Секреты мира моды: бренды европейские – руки и мозги украинские

1 год назад 0

Об украинской легкой промышленности, и о швейной в частности, говорят нечасто. На сайтах по трудоустройству часто можно увидеть объявления "требуются швеи". По статистике, в Украине насчитывается более 10 тысяч предприятий, относящихся к сфере легкой промышленности, причем больше половины из них – по пошиву одежды.

Но многие ли украинцы смогут сходу вспомнить название какой-либо швейной фабрики, славящейся своей продукцией? Или любимую марку одежды родом из Украины? В последние годы на волне патриотизма стало появляться гораздо больше информации об украинских брендах одежды, но мы по-прежнему предпочитаем заграничные. И подтверждение этому – ажиотаж вокруг недавнего открытия магазина "H&M".

Что мешает развитию украинского fast-fashion – доступной по цене и модной фабричной одежды? Какова ситуация в отрасли в целом? Об этом мы расспросили Марию Терехову – совладелицу компании X-Tend Group, которая занимается созданием и развитием успешных бизнесов, в том числе в сфере моды. Также Мария основала сообщество дизайнеров New Fashion Zone, где молодежи и профессионалам помогают выйти на новый уровень.

—  Мария, почему украинцы не носят украинское? Не хватает промышленных мощностей? Талантов? Денег?

— Действительно, по данным аналитических компаний, из всех товаров легкой промышленности, которые продаются в Украине, отечественных – менее 15%. Все остальное – это иностранные бренды. В основном нижний ценовой сегмент: Бангладеш, Индия, Китай. Очень сильно насытил рынок секонд-хенд. Есть еще средний ценовой сегмент – тот, в котором работают, например, международный бренд Zara, турецкий Koton.

На рынке украинского fast-fashion сейчас очень мало игроков. Мы не насытили свой рынок собственным продуктом, и до насыщения очень далеко. С точки зрения брендов мы на этом рынке вообще не игрок, даже у себя в стране. Мы играем сейчас в легкой промышленности только на рынке швейных услуг. Причем услуг по пошиву для других марок.

Украинские фабрики шьют одежду для 150 известных мировых брендов, а также для большого количества менее известных. В основном фабрики работают по давальческой схеме, то есть получают сырье, шьют одежду, и эта продукция как сырье уходит обратно за границу.

— А потом эту же одежду, сшитую на украинских фабриках, мы покупаем как импортную по соответствующей цене?

Да. Причем на таких изделиях пишется "Made in EU". Бренд-заказчик нам платит только за пошив. По таким же схемам работают другие аутсорсинговые страны – Китай, Индия, Бангладеш. И каждый год та же Zara раздумывает: разместить свое производство в Украине или в Китае? Поэтому, чтобы не потерять крупный заказ, фабрики не могут повышать расценки.

— А мы конкурируем с этими странами по дешевизне рабочей силы?

— Мы дешевле их. Украинская швея сейчас стоит дешевле. Именно поэтому происходит сейчас такой сумасшедший отток кадров. Люди видят, что, переехав в Польшу, швея будет получать зарплату не 100 евро, как в Украине, а, условно говоря, 500, а в более развитых странах – еще больше.

Поэтому наша стратегическая задача – создавать какую-то свою дополнительную стоимость. Чтобы мы были не просто сырьевая страна. Иначе сильные игроки, приходя к нам, будут нас прогибать под себя, а мы будем терять людей, которые уезжают на заработки, и опускать цены. А нам надо, чтобы мы могли повышать цены и зарплаты. Нам необходимо проводить индексацию. Мы не можем стоить дешевле.

— Что вы подразумеваете под созданием добавочной стоимости в швейном деле?

В New Fashion Zone мы как раз и ставим задачу придумать и создать совместно с рынком эту дополнительную стоимость. В первую очередь мы объясняем дизайнерам, как сделать карьеру. Советуем, прежде чем развивать собственный бренд, поработать с крупными производствами, с крупными брендами. Устраиваем им такие контракты и в Украине, и за рубежом.

— То есть западные бренды не только шьют в Украине, еще и модели могут быть разработаны украинскими дизайнерами?

— На самом деле это так и работает. Есть дизайнеры, которые работают в штате крупных компаний. Но гораздо чаще они просто используют наши мозги.

Кроме того, дополнительная стоимость нам, как говорится, Богом дана – это расположение Украины. В октябре 2018 года исследовательская компания Маккензи сделала отчет, в котором говорится о том, что из-за автоматизации крупные бренды уже к 2025 году будут отказываться от далекого аутсорсинга. На этом сильно потеряет Китай. Но не Украина. Украина находится рядом с ЕС. Но в отчете Маккензи об Украине не упоминается. Потому что мы шьем для мировых брендов негласно. У нас нет прямых контрактов, поэтому на изделиях не пишут "Made in Ukraine". То есть, по сути, мы делаем работу, но в публичном информационном пространстве Украины как производителя легпрома нет.

Чтобы мы там появились, нам сейчас надо ездить на выставки, брать заказы. Пусть даже давальческие, но официальные. Тогда со временем мы сможем предлагать этим маркам еще что-то.

Потом, у производителей еще проблема в том, что он берут заказы от 1-2 брендов. Иногда заказ от одного бренда может составлять до 80% дохода фабрики. И, если фабрика потеряет этого заказчика, она остановится, сотни людей окажутся без работы. Поэтому еще одна задача украинского производства – увеличить число заказчиков, чтобы уменьшить долю каждого из них.

— А почему украинские предприятия не могут работать с украинскими дизайнерами? С теми, например, чьи модели мы сегодня покупаем как заграничные.

— Когда мы только входили в этот бизнес, вообще не понимали, в чем проблема. Но оказалось, что проблема есть. Многие фабрики находятся на грани выживания, и им не до развития. А начать работать с дизайнером, вложиться в ткани, фурнитуру – на это нужны инвестиции. А их нет. Поэтому производства предпочитают выполнять гарантированные заказы, пусть даже по меньшей цене, чем рисковать, начиная работать с украинским брендом.

Поэтому мы сейчас видим большую перспективу в том, чтобы работать с крупными брендами по всему миру и создавать для них эскизы и образцы. Подобных вакансий сегодня – вагон. И это хорошая возможность занятости для наших дизайнеров. И мы об этом рассказываем на нашей площадке. Но это не очень популярная сегодня мысль. Хотя я считаю, лучше быть наемным сотрудником в крутой компании, например в Facebook, чем вести свой бизнес, программируя по ночам для какой-нибудь Австралии.

— А все же, у украинских брендов есть какие-то перспективы?

Отдельные выходы на международный рынок под своим брендом есть. Но эти истории еще очень маленькие в деньгах. Например, бренд Vovk. Они уже открыли 30 магазинов в Украине и подумывают выходить на другие страны. Есть бренд Goldi, Ровенский ленокомбинат, который уже вышел на другие страны. Есть бренд "Андре Тан" в более высоком ценовом сегменте, который тоже пробует выходить на мировой рынок.

Модный имидж таких стран, как Франция или Италия, создавался столетиями. Да, сейчас все ускорилось. И, я думаю, если мы будем активно участвовать в международных выставках, активно продвигаться, активно учиться, а не сидеть здесь в своей скорлупе, то лет за 10 Украина сможет создать себе имя в мире моды.