У человечества появился шанс оживить Припять — хотя бы через творчество

2 недели назад 0

Премьера первого полнометражного фильма от команды Ukraїner состоялась в Украине 1 ноября.

Одновременно смотрели более 50 городов, также был доступен онлайн-стрим в Youtube, который по состоянию на утро 2 ноября собрал уже более 15 тыс. просмотров! Среди “персонажей” фильма появилась украинская Зона отчуждения и люди, которые ежедневно работают с ней, в частности, — самый известный эвакуированный припятчанин Александр Сирота. Мельком показали еще одного энтузиаста Зоны — украинского композитора Владимира Савина.

<

Савин известен как композитор и создатель музыки ряда компьютерных игр (среди которых — отмененный S.T.A.L.K.E.R.-2), а еще тем, что потратил семь лет, чтобы записать звучание двадцати пианино из города Припять и создать звуковую библиотеку на основе собранных семплов. Проект получил название PRIPYAT Pianos. Это инструмент для музыкантов, позволяющий создавать музыкальные композиции и звуковое оформление для фильмов и видеоигр.

Чтобы собрать полную базу звуков, Савин ездил в Припять больше 25 раз. Кроме того, два года подряд он помогал организовывать акции памяти о покинутом городе энергетиков.

Проект PRIPYAT Pianos даже был оценен продюсером cаундтректа сериала "Чернобыль" от компании HBO Сэмом Слатером.

Кроме того, музыка из PRIPYAT Pianos появилась в документальном фильме от Sky News, снятого “по следам” сериала “Чернобыль”.

В фильме от Ukraїner Сирота и Савин в одном из эпизодов находятся на показе этой документалки, который проходит в селе на границе с Зоной отчуждения.

— Как вы с Сиротой оказались в фильме Ukrainer?

Когда велись съемки, мы еще не знали, что это будет полнометражный фильм. Снимался отдельный сюжет. Мы думали, что это будет очередной выпуск в Youtube, но позже оказалось, что это будет фильм. Саша хотел, чтобы я привез и показал им проект PRIPYAT Pianos. Я привез в Дитятки (село на границей с Зоной отчуждения, — ред.) ноутбук и миди-клавиатуру, и ночью наиграл несколько мелодий.

— С Ukrainer понятно, это украинские ребята, но как на вас вышел Sky News?

Это тоже будет скорее рассказ про Сироту… После успеха сериала “Чернобыль” Sky News поехал дополнительно снимать документальный фильм, который многие воспринимают как шестую серию сериала. Саша повез их в Зону. Он много рассказывал им, что есть такой проект с припятскими пианино, музыка… Но его не слушали. Тогда он просто нашел трек в телефоне и включил в автобусе, в котором их возили. Они замерли, спросили: “Что это играет?” Потом попросили поставить еще раз… И решили использовать как саундтрек для документалки.

— Расскажи больше о PRIPYAT Pianos. Музыканты мира хотели бы поиграть пианино из Припяти? Почему ты думаешь, что это для них что-то значило бы?

Потому что это часть истории. У этих пианино довольно грустная судьба. Мы имеем первый прецедент, когда город был брошен после радиоактивной аварии. Люди жили, играли на этих пианино, касались этих клавиш. А потом припятчане были эвакуированы и больше никогда не вернулись. Пианино остались — и следующие 33 года их никто больше не слышал. Они стояли, покрывались радиоактивной пылью, уничтожались от естественных погодных условий, на них сыпалась штукатурка и текла вода. Все эти элементы добавили свой характерный оттенок для этих инструментов. Теперь у людей появилась возможность дать им шанс быть услышанными вновь. Эти пианино не зря там стоят, у них есть какой-то свой смысл.

Это, наверное, ода городу. Это способ оживить этот город хотя бы в звуковом пространстве через творчество музыкантов.

— Ты уже раньше делал что-то подобное?

Я давно вынашивал идею создания виртуальных инструментов для музыкантов и композиторов. Сейчас вся музыка, которая пишется в электронном виде, создается при помощи сэмплов каких-то инструментов. Так что сэмплированных пианино довольно много, но, действительно, уникальных — мало.

У меня уже был успешно записанный проект Destroyed Six: шесть пианино, уничтоженные топорами, винтовками, арбалетами, луками, молотком — и сожженные. Их вообще должно было быть семь, но мне удалось достать только шесть.

