С правом на ошибку: почему закон так лоялен к просчетам врачей

3 недели назад 0

 Украине нужна государственная программа по безопасности пациентов, но власти она не интересна.    

После третьей операции женщина умерла, не приходя в сознание. Сиротами остались две дочери, одной из них исполнилось всего 13 лет…

Это не история тяжелой болезни, это история жестокой врачебной ошибки, которую недавно подтвердил Роменский горрайонный суд.

Доктор, по вине которого погибла 45-летняя женщина, наказана… тремя годами лишения медицинской практики. Но и этот мягкий приговор не вступил в законную силу, медик продолжает принимать пациентов. А когда наступит время апелляции, могут пройти и сроки давности.

Цена врачебной ошибки очень высока, расплата за нее — небольшая.

Даже самый мягкий приговор прокуратура считает победой Трагедия, которую рассматривал суд в Ромнах, случилась в январе 2018 года. Женщина пришла в районную больницу с жалобами на боль внизу живота, и на следующий день акушер-гинеколог провела первую манипуляцию. Потом медики будут говорить, что пациентка сама виновата — покинула клинику раньше срока. Но экспертиза, которую назначили после смерти, показала — при медицинском вмешательстве был поврежден внутренний орган. И что даже при повторной операции медики не установили реальный диагноз и неправильно назначили терапию антибиотиками. Третья операция уже не могла никого спасти — пациентка скончалась от заражения крови и интоксикации.

— В суде сторона обвинения просила приговорить врача к двум годам лишения свободы, — рассказали "КП" в Украине" в пресс-службе прокуратуры Сумской области. — Экспертиза показала, что ошибки, приведшие к смерти пациентки, были буквально на каждом шагу .

Но суд оказался снисходительным к доктору, за которую встали горой все коллеги. Но даже такой практически безболезненный приговор в прокуратуре считают своей победой, потому что прозвучало слово "виновата". Большая редкость в медицинских делах.

"Мама скончалась через полтора часа после отъезда скорой помощи" Киевлянин Владимир сейчас тоже ждет результатов экспертизы. Этим летом он потерял маму, которой исполнилось всего 65 лет.

— У мамы было больное сердце, а в последнее время стал развиваться сердечный кашель. Она пыталась связаться с семейным врачом, но та игнорировала звонки и сообщения, — рассказывает Володя. — 11 июля мы вызвали скорую помощь. Доктор приехал в час ночи, сделал укол и стал отговаривать от госпитализации, дескать, положат к коронавирусным, а зачем вам эта инфекция. Отправил опять к семейному врачу. А спустя полтора часы мамы не стало. Я говорил потом со многими врачами, они подтверждали, что маму можно было спасти, если бы провели неотложные реанимационные мероприятия.

Владимир отдает себе отчет, что борьба за признание врачебной ошибки будет долгой и трудной. По факту смерти женщины, которую оставили без врачебной помощи, полиция открыла уголовное дело, и это тоже своего рода победа.

Люди, сталкивающиеся с желанием врачей побыстрее сбыть с рук "лишнего" пациента, знают, как тяжело добиваться внимания правоохранительных органов к их беде.

Статистики нет, до суда доходят единицы дел По данным ВООЗ, в странах с низким и средним уровнем дохода регистрируют около 134 миллионов врачебных ошибок или случаев халатности медперсонала. 2,6 миллиона человек умирают. В Украине врачебные ошибки стоят жизни 5 -7 пациентам каждый день, порядка 30 человек становятся инвалидами — это тоже данные ВООЗ.

А внутри страны статистики нет или ее скрывают. И ошибок врачей тоже нет — не существует такого юридического понятия. Из нескольких статей Уголовного кодекса, которые посвящены медицинским работникам, даже самая популярная ст. 140 – "Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей…" — используется крайне редко, а до суда доходят единицы дел.

В Едином государственном реестре судебных решений за период с 2009 по 2019 год "КП" в Украине" нашла только 12 приговоров по ст. 140. Несколько медиков получили год или два условно, несколько врачей признаны виновными, но освобождены от наказания в связи с истечением срока давности. Трое оправданы.

И теперь не удивляйтесь, когда доктор, которого вы считает виноватым в подорванном здоровье, так легко отправит вас в суд. На его стороне редкая лояльность закона.

— Я пытался найти ответ на вопрос, почему так происходит: либо врачей пытаются защищать из-за их невысоких зарплат, либо правоохранительные органы не имеют интереса к таким делам, либо даже присутствует некая корпоративная боязнь — а вдруг сам попадешь к этому врачу? Такое вот местечковое мышление, — говорит адвокат Анатолий Фесенко. — Секрет также может крыться в том, что уголовные дела по большей части касаются муниципальных клиник. Врач — наемный работник, его берут на работу местные органы власти. И они вместе с врачом несут ответственность за качество медицинской помощи. Если вина доктора подтверждена, пострадавшие могут обратить иск о возмещении ущерба на работодателя, то есть власть. Таким образом может присутствовать негласная договоренность минимизировать ответственность всей системы охраны здоровья.

