Плакал и просил “не выдавать”: что рассказал Протасевич в интервью ОНТ

2 недели назад 0

Задержанный 23 марта в Минском аэропорту Роман Протасевич в интервью государственному белорусскому телеканалу ОНТ раскрыл кухню белорусской оппозиции.

Четыре подозреваемых в подставе

Роман Протасевич являлся главным редактором Telegram-канала Nexta Live.

Закрывая тему самолета, он подтвердил — впервые в жизни написал о рабочем чате о своем полете в Афины, в отпуск. Но отдых получился нервным. За 2 дня до отлета в Грецию до Протасевича дошли слухи об увольнении. Франек Вечерка ему многозначительно написал, “по прилету обсудим перспективы нашего сотрудничества”. Журналисты рассказали ему, повод мелочный, просрочка какого-то дедлайна. Доступ к рабочему чату, где он сообщил о вылете из Афин в Вильнюс, имели, кроме него, 3 человека. За увольнением, подозревает, стоял Данило Богданович (директор сети InfoPoint), с которым “были очень сложные, напряженные отношения”.

“Изначально курс на гранты”

Протасевич вспоминает, как они с редакцией хотели поселиться в Белорусский дом в Варшаве: “Олесь Зарембюк (глава Дома) выходит и так, улыбаясь и потирая руки, первое, что сказал, “ой, ребята, а у меня тут уже такой интересный проектик на американские гранты!Не успели заселиться, как разговор о грантах. Когда мы заселялись, он разваливался, там не было ничего. Сейчас он лично контролирует белорусскую повестку через польского премьера”.

Вопрос денег удивлял и настораживал Протасевича. “53 млн злотых выделено Польшей на Белорусский дом в Варшаве…И странное дело! Домофон постоянно звонил, люди звонили за помощью. Им просто не открывали дверь, — рассказал он. — Когда я высказывал недовольство, у нас состоялся разговор с Зарембюком. Он в крайне агрессивном тоне сказал, что, если я суну свой нос куда надо, у меня будут проблемы”.

Реклама на Nexta стоила дорого, 15-минутный баннер более 10 тыс долларов США. При этом сам Протасевич получал зарплату 1250 евро за 12-14 часов работы. Он подозревает, основные средства аккумулировались на счетах Степана Путило.

Nexta на деньги российских олигархов

Эта и другие странности вызвали у Протасевича подозрения. Он “более чем уверен, и коррупционные схемы есть, связанные с Польшей и правящей партией. И мои родители как люди несведущие выступают на фоне логотипов, и там сидят Зарембюк и Путилов. Какое то отношение имеют ко мне, вопрос риторический. Меня это глубоко оскорбило”.

Сначала, по его словам, канал Nexta жил с рекламы и пожертвований читателей. С какого-то времени начали поступать регулярные перечисления из российской структуры. Через несколько месяцев они стали крупными. “Так или иначе эта компания связана с Уралом и горнодобычей, — дал наводку он. — Я ему (Степану) сказал, это больше похоже на шпионаж. Он встречался с этим олигархом, тот в Варшаву приезжал, Степан (Путило) костюм искал”. Поискав в Интернете, Протасевич убедился, владелец — известный российский олигарх, прямой конкурент другого известного российского бизнесмена Михаила Гуцериева.

Путилов, по его словам, говорил, что после протестов Nexta станет российским.

“Тихановскую содекржат литовские налогоплательщики”

Финансирование канала было солидным, а Протасевич работал по 12-14 часов в день на зарплату 1250 евро.

Внутри штабов постоянные склоки, но “они стараются не выносить, чтобы мир не видел, сколько там внутренних конфликтов. Практически по всем направлениям идет межвидовая конкуренция”.

Протасевич рассказал о воровстве проектов Латушко у Тихановской, но мир больше знает Тихановскую, Латушко (который “под Польшей”) ревнует. На День Победы он призывал белорусов выйти на улицы потому, что ему сказали, “если хочешь финансирования — покажи свою поддержку”. При этом Латушко снимает в Польше квартиру за 3 тыс евро в месяц. О Тихановской подобная информация закрыта, но “на нее работает целая спецслужба литовская, у нее дом”. Частично ее оплачивают литовские налогоплательщики, частично — бизнес, частично — и диаспора.

