Что такое медицинская тайна и когда ее можно выдать

8 месяцев назад 0

Отказ народных депутатов посчитать среди себя процент вакцинированных выглядит особо цинично на фоне статистики, которую ежедневно выдает народу Минздрав. У политиков, видите ли, богу – богово! Вспомнили наши избранники и про медицинскую тайну, и про закон о персональных данных, которые их защищают — в отличие от всех остальных. 

«КП в Украине» поинтересовалась, что думают по этому поводу юристы.

Вопрос скорее философский Первая попытка выведать «большой депутатский секрет» была сделана в начале мая. На запрос «Украинской правды» Министерство здравоохранения, которое обязано собирает объективные данные о вакцинированных со всей страны, ответило, что распорядителем информации по депутатам и аппарату Рады не является. Потому как сие – медицинская тайна!

Тонкий лучик света на эту тайну периодически направлял глава комитета парламента по здравоохранению Михаил Радуцкий. В сентябре он назвал «позором», что 50% депутатов не вакцинированы. Месяц спустя довел эту цифру до 60 – 65%, но тоже на глазок. Потому как «страшная» тайна никуда не делась. Она существует по сей день.

— Вопрос, что такое медицинская тайна, скорее философский. В законодательстве она выписана очень нечетко. По сути, это информация, которая касается всех данных, полученных при оказании медицинской помощи. Записи в медкарточке, результаты анализов, диагноз и даже сам факт обращения к врачу, — говорит директор Центра медицинского и репродуктивного права Сергей Антонов. 

Что касается вакцинации, то она существует в двух видах. Есть вакцинотерапия, то есть лечение путем введения вакцин. А есть профилактическая вакцинация – для упреждения болезней и вспышки эпидемий. 

— Формально профилактическую вакцинацию тоже можно отнести к медицинской тайне, поскольку она проводится медиками и в специализированном учреждении. Но если прививки против коронавируса у нас уже делают везде, включая базары, вокзалы и торговые центры, то медицинским вмешательством в рамках медучреждения это можно назвать с большой натяжкой, — отмечает юрист. – Скорее публичная процедура.

Это как на войне – свои законы Антивакцинаторы активно апеллируют к Конституции, неприкосновенности человека, конвенции о правах. Тогда зайдем с другой стороны. Вы больны коронавирусом, это подтвердил ПЦР-тест, и это ваша медицинская тайна. И если вы уйдете на самоизоляцию, вы ее раскроете для коллег, друзей, знакомых. А вы не желаете! Тайна – святое! Поэтому ходите где хотите и сеете вирус, который для другого человека может оказаться смертельным?

Так за такое, скажете, и уголовное дело можно отгрести? Можно. Потому что все права где-то начинаются и где-то заканчиваются.

— Есть конкуренция публичного интереса и частного. В случае эпидемии, а тем более пандемии, как сейчас, публичный интерес превалирует над частным. Принципы приватности не действуют. Это как на войне, когда вводятся законы особого времени. У нас объявлен карантин. Каждый, кто не соглашается с его правилами, повышает эпидемическую угрозу , — подчеркивает Сергей Антонов. 

К слову, когда в феврале 2020 года в Новые Санжары привезли эвакуированных из Китая украинцев и началась паника, секретарь СНБО Алексей Данилов пообещал сделать публичной информацию о всех результатах тестов, хотя они куда больше представляли медицинскую тайну, чем сейчас укол в плечо.

Еще отметим, что против выведывания медицинской тайны у своих избирателей депутаты не возражают. А как тогда назвать повальные проверки сертификатов о вакцинации в транспорте, торговых центрах, кафе?  Депутаты в трамваях, конечно, не ездят, но они должны встречаться с народом, и нигде не записана привилегия свободно на этот народ чихать.

Учителю – учителево… Есть в арсенале наших слуг – в прямом и переносном смысле слова — еще одна отмазка. Зампредседателя Рады Александр Корниенко отказался назвать журналистам количество вакцинированных депутатов, ссылаясь на закон о персональных данных. 

Конфиденциальная информация – это тоже весьма обширное и расплывчатое понятие. Начиная от конкретики — имя, фамилии, номера паспорта, адреса, кода — и заканчивая амурными похождениями, контактами и хобби. Словом, все, о чем вы не хотите никому сообщать. Теоретически информация о вакцинации тоже может входить в этот перечень.

А теперь вспомним, как настойчиво в Украине вакцинируют педагогический состав. Данные о каждом уколотом учителе, воспитателе, лекторе вуза передаются в районный, городской отдел образования. Минобразование отчитывается перед всей страной о проценте вакцинированных педагогов. В школах, где есть «отказники», их имена выдают родителям, чтобы те давили и третировали. 

То же самое с понедельника будет происходить с чиновниками, которых без справок о вакцинации отправят по домам. 

— Право не приемлет двойных стандартов. Не может быть один закон для педагогов, другой – для депутатов. Если в масштабах страны было решено, что информация о вакцинации подлежит разглашению, то она уже не является конфиденциальной и не относится к персональным данным, которые находятся под защитой, — говорит бывший заместитель генпрокурора, адвокат Алексей Баганец. 

А если обратиться к практике Европейского суда по правам человека, то она гласит, что публичные лица, коими являются наши депутаты, пользуются меньшим уровнем защиты от вмешательства в личную жизнь и от разглашения конфиденциальной информации. Это объясняется, в частности, тем, что представитель власти или политик имеет влияние на общество. Он должен жить и вести себя так, чтобы его не в чем было упрекнуть.

…А просили-то, господи, не имена и фамилии, чтобы камни вслед швырять. Всего-ничего: посчитайтесь и назовите процент. Даже не поймешь, страшно им это сделать или стыдно.

КП в Украине


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.