Херсонские моряки, освобожденные из ливийского плена: «В тюрьме спали, как килька в бочке, от воды выпали зубы»

3 месяца назад 0

В результате впервые проведенной Украиной спецоперации, на Родину после трехлетнего пребывания в ливийской тюрьме вернулись 14 моряков – экипаж танкера «Рута». УНИАН удалось разыскать бывших узников, которые поделились своими воспоминаниями о страшных событиях. «При задержании обстреляли. Люди не пострадали случайно»

Танкер «Рута» (флаг Украина) 28 апреля 2017 года был задержан военно-морскими силами Ливии. Экипаж, в составе которого находились жители Одесской, Николаевской и Херсонской областей, обвинили в контрабандном вывозе нефти и поместили в тюрьму. Родственники арестантов обратились за помощью в благотворительную организацию «Фонд помощи морякам и трудовым мигрантам «Ассоль» (Одесса), с представителями которой в дальнейшем оббивали пороги различных инстанций, пикетировали Администрацию президента, слали письма в государственные органы Ливии и Украины… 

Усилия увенчались успехом – в конце апреля текущего года суд принял решение об изменении меры пресечениям морякам. Когда залог был внесен (21 тыс долларов за каждого), их перевели из тюрьмы Даман-Таджура, где они содержались, под домашний арест. И уже скоро из охваченной противостоянием африканской страны экипаж вернулся на родину в полном составе. Военно-транспортный самолет «АН-24» ВС ВСУ успешно доставил украинцев в «Борисполь». 

Как отмечают дипломаты, счастливый финал – результат суперсложных переговоров и согласованных действий многих людей и ведомств. Подобную спецоперацию наше государство осуществило впервые…

Сейчас бывшие узники, в связи с пандемией COVID-19, находятся на самоизоляции. Они восстанавливают пошатнувшееся здоровье и пытаются забыть о пережитом. 

По словам старшего помощника капитана Александра Кирильчука, изначально ничего не предвещало беды – команда получила указание следовать под погрузку в Ливию, и соответствующие работы проходили в обычном режиме. 

«Никаких отклонений. Все было легально. На борт даже прибыли представители береговой охраны, которые должны были нас сопровождать», — акцентирует старпом. 

Внезапно, на завершающем этапе погрузки, к судну подошел военный катер, и «охрана» с «Руты» сразу сбежала… Поступил приказ прекратить грузовые операции, сняться с якоря и следовать за ними. 

«Мы начали выполнять это требование, но что-то им не понравилось, возможно, скорость, с которой мы выбирали якорь… И надстройку танкера обстреляли – в это время на мостике находились капитан, я и второй помощник. Тот факт, что никого не зацепило – просто чудо», — говорит Кирильчук. 

По словам боцмана Андрея Алферова, на судовой надстройке остались пулевые отверстия, был пробит фальшборт, разбит иллюминатор… Поврежденную «Руту» конвоировали в порт столицы Ливии – Триполи. У всего экипажа изъяли мобильные телефоны, документы, и доставили на базу береговой охраны, где он пробыл почти две недели.

Все это время люди спали на полу, который застлали тонкими одеялами… В общей сложности, в крошечной комнатушке заперли двадцать человек – украинцев и турецких моряков с судна Stark, которым, как выяснилось позднее, вменяют аналогичное преступление. 

«8 мая, три года назад, повезли на первый допрос, а после него – сразу в тюрьму», — констатирует боцман. Как рассказал матрос Виктор Фадеев, моряков обвинили в незаконном пересечении границы и незаконной погрузке нефти — в контрабанде. Заявили, что нет каких-то документов, а любые объяснения экипажа игнорировали. 

Кроме того, по словам Фадеева, представители правоохранительных органов Ливии заявили, что при задержании украинцы… отстреливались. 

«Все это – неправда», — говорят моряки. 

«Из-за ужасной воды выпали зубы»

В тюрьму украинский экипаж привезли, не позволив взять на судне личные вещи. Другими словами, моряки остались без ничего – ни зубной щетки, ни сменного белья…

На месте их «раскидали» по трем баракам, разместив в разных камерах, где уже были другие заключенные, в том числе – матерые убийцы, насильники, наркоторговцы. 

«Никто нас не фильтровал – поселили туда, где было место. Меня, например, – в одну камеру с двумя убийцами… В общем, «соседи» разношерстные были и относились по-разному. Одни пытались «достать», другие относились нормально, даже делились едой и одеждой», – вспоминает старпом. 

Количество заключенных в одной камере колебалось от четырех до восьми человек – в зависимости от поступления зеков. Как рассказал Андрей Алферов, зачастую люди спали бок о бок – как килька в бочке.  

«Мы сидели с нигерийцами, ливийцами… Но надзиратели относились к нам без предвзятости – но национальному признаку или гражданству не выделяли никого», — говорит боцман.

Виктор Фадеев признает: своему выживанию во многом обязан сокамерникам-мусульманам, которые делили с ним посылки, полученные из дома. Ведь с питанием в ливийской тюрьме – беда. Казенная еда – макароны, рис или кус-кус, обильно приправленные томатом и огромным количеством перца, – стала для наших ребят своего рода пыткой. 

