Сейчас пришло время для союзников по НАТО предоставить Украине оборонительное летальное оружие

3 года назад 0

Экс-премьер Дании, генсек…

Расмуссен является советником Президента Украины по международным вопросам. Он не только выражает стратегические советы, как Киеву действовать на пути реформ в условиях российской агрессии, но и искренне поддерживает Украину в непростых геополитических реалиях разрушенного Кремлем международного порядка.

О своем видении настоящего и будущего европейской и евроатлантической Украины Расмуссен рассказал в эксклюзивном интервью собственному корреспонденту Укринформа в Брюсселе.

-Господин Расмуссен, будучи советником Президента Украины по международной политике, как бы вы оценили процесс реформ, направленных на модернизацию и трансформацию государства?

-Мы должны подвигать нынешний процесс реформ на более широкую перспективу. В течение предыдущих трех лет украинское руководство начало больше реформ, чем за предыдущие 23 года. Если сравнить, какой была Украина раньше и стала сейчас — это является несомненным прогрессом. Конечно, еще многое надо сделать. Но мы не должны забывать, какой стала Украина за относительно короткий промежуток времени.

-Но все же, как руководство Украины должно работать дальше для ускорения эффективности реформ? Какой в этом вопросе ваш стратегический и политический совет?

— Некоторые из этих реформ непопулярны. Но в перспективе они принесут конкретные положительные результаты для Украины, для украинцев. Моей лучшей рекомендацией для правительства является продолжение взятого курса, даже если он не всегда является простым.

В свою очередь, Запад должен признать прогресс реформ в Украине и понять, как сложно было провести некоторые из этих реформ. В частности, определенные шаги, которые уже сделаны украинским руководством, даже сложно воплотить в жизнь в западных странах. Это, касается, например, открытия баз данных относительности собственности активов. Они в Украине являются более прозрачными, чем в Западной Европе.

Также мы уже видим положительные результаты в части визовой либерализации. Но Евросоюз должен продолжать этот толчок европейской интеграции. Следующим возможным шагом должно стать предоставление европейской перспективы (Украине стать членом ЕС — ред.), а также более глубокой интеграции с ЕС. Это обеспечит ощутимые позитивные результаты для наших обществ.

-Каково ваше мнение об особом партнерстве Украины и НАТО, политическом диалоге и практическом сотрудничестве между сторонами? Ведь это приобретает особую важность, когда Украина противостоит российской агрессии?

-Особое партнерство НАТО-Украина этим летом (9 июля — ред.) будет отмечать 20-ю годовщину. Эти отношения крепкие и продвигаются через работу Комиссии НАТО-Украина.

Украина является единственным партнером НАТО, который принимает участие во всех операциях и миссиях под руководством НАТО. В свою очередь, НАТО поддерживает укрепление способности Украины защищать себя. Четко и очевидно, что Украина является одним из самых надежных партнеров НАТО, и наша преданность в поддержке Украины в противостоянии российской агрессии является непоколебимой.

-Вместе с тем, должны ли страны НАТО больше сотрудничать в военно-технической сфере с Украиной, чтобы помочь государству защитить себя от России?

-Убежден, что сейчас пришло время для союзников по НАТО, и особенно США предоставить Украине оборонительное летальное оружие. Это будет иметь эффект сдерживания перед вооруженными силами, которые поддерживаются Россией.

Я также отстаиваю позицию, чтобы США предоставили Украине особый статус, так называемый «главного союзника» (MNNA) вне НАТО. Это не предоставит гарантий безопасности для Украины, но обеспечит потенциальный доступ к некоторым видам вооружений, а также, что наиболее важно, это станет мощным сигналом России об обязательствах Вашингтону относительно Украины.

Если особый статус главного союзника вне НАТО будет предоставлен, это также будет означать со стороны Вашингтона поддержку членства Украины в НАТО и безальтернативность этой перспективы.

-Видите ли Вы, что Нормандский формат и Минский процесс являются эффективными политическими и дипломатическими путями для обеспечения мира, стабильности и безопасности Украины, восстановления территориальной целостности государства?

— «Минск» является лучшим форматом для держания Путина за столом переговоров. Однако, я скептически отношусь к тому, что Москва рассматривает «Минск» как настоящую возможность решения конфликта в восточной Украине. Это, скорее, путь для утверждения российских сторонников в регионе.