Связи со спецслужбами

“Польше и Литве выгодно поддерживать белорусских оппозиционных политиков… под одобрительные возгласы коллективного Запада”, — заявил Протасевич. И не стал отрицать, что за протестными штабами стоят спецслужбы.

Например, Белорусскому дому выделили элитный коттедж в престижном районе города. “Меня туда ни разу не пустили. Более того, там есть комнаты, в которые никого не впускают”, -заметил он.

Протасевич удивился, что из Путилова сделали идола, а идея канала — не его, он собирал славу работы других людей. В том числе, и его, Протасевича. В то же время, Роман не исключает: Путилов — дойная корова для Белорусского дома и Зарембюка.

Вот как они себе охрану “выбили”- с фейкового канала сообщили о готовящемся подрыве Белорусского дома.

Торги за силовой сценарий

В какой-то момент с Тихановской без свидетелей обсуждали силовой сценарий. “Я сказал, есть несколько групп людей. готовых к силовому сценарию. Мне сказали, будем разговаривать с Александром Добровольским на эту тему. ..Скорее всего, в Беларуси есть до сих пор несколько “спящих” ячеек”, — рассказал Протасевич.

По его словам, лидеры протеста рассказывали Стрижаку о 20 военных, которые готовы на “силовой” сценарий, но требовали от 2 до 7 млн евро каждому. Причем с условием вывоза семей, “мы называли это “эвакуацией”. Далее сумма снизилась до 2 млн евро на всех.

Примечательно, когда мы говорили со Стрижаком, он сказал, максимум, что мы можем найти — это 200 тыс долларов”, — подчеркнул Протасевич.

Но таких военных, по его предположениям, вообще могло и не существовать.

Украинский след

Роман Протасевич: рассказал и об “азовском” периоде: “Я впервые туда проехал в 2014 году, но там пробыл всего 1,5 месяца. Даже ни разу не был в зоне боевых действий. По сути, я состоял в объединении белорусов “Отряд “Погоня”, всего-то 3 человека. К “Азову” прикрепили. Это мог быть и “Айдар”, и “Днепр”, и “Торнадо”.

Протасевич признал, что на фото с оружием он, “но на полигонах”. “Мне было 19 лет, я тогда был подростком и продолжал заниматься, в основном, фотографией… В штат меня даже официально не могли включить, потому что, я иностранец”. Публично ужаснувшись идеологическим взглядам некоторых “айдаровцев”, Протасевич заметил. “Это самая большая ошибка в моей жизни”. В ответ на вопрос об уголовном деле против него, возбужденном прокуратурой “ЛНР” за участие в боевых действиях и о запросе на экстрадицию, он выразил надежду, что у Александра Владимировича (Лукашенко) “хватит политической воли не выдать меня”.

“Хочу исправиться”

Под конец интервью Протасевич сломался. В ответ на вопрос, когда он переживал по поводу своего задержания, думал ли о том, каково молодежи, которая поддалась на его призывы выйти на протесты, у него слезы полились из глаз.

Я переосмыслил для себя очень многие вещи. И никогда больше не хочу в политику лезть, ни в какие их грязные разборки. Просто хочу надеяться, что смогу исправиться и жить обычной спокойной жизнью”, -заявил он и расплакался.

В целом, интервью стало вторым актом марлезонского балета, который Лукашенко развернул перед общественностью.

Официальная власть данными проектами не столько оправдывает свои действия, сколько показывает широкой общественности лицо оппозиции. А выглядят они склочными интриганами, которые работают на деньги иностранных спецслужб, особенно на фоне «мужика со стальными яйцами» (так Протасевича назвал Лукашенко).

К слову, постоянные отсылки к Украине должны закрепить главный тезис эпохи Лукашенко: социальная стабильность не стоит демократии. И судя по всему с этим лозунгом Беларусь будет жить еще долго.

Источник

*Редакция может не разделять мнение автора материалов. Публикации подаются в авторской редакции.


Подписывайтесь на "Новости Херсонщины" в Telegram!
Каждый день мы составляем рейтинг самых читаемых новостей для тех, у кого нет времени читать всё подряд.