Я вывез их за город, за дачный сектор в Енакиево… Google в какой-то момент снял это место, там видно выжженную местность, а трава на том месте еще не росла год или два.

— Понравился процесс уничтожения?

Это было больно (смеется). А поджигать их мне помог мой папа, никогда не думал, что такое вообще возможно.

И вот еще за несколько месяцев до того, как я начал этот проект, появилась идея записать пианино в Припяти. Я даже не представлял, как это сделать, что для этого потребуется.

С 2009 года я начал работать с командой S.T.A.L.K.E.R. Я предложил: раз игра уже о Чернобыльской зоне отчуждения, то записывать все прямо там: звуковой фон, звуки шагов, окружения, скрипы, любой интерактив. Это было успешно воспринято, но компания развалилась в конце 2011 года, а поездка, которая была запланирована на этот год, не состоялась. В 2012 году бывшая команда "Сталкера" основала новую компанию, начала делать проект Survarium. А я, как бессменно работающий со звуком чувак, предложил сделать то же самое, ведь игра тоже про постапокалипсис. И в ноябре 2012 года я поехал в Припять впервые. Попав в Припять, я впервые "пощупал" пианино, очень сильно впечатлился, сделал первые записи.

И вот так год за годом… Получалось до четырех поездок в год. Всего для записи этих пианино получилось около 25 поездок.

— Как вы находили инструменты?

Координаты некоторых пианино были известны, о них знали гиды. Но когда я смотрел на инструменты, оказывалось, что их состояние было удручающим. По разным причинам: где-то инструмент подвинули ближе к окну, где-то — слишком близко к стенке и на него стекала вода, где-то с пианино снят весь кейпад с клавишами. Чаще всего пианино стоят со срезанными басовыми струнами. Они самые толстые, самые ценные, их срезали на металл. Вот так смотришь: пианино вроде бы целое, но первые семь клавиш вообще не звучат, потому что просто нет струн. У меня есть подозрение, что струны срезали еще на самом начальном этапе. Струна довольно толстая и имеет вес, но места занимает мало, так как ее можно скрутить.

Остальные инструменты приходилось искать, проходя непопулярные тропы и маршруты. Иногда получалось находить экземпляры в отличном состоянии, просто расстроенные.

— Известно, сколько там инструментов было оставлено?

В Припяти было около 15 тыс. квартир и не меньше сотни пианино.

— Ты измерял фон пианино, с которыми работал?

В обязательном порядке. Фон был от 0,17 до 0,25 мкЗВ/час (при норме 0,1 — ред.). Они довольно чистые, так как сами квартиры в Припяти довольно чистые. Уровень радиации местами ниже, чем в Киеве. Чисто теоретически, если поддерживать город в жилом состоянии — делать дезактивацию, провести кровельные работы — то жить в этих помещениях можно было бы. Не во всех, но можно было бы.

— А что ты делал, когда в Припяти запретили посещение зданий?

Команда "Сталкера" имела связи с Александром Новиковым (заместитель технического директора по безопасности ГСП «ЧАЭС», — ред.). Даже не знаю, можно ли это считать привилегией? Мы с ним как-то подружились, я начал договариваться. Когда ты ходишь с Новиковым, ему везде все можно и ничего за это не будет (смеется).

Потом я познакомился с Сиротой, другими гидами. С ними было сложнее, ведь когда появился запрет на посещение, гидам угрожали, что будут лишать лицензий. Получается, с какого-то момента то, что я делал, стало не совсем легально.

И так я семь лет мотался в Припять, записывал эти пианино на коленках, потому что сесть ты нигде не можешь, да и не на что, потому что везде радиоактивная пыль. Спина болит, ты нажимаешь эти клавиши, чтобы записать нажатие от самого легкого до самого сильного…

— Почему аж семь лет, что ты делал столько времени?

Я хотел закончить проект еще в 2016 году — тогда же на Youtube появился первый тизер. На тот момент у меня было собрано 13 пианино. Но тогда я мог бы выпустить только такой инструмент, который подходил бы для звукового дизайна, для создания звуковых эффектов. Практическое пользование было бы довольно ограниченным. Я решил отложить презентацию и улучшить качество продукта.

