Херсонские танцплощадки. Было или не было?

3 года назад 0

Задолго до начала эпохи соцсетей в Херсоне было много танцевальных площадок, на которых собиралась молодежь для общения. Полноту всей картины молодежного отдыха полвека назад помогут создать воспоминания очевидцев.

СТОМЕТРОВКА

( Irina Aranuche de Crupet    Глава из моей книги " Мы из Херсона и снова здрасьте" )
… В те времена наш город смело можно было бы назвать городом дружбы. Гуляли мы все красиво, с большим воодушевлением, переходя из одной компании в другую. Херсон город не маленький, но все друг друга знали, невзирая на то, что жили в разных районах, довольно-таки далеко расположенных друг от друга. Выручала стометровка, на которую сходилась молодежь со всех районов в любое время года, с утра до вечера, и которая всех сближала, правда иногда разводила и даже ссорила. 

А еще стометровка способствовала образованию семейных пар, часто именно там мы выбирали себе партнеров по душе и неважно надолго ли, на всю жизнь или же на несколько дней, но виной этому была наша родная стометровка, где представительницы прекрасного пола поражали своей красотой на только наших парней, но и всех иностранных моряков, которые заходили в Херсонский порт и попадали на стометровку. Продефилировав положенное время по ул. Суворова, молодежь расходилась по разным танцевальным площадкам. Танцплощадок было много. Молодежь предпочитала танцплощадку в парке им. Ленина, который находился в конце ул. Суворова. Это танцплощадку именовали клеткой. В общем, детки в клетке. Публика постарше базировалась на танцплощадках в клубе Ленина и Доме культуры судостроителей (ДКС), которые также были расположены в районе нашей любимой всеми улицы. Ну, а тем, кому за 30 приходилось довольствоваться плошадкой в доме офицеров и тоже в районе стометровки. Последнюю называли домом последних надежд. Моим подругам нравилась там прикалываться и «искать» там пару для жизни. Трудно что-нибудь представить кошмарней танцплощадки тех лет. Стареющие девицы, годами танцующие на асфальтовом пяточке, наглые малолетки и уголовники, а еще какой-то неизменный первый танцор с закатывающимися глазами в винном забытье. Водоворот драк с руганью и свистом, которые почти мгновенно прекращались сотрудниками милиции, дежурившими неподалеку. А еще были народные дружинники и БКД – боевая комсомольская дружина, которые проходили на танцплощадку бесплатно и отвечали за порядок. Так что подвыпивших и распоясавшихся парней через пару минут после начала конфликта или драки уже выводили вон под белы рученьки… А главное, уж слишком позорная цена, которая незримо назначается тебе, как только ты входишь на этот танцующий пятачок. И, как правило, назначается теми, кого ты в упор не видишь, не видела и не увидишь никогда. Во многом танцы притягивали тем, что на танцплощадках «живьем» играли вокально-инструментальные ансамбли, существовавшие при ДК, имеющие в городе широкую известность среди молодежи. Парни с электрогитарами. Ударная установка. Микрофон. И более свободный репертуар без патриотических песен про Ленина, партию и комсомол. А вот про любовь пелось много.. .Музыканты, играющие на наших танцплощадках были очень уважаемы. Встречаться с ними было круто и дух соперничества полыхал в сердцах херсонских барышень, которые наряжались не для того, чтобы понравиться представителям противоположного пола, а против своих подруг. Перед танцами народ (в основном парни) занимались приобретением вина народной марки «Бiле Мiцне»-1рубль 07 коп, «Рислинг»-77 коп, на худой конец вином «Столовое» — 62 коп «Лидия»- 1руб 20 коп. и др. херсонского производства. Тогда выйдя на Суру, как ностальгируют некоторые херсонские жители, и пройдя от Планетария до Тавричанки, можно было «насшибать» у встречных знакомых по 5 коп на бутылку сухаря, который стоил тогда 77 копеек. 

Танцы привлекали и тянули, как магнит. Здесь завязывались отношения, возникали симпатии, дружба и ненависть, любовь и ревность. Не ходила на танцы определенная часть представительниц слабого пола, предпочитая провести вечер в ресторане, предварительно склеив иностранных моряков прямо при выходе из порта. Ресторан «Херсон» и бар «Перлина» в районе стометровки, были оккупированы херсонскими путанами и иностранными моряками. Здесь же за соседними столиками неустанно вели за ними наблюдение наши доблестные бойцы невидимого фронта. Жрицы любви часто работали в паре с херсонскими фарцевайками. Очень часто те и другие привлекались к ответственности все теми же бойцами и вербовались ими же в осведомители, что позволяло провинившимся заниматься любимым делом, но уже под прикрытием…