Я убежден, что лучшим вариантом является сохранение нормандских партнеров, но также с привлечением США к переговорам. Должно быть четкое определение, какие достижения в этом должны быть и когда.

-Украина также ищет международный формат относительно оккупированного Крыма, ведь «Минск» не затрагивает эту проблему. Каково ваше мнение относительно реинтеграции украинского полуострова в конституционный порядок Украины?

-В 1940 году государственный секретарь США обнародовал Уэльскую декларацию, которая осудила оккупацию стран Балтии и отвергла признание их аннексии Советским Союзом. Сегодня мы должны взяты аналогичные обязательства и никогда не признавать Крымский полуостров российской территорией.

США и союзники должны активно действовать, чтобы вернуть Крым Украине.

Нелегальная оккупация Крыма стала определяющим моментом для отношений Запада с Россией. Эти отношения не вернутся на уровень, когда, якобы ничего не произошло (business as usual — ред.), пока Россия будет продолжать оккупацию части украинской территории.

Однако, Россия не отдаст Крым просто. Я убежден, что США должны занять активную и жесткую позицию в отношении России.

-Считаете ли вы, что международное давление на Россию является адекватным и достаточным для убеждения Кремля соблюдать международное право в цивилизованном мире?

-Нет. Я считаю, что мы должны увеличить цену для России за ее продолжающуюся агрессию против Украины. Также здесь речь идет о поддержке режима Ассада в Сирии и вмешательстве в процесс демократических выборов в наших странах.

ЕС будет иметь возможность послать сигнал (России — ред.), когда продлит санкции в июне. Я отстаиваю позицию, что ограничительные меры должны быть продлены на двенадцать месяцев, а не на шесть, как сейчас. Они также должны включать компании и лица, которые причастны к нынешней конфискации украинских активов на востоке. Это обеспечит минимальный эффект от того, что ЕС должен жестко заявить Москве.

-Украина подала иск в Международный суд ООН в Гааге с целью привлечения Москвы к ответственности за совершенные преступления на Донбассе и в Крыму, включая финансирование и поддержку терроризма. Объективно, на данном этапе еще нет официальных судебных решений об этом. Но есть немало очевидных политических заявлений, что Россия спонсирует терроризм. Каково ваше мнение об этом?

-Украина внесла весомые обвинения в Международный суд, которые показывают, что Россия нарушила Международную конвенцию 1999 года о борьбе с финансированием терроризма. Я убежден, что украинская позиция является непреодолимой, но сейчас мы ожидаем вердикт суда.

Однако, несмотря на решение суда, никто не может опровергнуть тот факт, что Россия поддерживает насилие на востоке Украины и продолжает нарушать права крымского меньшинства в Крыму. Это должно быть учтено во всех международных организациях.

-Господин Расмуссен, как бы вы оценили агрессивную политику и деструктивное влияние России на Европу, цель которого дестабилизировать и ослабить ЕС и НАТО?

-Россия стремится подорвать две главные основы послевоенной архитектуры безопасности Европы: ЕС и НАТО.

Российская армия интернет-троллей, информационные медиа, финансирование маргинальных политических партий в Европе — это является частью тактики гибридной войны России в Европе, в которой Москва использует открытость западных обществ.

На Западе мы противостоим многим вызовам, но действия России провоцируют их и используют ради распространения страха и беспомощности.

ЕС и НАТО должны бороться с российской пропагандой, в частности, противостоять армии троллей. Мы также должны удвоить наши усилия для решения проблем, которыми злоупотребляет Россия, например, это касается миграционного кризиса.

25 мая лидеры стран НАТО соберутся на саммите в Брюсселе с целью обсуждения будущего НАТО в условиях новых вызовов безопасности. Каким вы видите будущее НАТО как наиболее успешной военно-политической организации в мире?

-Я убежден, что эта встреча будет успешной и примет два главных заявления. Во-первых, Президент Трамп должен подтвердить неукоснительное обязательство США по ст. 5 Вашингтонского договора о НАТО. Во-вторых, европейские союзники должны показать существенный прогресс в достижении выделения 2% от ВВП на оборонные расходы до 2024 года. Эти два фактора помогут укрепить НАТО, обеспечить единство и послать очень четкий сигнал Москве.