Три года с инородным телом в животе Адвокат приводит пример из своей практики: женщине поставили гинекологический диагноз, а оказалось, что у нее острый аппендицит.

Операция проходила трудно, пациентка выжила, но выздороветь не могла: мучали боли внизу живота.

— Женщине делали анализы, отправляли на снимки и уверяли: у вас все в порядке , — рассказывает Анатолий Фесенко. — Правда вскрылась, когда она сделала МРТ в частной клинике. Оказалось, что доктора оставили в теле пациентки дренажную трубку…

Пережив еще одну операцию, пострадавшая написала заявление в полицию, но там в упор не хотели видеть нарушение.

— Уголовное производство мы смогли открыть только по решению суда , — продолжает Анатолий Фесенко. — Дальше началась волокита с экспертизой, дескать, надо понять, какие у пострадавшей повреждения,  хотя судебная практика однозначно трактует, что если медики оставили в теле пациента инородное тело, это тяжкие телесные повреждения. А значит — ответственность максимальная.

Максимум, что грозит врачу по ст.140, — это лишение свободы на 3 года. Во столько же исчисляется срок давности, который легко истекает, пока тянется следствие, идут экспертизы и суд. Поэтому многим удается избежать наказания, даже когда все очевидно.

— Но если в приговоре суда есть слова "признать виновным", при истечении срока давности за пострадавшей стороной остается право подать иск о возмещении морального и материального ущерба, — делает акцент адвокат.

Случай случаю рознь Правозащитник Татьяна Яблонская считает, что нужно замолвить слово и за врачей. Потому что случай случаю рознь.

— Я принимала участие в деле, где в смерти ребенка обвинили врача, которая сама не принимала роды. При рождении малышу поставили высший балл по шкале Апгар (оценка состояния ребенка), что с ним потом произошло, до конца так и не выяснили. Экспертиза была написана очень неграмотно, потом были еще экспертизы, прокуратура настаивала на своей версии… И пока все это крутилось, врач умерла, не дождавшись, что же решит суд, — говорит Татьяна Яблонская.

В то же время юрист признает, что в медицине очень сильная круговая порука. Здесь нет службы внутренней безопасности, как в полиции, которая заинтересована в поимке "оборотней". Здесь высокая степень риска, и если сегодня ты сдашь своего коллегу, то завтра могут сдать тебя.

— Поэтому мы знаем случаи, когда переписывались целые истории болезней, — констатирует правозащитник.

Как можно решить проблему Есть мнение что нужно усилить ответственность за врачебную ошибку. Но мировая практика свидетельствует, что попытки усилить наказание не снижают статистику медицинского вреда. Напротив, стимулируют врачей скрывать ошибки, принуждают к фальсификациям, в том числе медицинских документов.

Президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк считает, что нужно идти по альтернативному пути.

— Первое: медиков нужно освобождать от уголовной ответственности, если они сами сообщили о своей ошибке. Административную ответственность оставить, но от уголовной освобождать, как это сделали в США и многих других странах. Тогда врач не станет бояться признать свою вину, ошибка будет расследована, и это, как минимум, спасет жизнь другому пациенту, — говорит эксперт. — Второе: ввести государственное страхование от медицинского вреда. Это не медицинская страховка, а отдельный, специализированный вид страхования. Например, в Польше по такой программе пострадавший пациент в течение двух месяцев может претендовать на выплату до 30 000 евро. А дальше проводится расследование причин. Человек же не должен страдать. Но если он не согласен с размером ущерба — может обращаться в суд, но в 90% случаев этого не происходит.

Страхование вреда, полученного пациентом, как минимум подтянет медиков, заставит их быть более внимательными и осторожными. Виктор Сердюк приводит такой пример:

— Когда началась эпидемия коронавируса, медики научились правильно мыть руки, только одна эта простая процедура спасла здоровье и тысячи жизней тем, кому раньше плохо вымытыми руками заносили инфекцию.  За 8 месяцев 2020 года по всем позициям, кроме гриппа, столбняка и бешенства, идет уменьшение в 1,5 — 2 раза. Ротавирусная инфекция — в 4 раза. Вирусные менингиты — в 5 раз. Случаев острой кишечной инфекции на 30 тысяч меньше, чем в прошлом году. Обратить внимание на проблему безопасности — это уже наполовину уменьшить количество опасных инцидентов.

По словам Виктора Сердюка, врачи, юристы, представители Национальной академии медицинских наук много лет пробивали в Украине создание Национального плана действий по безопасности пациентов. И такая программа фактически уже разработана, но никем из власть предержащих не востребована.

Все, чего удалось добиться энтузиастам, это президентского указа о Дне безопасности пациента, который учрежден в прошлом году 17 сентября. Дальше выделения даты в календаре дело не сдвинулось и пока не думает сдвигаться. Празднуйте, если хотите, умирайте, если не повезет.


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.