“Жаль, что активизм в Украине перерастает в анархию”, — Владислав Мангер

1 месяц назад 0

Почти две недели назад я уже задавал вопрос о расследовании дела Екатерины Гандзюк, которое беспокоят меня, моих адвокатов и всех неравнодушных граждан.

Каждый, наверное, сделал свои выводы о деятельности органов досудебного расследования — Службы безопасности Украины. Теперь я предлагаю поразмышлять над другими, не менее интересными фактами.

1. Я еще раз напоминаю: Шевченковский районный суд Киева удовлетворил жалобу моих адвокатов и обязал СБУ предоставить информацию о результатах негласных следственно-розыскных действий по Мангеру. Это — те самые "секретные" материалы, на которых базируется подозрение о моей призрачной причастности к данному делу. Но СБУ не предоставило нам нечего. Срок закончился — а это значит, что никаких материалов таки не существует. Мне и моей защите известные мотивы такого бездействия: указанные материалы не имеют ничего общего с реальной жизнью и вообще не могут использоваться в качестве доказательной базы. Ведь непонятно, когда правоохранителям позволили проводить расследование на основе сплетен? А если у СБУ есть стопроцентные и неопровержимые доказательства моей вины, то почему они боятся их показать общественности, которая так их ждет?

2. Моя защита — это единственные люди, которые обжаловали приговор в отношении лиц, совершивших нападение на Екатерину Гандзюк. Возможно, кто-то считает, что в таких процессуальных действиях имеется мой интерес. Но почему же сторонники всем нам известного движения смирились с таким наказанием для людей, против которых они выступают? Притом, что строгим такое наказание назвать нельзя. Почему мы не видим митингов, акций протеста? Неужели общественность довольна тем, что кто-то сел в тюрьму, и не важно, на какой срок? Неужели именно это конечный результат всех требований по расследованию дела?

3. Очень странной является "активизация" работы СБУ в последние недели. Так, недавно в Херсон приехал следователь, решил допросить моих адвокатов. Они, конечно согласились, ведь нам нечего скрывать. Через привычную тайну следствия я не могу рассказать, о чем шла речь. Но интересен другой факт: раньше нам приходилось ездить в Киев для не слишком приятного общения со следователями, а теперь они сами охотно едут к нам. Почему так произошло? Мы уверены: визит следователя фактически было "приурочено" к окончанию досудебного расследования. Ведь уже к 3 августа текущего года СБУ должно или передать материалы расследования в суд, или закрыть дело. Так, в качестве доказательств моей причастности к убийству Екатерины Гадзюк не было, нет и не будет, следователи СБУ «стахановскими» темпами собирают хотя бы "нечто": они же не могут подать пустые бумажки своему руководству и слугам Фемиды. Потому что в их басни, которые они громко называют "доказательствами", верят все меньше людей …

4. Кстати, о доказательствах. В нашем государстве от внимания силовых структур не застрахован никто. На себе это по максимуму почувствовал мой коллега, депутат Херсонского областного совета Николай Ставицкий. Напомню, мои адвокаты уже рассказывали о том, что СБУ допрашивало Николая Ставицкого. Силовиков не слишком интересовало, что он знает о деле Екатерины Гандзюк от него, фактически, требовали лишь утверждение о причастности Мангера. То есть, в лучших советских традициях 1937-го года Николая Ставицкого заставляли оговаривать людей, которые ни в чем не виноваты. И у следователей ничего не получилось. А по данному факту было подано обращение в Государственное бюро расследований, которое, к сожалению, не дало никаких результатов. Видимо, в СБУ придерживаются принципа "на войне все средства хороши". Но хочу отметить — я с ними не воюю. И я не воюю с общественностью — я просто отстаиваю правду. Поверьте: Владислав Мангер, как никто, заинтересован в том, чтобы настоящие виновники были найдены и наказаны. Именно найдены, а не назначены.

P.S. Уже сегодня стало известно, что активисты выступили против Всеукраинского благотворительного детского фестиваля "Черноморские игры", который стартует в Скадовске 26 июля. Им, мол, не нравится, что соорганизаторами мероприятия выступают люди, которых они обвиняют в смерти Екатерины Гандзюк. Это их право, если бы не одно но …

Глава фестиваля Николай Баграев вместе с руководством Херсонщины — областным советом и областной государственной администрацией — возродили мероприятие, равных которому нет во всей Украине. Вы больше нигде не найдете детский фестиваль, который собирает сотни детей-участников, среди которых немало будущих звезд, десятки популярных эстрадных исполнителей и десятки тысяч любителей популярной музыки. И я смело могу сказать, что это — наша заслуга. Но если кто-то думает, что мы делаем это для пиара, то очень ошибается. Я — отец, мои коллеги также имеют детей. Поэтому мы прекрасно понимаем цену детской улыбки и готовы ради нее на все. И наблюдать за тем, насколько искренне радуются маленькие исполнители, их родители и фанаты — бесценно.

Жаль, что активизм в Украине перерастает в анархию: так называемые «активисты» нацелены только на разрушение всего вокруг. Чего они хотели добиться своим заявлением о "Черноморских играх"? Закрытие фестиваля? Им, действительно, от этого станет легче? А что же тогда будет завтра? .. Председатель Херсонского областного совета Владислав Мангер