старины, развешанных на стенах. Каменный век, раннескифские вещи, позднескифские артефакты, находки сарматского, киммерийского, древнерусского прошлого соседствовали в любительском музее с предметами времен Крымской войны, Первой и Второй мировых войн. Доступ к коллекции имели как григоровцы, так и посетители из других регионов и стран. О причудливом хобби узнали даже центральные СМИ, а телеканал «1+1» снял о необычном увлечении простого херсонца комплиментарный сюжет после чего музей прославился на всю страну. По мнению ученых, экспонаты будущего музея размещаются бессистемно И вот уже в начале 2020 года в местных масс-медиа появилась новость: Присивашская объединенная территориальная община, к которой относится и село Григоровка, собирается обустроить новый краеведческий музей, основой которого станет именно экспозиция Павла Робака. Таким образом, по мнению местных властей, присивашцы смогут привлечь на территорию, уже славящуюся знаменитым Лемурийским озером, еще больше туристов, а, следовательно, и больше средств поступит в бюджет общины.

Но имеет ли вся эта, действительно, занимательная и бурная деятельность реальные научные обоснования?

На этот вопрос попытались ответить участники круглого стола «Археологическое наследие как инструмент формирования туристического имиджа Херсонщины» — археологи, историки, краеведы, музейные работники, общественные деятели, представители властей. Фото Евгения Ляшенко Во время заседания круглого стола ученые доложили о ситуации с античным городищем Скелька в Белозерском районе, которое служит настоящей приманкой для вандалов.

Как утверждает археолог, преподаватель кафедры истории, археологии и методики преподавания историко-юридического факультета Херсонского государственного университета Сергей Немцев, деятельность доморощенного «археолога» и «музейного работника» — не что иное, как «черная археология», предполагающая уголовную ответственность.

«В Уголовном кодексе Украины есть статья 298 — «Уничтожение, разрушение или повреждение памятников — объектов культурного наследия и самовольное проведение поисковых работ на археологическом памятнике», — сообщает ученый. — Согласно ей, умышленное незаконное уничтожение, разрушение или повреждение памятников — объектов культурного наследия — наказываются штрафом до ста необлагаемых минимумов доходов граждан или лишением свободы на срок до трех лет, а те же действия, совершенные в отношении памятников национального значения, — наказываются лишением свободы на срок до пяти лет.

Также деяния, предусмотренные частями первой или второй этой статьи, совершенные с целью поиска движимых предметов, происходящих из объектов археологического наследия, — наказываются лишением свободы на срок от двух до пяти лет. И неважно, знает ли гражданин о таких нормах закона или нет — ведь незнание закона не освобождает от ответственности».
Фото Евгения Ляшенко Почти три часа длилась увлеченная дискуссия на тему черной археологии. Некоторые ее участники настаивают на либерализации законодательства с выведением частных археологических коллекций в правовое публичное поле

По словам Сергея Немцева, любые историко-археологические артефакты — как находящиеся в поверхностном слое, так и те, которые залегают в грунте, — относятся к объектам национального археологического наследия. Исследовать их, заниматься розыском, раскопками имеет право исключительно специалист — археолог, получающий на такого рода работы специальное разрешение. Даже элементарная археологическая разведка местности, когда ученый перемещается по зоне, где, по его предположению, могут быть археологические объекты, сопровождающаяся визуальным осмотром верхнего слоя грунта, — это уже специализированная деятельность.

«Конечно, любой человек может случайно обнаружить исторический артефакт — наконечник копья, монету, сосуд, скребок, рыболовную снасть и тому подобное. Но о своей находке он обязан оповестить власти, передать ее в музей, передать ее археологам, историкам
, — добавляет специалист. — Во время научных археологических экспедиций, когда раскопки ведутся месяцами, ученым удается «выудить» из земли максимум несколько более-менее ценных предметов, наконечник стрелы, монету-другую, ну и груду битой керамики, не более. А вот у коллекционера из Григоровки мы видим огромное количество артефактов, которые было бы немыслимо за короткое время просто подобрать где попало — на распаханном ли поле или поблизости со старинным курганом».