О тюремном «меню», как о кошмаре, упомянул и моторист «Руты» Юрий Склифасовский. В Украине, незадолго до выхода в море, он перенес операцию по удалению желчного пузыря и ему противопоказаны любые острые продукты…         

«Еще хуже – вода, которая абсолютно не пригодна ни для питья, ни для приготовления пищи, ни для умывания – у многих ребят от нее выпали зубы. При этом бутилированная вода в Ливии – дороже бензина», — рассказал моторист.

По словам моряков, месяца через четыре их повезли на судно – для выгрузки нефти, которую успели принять в танки «Руты» до ее задержания. Тогда у них появилась возможность забрать из кают свое имущество, большая часть которого к тому времени бесследно исчезла. Но после завершения разгрузочных работ – возврат в казематы…Как отмечают бывшие узники, самым сложным был первый год заключения. Позднее, благодаря усилиям родственников и дипломатов, тюремный быт украинцев в определенной степени удалось облегчить. Сейчас моряки говорят, что выжили, благодаря поддержке извне. В числе людей, принявших активное участие в их судьбе – представитель компании-фрахтователя (арендатор судна) Manchester Shipping S.A Анатолий Шостаковский. 

Стоит отметить, что указанная фирма была объявлена банкротом еще в 2018 году, но Шостаковский все равно поддерживал экипаж – продуктами питания, одеждой, медикаментами. 

Удалось передать заключенным наличные – и они получили возможность покупать продукты и воду в тюремном магазине, в который зеков водили под конвоем дважды в неделю. 

«На тюремных харчах мы бы не дожили…», – говорят моряки и признают, что здоровье у них изрядно пошатнулось. 

Все сильно похудели (некоторые потеряли 20 и больше килограммов), у некоторых – проблемы с артериальным давлением, у двоих еще в Даман-Таджуру выявили гепатит С…  Виктор Фадеев признался, что из-за протухлой водопроводной воды лишился восьми зубов. И это – не все его беды.  

«У меня начались жуткие проблемы с желудочно-кишечным трактом. Недели за две до отъезда домой начался приступ – невыносимые боли! Пытались лечить медикаментозно, а на третьи сутки мучений решились вести в больницу, где после тщательного обследования прооперировали…», — рассказал матрос.

Он уточнил, что это ЧП с ним случилось после того, как суд изменил всему экипажу меру пресечения – отпустил под домашний арест.  

«Хозяин дома, в который нас перевезли, буквально завалил продуктами… Я и поел нормальной еды, что завершилось госпиталем (улыбается, — УНИАН). Но все плохое уже позади, скоро буду снимать швы», – делится Виктор. 
«Две Катюши и бомбежки»

Коррективы в ситуацию внесла, в том числе пандемия COVID-19. В ряде ливийских тюрем начались своего рода чистки – многих заключенных амнистировали, некоторых перевели в другие аналогичные заведения. В результате, часть помещений Даман-Таджуры опустела, и наших соотечественников перевели в один блок, разместили вместе в нескольких камерах.  

Воспоминания моряков во многом похожи, например, о частых бомбежках.   

«Страшно оказаться в другой стране – без знания языка, денег… Но куда страшнее то, что рядом постоянно рвутся снаряды – так близко, что стены трясутся», — признался Фадеев.  

Как отмечает моторист Склифасовский, военные действия в Ливии не прекращаются, из-за бомбежек дрожала тюремная крыша. Казалось, снаряд вот-вот на нее упадет…

По словам старпома, все три года в застенках его не отпускало ощущение безысходности. В основном, из-за того, что в Украине переживают близкие люди, а он ничем не может помочь – от него ничего не зависит.

«Пока был в тюрьме, моя дочь вышла замуж… Родилась внучка Катюша. Приехав домой, первым делом взял на руки эту маленькую принцессу, прижал к сердцу жену, и мое сердце сразу оттаяло», – рассказал моряк. 

А вот у Юрия Склифасовского – четверо внуков, самой младшей всего полгода, и назвали ее также – Екатериной. 

«Все. Больше в рейс не пойду. Наплавался… Тем более, в Ливию – ни ногой», – говорит моторист.   При этом, по словам моряков, Даман-Таджура считается одной из лучших тюрем в стране. В том смысле, что в других отношение к заключенным более жесткое: могут избить, отобрать личные вещи и пр. Как отмечает Андрей Алферов, местные жители шутят, что это чуть ли не санаторий. Безусловно, речь не идет о каких-то особых послаблениях, разрешенных смартфонах с подключением к Интернету или видеокамерах. Но на старенькую кнопочную мобилку могут «закрыть глаза».    

 Собеседники УНИАН говорят, что пока приходят в себя, привыкают к «свободе». Стараются не вдаваться в подробности о злополучном рейсе, и не хотят обсуждать полученные в застенках болячки. 

Родственники стремятся отвлечь их от страшных воспоминаний, окружить теплом и заботой, чтобы быстрей заживали телесные и душевные раны.    