СЛУЧАЙ НА ТАНЦПЛОЩАДКЕ

( бывалый херсонец )

В те «застойные» времена, у каждого херсонского магазина стояли две желтые бочки. Одна – с разливным молоком (24 копейки за литр), другая – с пивом (22 копейки — бокал). Если трое скидывались по рублю, начинался «праздник души». Ближе к вечеру херсонские тунеядцы (для них действовала специальная статья в УК) перебирались к гастрономам. Там их ждала пол-литровая бутылка крепленого вина «Золотая осень» (1 рубль 28 копеек) и плавленый сырок «Дружба» (14 копеек). В парке натренированным ударом ладони выбивалась пробка, и первый из алкогольной троицы принимал позу горниста. Отпив из горлышка ровно треть, он обязательно произносил: «Вино на пиво — диво…». После такого «причастия» молодые люди обычно отправлялись на танцы.

Тогда в областном центре особой популярностью пользовались две танцплощадки: «Клетка» и «Ромашка». Не было и дня, чтобы там не случалось драки. Иногда «стенка на стенку» сходились целые районы. Время от времени дебоширов доставляли в вытрезвитель или опорный пункт. Там дружинники из сознательных комсомольцев стригли «под горшок» головы херсонских стиляг и разрезали им по шву неестественно узкие брюки. В те годы херсонские подростки лучше девчонок могли управляться со швейными машинками. Ушивали просторные рубахи и джинсы RIFLE (90 рублей). Узкая одежда выгодно подчеркивала стройность фигуры.

По всеобщему договору, на танцы даже злостные хулиганы шли без кастетов и свинчаток, а тем более, без выкидных ножей. Меньше всего старались задирать курсантов мореходных училищ. Они в своих кубриках остро затачивали края медных пряжек. Намотав такой ремень на руку, два отважных моряка, став спиной друг к другу, могли легко отбиться от десятка хулиганов с «Забалки», «Мельниц» или «Цыганки».

Кого-то из выходцев этих районов и назвали виновным в убийстве возмущенные горожане. Поговаривали, что на танцплощадке, в ссоре из-за девушки юного херсонца ударили ножом. Похороны стихийно переросли в народные волнения, когда по дороге на кладбище процессия внезапно завернула к херсонскому обкому партии…

ПАРКОВЫЙ БЕСПРЕДЕЛ

Танцплощадка «Юность» была когда-то в Приднепровском парке (недавно на ее месте появилось кафе). Лет 40 назад этот парк гремел на весь город не только из-за своих каруселей и детского городка с настоящим истребителем, но и событиями вокруг местной танцплощадки.

Ее популярность в 70-е не могла сравниться ни с «Клеткой» в парке им. Ленина ни с «Ромашкой» в парке им. Ленинского комсомола. По посещаемости «Юность» могла соперничать разве что с танцплощадкой у Дома офицеров, прозванной в народе «Для тех, кому за 30». А все из-за того, что добираться из центра в Приднепровский парк было далековато (на такси — 1 руб.), да и заправляли там уркаганы с «Военки» и «Цыганки».

Одну историю, связанную с этим очагом культуры рассказал старый участковый.  

К середине 70-х Херсон стал считаться городом невест. В область из Иваново и других хлопковых центров СССР «перебросили» несколько тысяч ткачих, чтобы они работали на хлопчато-бумажном комбинате, а в Каховском районе выращивали хлопок. 

Жили они в общежитиях, неподалеку от комбината и отличались крайней свободой нравов. В день зарплаты или аванса подвыпившие стайки собирались возле танцплощадки, задирая проходивших мимо девчат и даже одиноких парней. Иногда, некоторые из девиц, подняв градус домашним вином (настоянном на курином помете) совершали не совсем адекватные поступки. 

Увидев как-то парочку, целующуюся в зарослях за ДКТ, одуревшие женщины жестоко избили девушку, а парня привязали к дереву и по очереди… изнасиловали.

Глубокой ночью истерзанный юноша пришел в опорныйпункт милиции, находившийся в соседней с танцплощадкой «сталинке». Объяснил все дежурному. Тот доложил руководству. Ход делу решил не давать. Не было еще в стране прецедента, чтобы строительницы коммунизма так обидели молодого человека. Членовредительниц позже выявили, но отделались они легко: то ли штрафом, то ли общественным порицанием. Но Херсонский обком этот вопрос без реагирования не оставил. Заводов в Херсоне решили строить больше, в том числе и для наплыва парней, чтобы у каждой ткачихи был свой отдельный суженый, а беспредела в парках становилось меньше. 

 

На главном фото Олега Лищенко: остатки танцплощадки "Ромашка" в Херсоне


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.