Архиепископ Климент подтвердил наличие у него российского паспорта

9 месяцев назад 0

До выборов Президента Украины остаются считанные дни, а потому интервью архиепископа Крымской епархии Православной церкви Климента не вызвало должного резонанса. Редакция «Новостей Херсонщины» считает, что деятельность архиепископа Климента показательна в свете последних политических событий, в очередной раз доказывая, что отделение церкви от государства — формальность, а его слова проливают свет на целый ряд явлений в современном украинском обществе.

Современные отцы-иезуиты

Архиепископ Климент достоин называться прилежным учеником Игнатия Лойолы — основателя ордена иезуитов. Именно Лойола ввел технику оправдания любого греха — от прелюбодеяния до убийства.

Многие иезуиты были прекрасными миссионерами и мучениками за веру, так и отец Климент регулярно страдает от оккупационных властей в Крыму, которая всеми своими средствами мешает его деятельности в роли председателя Православной миссии помощи жертвам нарушения прав человека и лицам, лишённым свободы ПЦУ.

Жизнь отца Климента в оккупированном Крыму непроста: необходимо бороться за имущество церкви, на которое посягают как «российские власти», так и отцы-конкуренты из Киева. И в этой борьбе как нельзя кстати оказываются иезутские техники, благодаря которым иезуиты издавна могли оказывать влияние на правителей и даже умудрялись «усидеть на двух стульях» (и даже более).

Архиепископ Климент недавно «опять и снова попал под раздачу» — его задержали при попытке отправиться к Павлу Грибу на краснодарской маршрутке через Крымский мост.

Несмотря на то, что преданные своей стране граждане Украины бойкотируют упомянутую «бесовскую посторойку», отец Климент не чурается ею пользоваться даже вопреки законодательному предписанию путешествовать в Россию исключительно сухопутно через материковую часть Украины. Но, как приличная ведьма предпочитает ступу и метлу, так и отец Климент не брезгует благами цивилизации, даже если эти блага сотворены руками врагов. Впрочем, у иезуитов нет прямых врагов.  Давайте послушаем, как сам отец Климент говорит о преимуществах владения российским паспортом.

Архиепископ Климент о преимуществах владения российским паспортом

«Относительно российского паспорта российские СМИ хотят сделать сенсацию. Об этом паспорте знают с 14-го года, и поэтому то что сейчас уже ксерокопия паспорта пошла гулять по Интернету, а появилась эта ксерокопия, кстати, сразу после моего задержания, потому что в Центральном райотделе у меня первый раз как забрали паспорт и паспорт не находился со мною.

Когда речь шла о получении этого паспорта, не российского гражданства, потому что мы, ни один крымчанин, который находится в Крыму и имеет российский паспорт, ни один не писал заявление о выходе из украинского гражданства, и ни один крымчанин не писал заявление о вступлении в российское гражданство. Мы не писали заявления о вступлении в российское гражданство на имя президента Путина. И нету указа президента Путина о том, что Кущ Павел Николаевич входит в российское гражданство на основании указа президента Российской Федерации.

Для чего был взят этот паспорт? Он был взят для того, чтобы иметь право служить в Крыму. Если бы этого паспорта не было у меня, у моих священников, мы, как граждане другого государства, в соответствии с российскими законами не можем совершать богослужения на территории Крыма. Этот паспорт дал возможность мне общаться с нашими ребятами, и Евгеном Пановым, и Володею Панухом, и получить разрешение для входа в СИЗО для Володи Дудки, и к Олегу Сенцову съездить, потому что без российского паспорта меня не пустили бы на закрытую территорию, к руководству колонии.

А теперь — законодательство Украины. Если у кого-то возникают вопросы на материковой Украине, в России в отношении меня и в отношении всех тех граждан Украины, которые имеют эти паспорта: по всем вопросам — к депутатам Верховного Совета Украины, потому что в соответствии с законом про оккупированную территорию там четко выписано, что граждане Украины, которые остались на территории Крыма, из-за необходимости могут взять этот паспорт. Это прописано законом Украины, поэтому все вопросы — к депутатам Украины».

Слова отца Климента не только оправдывают получение российских паспортов «всеми жителями Крыма», но и доказывают, что иного выхода попросту не было. Кроме того, Климент заявляет, что владение российским паспортом — это легитимно, так как одобрено самими депутатами Верховной Рады в условиях сложившихся обстоятельств. Узнаете риторику иезуита?

Между тем Арсен Аваков более 2-х лет назад недвусмысленно разъяснил политику властей относительно владения российским паспортом.

Терминология пана Авакова прямолинейна и недвусмысленна: таких, как Климент, следует считать «разномастными», а украинское гражданство никак не может сочетаться с российским.

«Упрощенное российское подданство», покорно принятое Климентом, явно свидетельствует о намерении сотрудничества с оккупационными властями. Отец Климент оправдывает это необходимостью спасения симферопольского храма, который уже много лет находится под угрозой конфискации. Следует признать, что иезуитская политика все эти годы действительно помогала Клименту в его деятельности, но, как говорится, доколе? Доколе двуличие будет покрываться властями? Или же транслируемое на «Радио Свобода» по определению становится непререкаемой истиной? С каких пор СМИ, подчиняющееся пусть и дружественным нам США, имеет право диктовать политику, идущую вразрез с действующим украинским законодательством? С каких пор слово служителя церкви имеет больший вес, чем служителя официальной власти? Или же церковь у нас действительно отделена от государства, и ее служители не подчиняются никаким нашим законам?

Сейчас архиепископ Климент активно самоочищается в наших с вами глазах, преподнося в выгодном для себя свете свои поступки, как прошлые, так и грядущие. Он уже назвал инсинуациями и попытками опорочить его честь, дискредитировать репутацию и обнародование информации о наличии российского паспорта, и его деятельность на посту председателя Православной миссии помощи жертвам нарушения прав человека.

Очевидно, что в отношении Климента и ему подобных назрел главный вопрос к власти: имеют ли право отельные личности преступать законы, являются ли прошлые заслуги индульгенцией за все новые «грехи»? Не пора ли, в конце концов, ответить по закону — ведь он писан для всех, или же у нас действуют двойные стандарты, еще века назад внедренные иезуитами?