«Андрей улыбаться стал не сразу после возвращения. Лишь на второй день. Напряжение пока не отпускает… Ночью просыпаюсь и поверить не могу, что он рядом. И вижу – он тоже не спит – лежит с открытыми глазами. За три года счастье куда-то делось, словно, вытекло… Думаю, оно будет возвращаться постепенно», — поделилась супруга боцмана Татьяна Алферова.  

По словам председателя наблюдательного совета фонда «Ассоль» Светланы Фабрикант, дело в отношении экипажа «Рута» еще не закрыто, но в Украине они находятся легально и рассчитывают на решение суда, которое в Ливии примут заочно. 

В перспективе, те, кто захочет, сможет вернуться к профессии – уйти в плавание.

По мнению юристов, вины моряков нет: согласно международным морским конвенциям, члены экипажа отвечают лишь за доставку грузов. И не несут ответственности за лицензии и разрешения на их транспортировку. За это отвечает собственник груза. Все указания «Руте» поступали на компьютер капитана по электронной почте, но при задержании технику изъяли, и украинцы не смогли доказать свою правоту.

К сожалению, капитан «Руты» Николай Шокун от общения с УНИАН отказался, и этот нюанс уточнить не удалось. По прилету в «Борисполь» он заявил журналистам, что прекращает свою морскую карьеру, поскольку ему уже 72 года…   

«Проблема с моряками «Руты» возникла из-за непростой военно-политической ситуации в Ливии, в которой сферы влияния делят несколько группировок. Военные задержали экипаж потому, что грузовые операции велись на «запрещенной» территории… То есть, если судно обрабатывается в порту, который в этот конкретный момент находится под влиянием другой группировки, власти сразу называют его команду контрабандистами. Хотя наши моряки работали легально, о чем свидетельствуют соответствующие документы, официальный Триполи не признает такие контракты…», — пояснила Светлана Фабрикант. 
«Четверо украинцев с танкера Captain Khayyam еще в тюрьме»

Если в ситуации с экипажем «Руты» есть определенная ясность, то судьба самого танкера – тайна, покрытая мраком. По официальным данным, он – государственная собственность, находится на балансе Одесского морского торгового порта, и в 2005 году был передан в аренду упомянутой Manchester Shipping S.A.

Говорят, арестованное судно видели ошвартованным в ливийском порту, но примерно два года назад произошла странная вещь. Сервис MarineTraffic (отслеживает суда в реальном времени) показал, что «Рута» снялась с якоря и отправилась в район российского Мурманска. Родственники моряков сразу подняли шум: мол, люди – в тюрьме, а танкер – отпустили.

Однако представители соответствующих ведомств им заявили, дескать, произошел «глюк» – сервис ошибочно указал на другое судно и настоятельно порекомендовали этот вопрос не поднимать…  Уже в декабре прошлого года и. о. директора Одесского порта Алексей Мясковский заявил журналистам, что танкер находится на военной базе в Триполи, порт заявил о своих правах на него. В то же время, ходили слухи – танкер давно работает под другим названием и кому-то приносит немалую прибыль.    «Однако примерно полгода назад один человек, находившийся в ливийском порту, прислал мне фотографию – «Рута» ошвартована у причала. Где именно она сейчас не знаю… Признаться, мы не очень-то интересовались этим вопросом. Нас, в первую очередь, беспокоила судьба людей», — сказала Светлана Фабрикант.

Другими словами, конкретной информации о судне нет. Возможно, оно давно обросло ракушками, обобрано «до нитки» и попросту гниет в виде металлолома рядом с танкером Captain Khayyam (флаг Сьерра-Леоне), с аналогичной историей.
В 2016 году Береговая охрана Ливии задержала его вместе с экипажем – гражданами Украины, Турции и Азербайджана. Моряков обвинили в контрабанде нефти и арестовали. 

По данным Фабрикант, уже больше четырех лет наши соотечественники – Евгений Морарь, Владимир Тостоган, Павел Чайка и Олег Войнеровский – находятся в тюрьме Айн-Зара (старое название – Рувейми).

«Она – в другой части Ливии. Опасный район, сложная обстановка… Эта тюрьма одна из самых сложных, в ней содержатся военные преступники. Вообще непонятно, почему экипаж Captain Khayyam отправили именно туда… С ним нет связи с ноября прошлого года, родственники с ума сходят от беспокойства…», — рассказала руководитель БФ «Ассоль».

Суд уже вынес им приговор – 5 лет лишения свободы плюс штрафные санкции – 80 тыс долларов с каждого – за преступление, которое они не совершали. 

Как отметила Светлана Фабрикант, история вышеназванных двух танкеров – верхушка огромного айсберга. После освобождения экипажа «Руты» в благотворительный фонд поступает масса телефонных звонков. Люди просят вызволить из беды их отцов, сыновей…    

В настоящее время в тюрьмах Ливии, Нигерии, Турции, Италии, Греции примерно три сотни украинских моряков. И перспектива их возвращения на Родину пока призрачна.

Лариса Козовая
Униан
Полина Светлова


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.