Нужно два-четыре месяца. В Украине начали создавать вакцину против Covid

1 месяц назад 0

В Украине начнут создавать собственную вакцину против Covid-19. Государственные гранты на ее разработку выиграли сразу два отечественных института. Информацией об этом поделился академик-секретарь отделения биохимии, физиологии и молекулярной биологии НАН Украины, директор Института биохимии им. А. В. Палладина НАН Украины Сергей Комиссаренко.

«В конкурсе принимали участие сразу два института. Один из них, Львовский институт биологии клетки, получил большой грант — около 10 млн грн. Другой, Институт биохимии, получил меньший грант — 3 млн грн, тем не менее он также попытается сделать сразу несколько разных прототипов вакцин».

Он же отметил, что первые прототипы могут появиться через два-четыре месяца.

Каким образом данный проект обретет жизнь пока не понятно. До сего времени подобные разработки в Украине не велись, а шансы на создание готовой к применению вакцины в нашей стране многие эксперты оценивали как ничтожно малые. Возможно, в этот раз помогло то, что впервые в истории Национальный фонд исследований отбирал научные проекты, которые получат государственное финансирование, на конкурсной основе. А рецензенты (те, кто оценивает проект) и участники конкурса не знали друг друга.

Загвоздка в том, что реального финансирования институты пока не получили.

«На сегодняшний день мы не получили ни копейки. Но очень надеемся, что нам все-таки заплатят, потому что делать такую работу без денег невозможно. При этом очень важно, чтобы институты получили деньги как можно скорее. Потому что у нас часто происходит так, что средства дают в конце ноября или в декабре — тогда, когда казначейство заканчивает прием средств, и деньги возвращаются в бюджет. Это все равно что показать что-то очень вкусное, покрутить перед носом, а затем забрать и положить себе в рот».

Со слов ученого стало понятно, что в Украине одновременно планируют начать работу сразу над несколькими типами прототипов вакцин.

«На сегодняшний день в мире насчитывается 170–180 прототипов вакцин. Из этого большого количества около 40 проходят клинические испытания, из них девять находятся на третьей, завершающей, фазе. Понятно, что мы начинаем очень поздно. Лидеры индустрии начали первые клинические испытания спустя два месяца после публикации китайцами структуры генома вируса. Мы же сидели и ждали хотя бы какого-то финансирования».

По своей специфике вакцины разнятся. Одни содержат в своем составе ослабленные возбудители болезни, другие — фрагмент ДНК, где «записаны» нужные белки, третьи — РНК с записью тех же белков, а есть и такие, которые содержат собственно белки. У каждого из подходов есть свои преимущества и недостатки, и создаются такие вакцины по-разному.

«Институт биологии клетки будет делать только один тип вакцины, который будет продуцировать клетки дрожжей. Но эти клетки дрожжей не очень похожи на человеческие, поэтому это будут так называемые гуманизированные клетки дрожжей. Они будут проводить экспрессию рекомбинантных протеинов, то есть протеинов, которые произведены в культурах клеток при помощи введения генетической информации, которая будет кодировать шиповатый протеин (Spike protein) — главный иммуногенный протеин, который будет использован для вакцины. Если сделать вакцину, которая будет продуцировать антитела к этому протеину, это будет мешать ему проникать в клетку хозяина. Мы же (Институт биохимии. — Авт.) будем делать два или три типа вакцин, основанных на разных принципах. Во-первых, мы также будем пытаться в культуре клеток человека, то есть бессмертных клетках, которые живут в питательной среде бесконечно долго, проводить трансфекцию клеток, чтобы они синтезировали шиповатый протеин или его части, которые помогают связываться вирусу с клетками хозяина. Кроме того, будем пытаться проводить трансфекцию с вирусами, которые размножаются и будут нести генетическую информацию, которая, как мы надеемся, вызовет синтез протеинов, подобных вирусу. К слову, эта методика очень похожа на ту, которую используют многие мировые компании. И еще один прототип мы хотим сделать по принципу того, который был создан в Великобритании в Оксфорде совместно с англо-шведской фармацевтической компанией AstraZeneca. Они используют аденовирус шимпанзе и вводят в него матричную РНК, которая несет информацию о структуре протеина вируса, против которого должны вырабатываться антитела, блокирующие развитие вирусного процесса. То есть мы хотим создать два или три прототипа и посмотреть, какой из них будет наиболее эффективным».

По утверждению ученого, эта работа не требует специфических лабораторий.

«Это не настолько сложная в технологическом плане работа, поскольку подобные приемы описаны в литературе, и многие из них мы используем в повседневной работе. Данная работа требует только реактивов и дополнительного оборудования. И я боюсь, что грантовых денег нам хватит только на это. Хотя было бы неплохо часть средств направить на надбавки ученым. Это было бы хорошим стимулом для людей».

Он также отметил: несмотря на то что в общих чертах вроде бы все несложно, на практике есть множество подводных камней.

«Создание вакцин вроде бы описано и известно. Но каждый раз необходимо немного удачи. Вроде бы все делают все одинаково, но у одного получается, а у другого — нет».

По мнению специалиста, даже если все пойдет хорошо и исследователи получат эффективные прототипы вакцины, чтобы понять, действительно ли она работает, ее нужно будет испытать и масштабировать.

«Для создания прототипа вакцины нужно два-четыре месяца. А затем предстоит долгий путь испытаний. Сначала доклинические исследования, затем клинические. В нашей стране проводить клинические исследования крайне трудно. Дело в том, что при таких исследованиях необходимо определять в организме человека очень много параметров. Готова ли наша медицина это делать? Я не знаю. Вот недавно компания AstraZenecа — один из лидеров по созданию вакцины — на время вынуждена была прекратить массовые клинические исследования, из-за того, что у одного из подопытных появились осложнения. Позже выяснилось, что это не связано с вакцинацией, и они продолжили. Я веду к тому, что когда ученые проводят клинические испытания, все должно быть крайне тщательно проверено, чтобы найти возможные побочные эффекты. К примеру, Россия объявила о создании вакцины. Но на самом деле она объявила об этом, не проведя полноценных клинических исследований. И сразу же получила отрицательную реакцию мирового сообщества».

Впрочем, провести испытания можно и за границей. Так поступают многие фармацевтические компании. Будущие лекарства или вакцины проверяют одновременно в разных странах по строгим правилам. Но стоит это очень дорого.

Но опять-таки, если представить, что и этот этап пройден, то следующим шагом является масштабирование.

«Нужно понимать: во-первых, даже если мы создадим эффективную вакцину — это будет только прототип. А потом уже, если мы хотим, чтобы она внедрялась в Украине, нам нужно будет создать десятки миллионов доз. Кто нам их сделает? Кто правильно внедрит эту технологию? И кто профинансирует? Например, Институт молекулярной биологии и генетики НАН Украины создал очень хорошую диагностику. Я имею в виду тесты ПЦР на выявление РНК-вирусов. И что? Президент издал указ 13 марта о том, что эта диагностика должна быть внедрена и профинансирована правительством. Но ничего подобного… Ни одной копейки не было выделено. А Украина тем временем покупает ПЦР-тесты у неизвестных фирм, а не у государственного учреждения НАН, где работают лучшие специалисты. Или покупаем за границей. Но качество этих диагностик мы не знаем. У нас нет организации, которая их проверяет».

Источник


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.