По мнению ученых, коллекции, подобные григоровской, можно собрать лишь двумя способами: либо при помощи металлоискателей и несанкционированных раскопов курганов и прочих могильных захоронений (которые, как правило, содержат наибольшую концентрацию артефактов), либо приобретая эти предметы — конечно же, всё у тех же черных археологов.

Археологические работы на античном городище Скелька под Станиславом Белозерского района. Из-за скудного финансирования основная часть экспедиционных расходов ложится на плечи самих преподавателей и студентов ХГУ

«Коллекция, которая собрана в Григоровке и из которой собираются сделать краеведческий музей, совершенно бессистемна, не исследована, ее предметы не подверглись необходимым процедурам реставрации, консервации, описи,  — утверждает Сергей Немцев. —  По сути, накопленное таким образом собрание древних вещей уже не представляет ни научной, ни исторической, ни культурной ценности. Мы уже не сможем установить, когда, при каких обстоятельствах, в каком месте был добыт тот или иной артефакт. О чем говорить, если «коллекционер» запросто позволяет посетителям трогать все эти объекты руками!»

Даже если бы в этом «музее» содержалась еще одна золотая скифская пектораль, она была бы для ученых не более, чем обыкновенным куском металла, подчеркивает археолог.

Тем не менее, вышеупомянутый музей всё-таки собираются открывать, и уже скоро — к началу нового туристического сезона. Может быть, есть какие-то пути, чтобы не рубить сгоряча, а постараться с привлечением специалистов как-то систематизировать коллекцию? Тем более, что начинание Присивашской ОТГ благое, да и лишние средства бюджету не помешают.

«Мы не призываем обязательно кого-либо наказывать, карать, — заявляет еще один ученый-историк, Александр Волошин. — Хотя нарушения законодательства налицо. Мы хотим обратить внимание на то, как делать не надо. И совершенно недопустимо создавать подобным черным археологам позитивный имидж, как это уже сделали некоторые СМИ. Что касается музея, то нужно, чтобы доступ ко всем предметам получили ученые, и чтобы музейные работники провели консультации, каким образом обустроить экспозиционное пространство».

В целом, работа с территориальными общинами, в которых уже есть исторические музеи или в которых эти музеи только собираются открывать, должна стать систематической, с обязательным привлечением не только властей, но и научных работников, считает начальник управления культуры Херсонской ОГА Михаил Линецкий. Представители местных властей в селах, в ОТГ, музейные работники должны получить возможность регулярных консультаций со стороны специалистов.

«Археологов, имеющих право заниматься исследовательской деятельностью, в том числе — раскопками, в Украине всего около трехсот человек, — говорит Сергей Немцев. — Естественно, мы физически не в состоянии оперативно и эффективно исследовать всю Украину на предмет обнаружения исторических артефактов. Зато с этой задачей прекрасно справляются «черные», которых сейчас уже миллионы, без всякого преувеличения. Урон, наносимый науке и культуре Украины этими людьми, не передается никакими цифрами и эпитетами. Многие из них, конечно, отправляются к курганам с металлоискателем не от хорошей жизни, пытаясь таким незаконным способом прокормить семью. Найденные таким варварским методом вещи часто продаются по интернету, за границу, где навсегда пропадают в частных коллекциях».

Резюмируя эту часть дискуссии, собравшиеся на круглом столе единодушно сошлись во мнении, что на Херсонщине необходимо срочно усилить контроль за соблюдением законодательства по охране историко-археологических памятников. Также нужно разработать механизмы реализации положений этого законодательствах в условиях проводимой сейчас децентрализации. Представителей местных общин следует непременно информировать о порядке формирования музейного фонда, об основании местных музеев разного профиля.

Кроме того, Херсонская область, как одна из наиболее «богатых» по археологическому наследию областей Украины, может стать центром осуществления нового вида туристической деятельности — археологического туризма. С этой целью, считают участники круглого стола, необходимо разработать и внедрить аттрактивные туробъекты на основе памяток археологии, проложить соответствующие туристические маршруты. Наконец, следует уже в этом году инициировать широкое общественное обсуждение состояния и перспектив использования памяток археологии в туристической деятельности.
Фото Евгения Ляшенко Историк Егор Сидорович рассказывает о перспективах развития в Херсонской области археологического туризма
Евгений Ляшенко,  Вгору


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.