За следующие три года удалось сильно пополнить коллекцию звуков, создать инструмент, пригодный для написания композиций. В итоге удалось записать 20 пианино, создать некий собирательный образ. Есть 88 клавиш, педаль sustain, которая сильно скрипит и издает всякие звуки.

— У пользователя получится погрузиться в атмосферу Припяти?

Приобретая такой продукт, человек, наверное, хотел бы окунуться в эту атмосферу.

У пользователя будет так называемый Age Knob — слайдер возраста, который идет от 1986 до 2019 года. Этот слайдер можно использовать, чтобы изменить настройку пианино. В 1986 году эти пианино строят лучше всего, но когда ты поднимаешь слайдер до 2019 года, используются сэмплы пианино в том виде, как они есть. Сильно портится строй, появляется реалистичное звучание.

Есть специальный модуль реверберации, который использует импульсы, чтобы имитировать то или иное помещение. Все, что ты через него пропустишь, будет звучать так, будто бы оно произошло в этом конкретном помещении с его свойствами. Получается не просто какое-то программное эхо. Человек будто бы принес инструмент в это место и использует акустику этого помещения.

Я записывал импульсы в квартирах, коридорах, медсанчасти, школах, детском садике, на центральной площади, где ДК "Энергетик", возле колеса обозрения, в спортзалах, в бассейне "Лазурный", на заводе Юпитер, внутри градирни. Удалось записать импульс внутри 5-го энергоблока, в реакторном зале. Всего 23 уникальных импульса, все снабжены фотографиями помещений.

— С HBO были контакты, когда они снимали "Чернобыль"?

На момент, когда я узнал о "Чернобыле" HBO, они уже находились на стадии постпродакшн — к большому моему сожалению. После того, как вышел сериал и я выпустил инструмент, я связался с продюсером саундтрека этого сериала, Сэмом Слатером, он очень удивился. Сказал, что это очень крутая вещь, что жаль, что они раньше об этом не знали. Вероятно, они почему-то пропустили этот проект. Когда сериал снимали, у меня не было готового продукта, но была подготовлена внутренняя база. Можно было поиграть, проверить звучание.

Самое смешное, что Крэга Мейзина (создатель и сценарист "Чернобыля", — ред.) по Зоне отчуждения водил все тот же Александр Сирота. Но я никогда не спрашивал у него, упоминал ли он обо мне. А Сейчас с Мейзином очень тяжело связаться.

— Думаешь, припятские пианино добавили бы "Чернобылю" атмосферности?

Думаю, что конечный продукт мог бы получится богаче. Даже с точки зрения пиара, они могли бы обратиться к украинскому композитору и получилось бы супер аутентично. Но это уже мои фантазии.

Вместо этого их композитор Хильдур Гуднадоуттир моталась на Игналинскую АЭС, там записывала звучание комнат и реакторного зала. Она так всем этим вдохновилась…

— Тебе нравится, что у них получилось в плане звукового сопровождения?

Я слышал, что у них был план уйти от классического музыкального сопровождения. Если музыка становится более грозной, нагнетается, то ты понимаешь, что сейчас что-то произойдет. Это классический прием в фильме, но они хотели от этого избавиться, чтобы не создавать ощущения предсказуемости.

Используя эмбиент, они просто нагнетали атмосферу тревоги. Всякие поскрипывания, длинные "завывания", эффекты эхо… Я считаю, что у них очень хорошо получилось. Саундтрек добавил невидимое нагнетание — очень прозрачно и без привлечения внимания. Первую серию я смотрел, будучи очень скептически настроенным, потому что понятия не имел, что нам покажут, но у меня внутри все горело, будто бы я сам облучился.

— Ходили слухи, что "Чернобыль" получит продолжение. Конечно, создатели это все опровергают, но, как думаешь, если Мейзин все-таки решится на второй сезон, о чем он будет?

Он мог бы запустить второй сезон, где рассказал бы другую часть этой истории, которая имеет отношение к советской конспирологии — к Чернобылю-2, так называемому "Советскому дятлу". Второй сезон мог бы проходить параллельно с событиями оригинальными. Это невероятная история — как их эвакуировали, как срезались все эти системы… Я думаю, зашло бы не меньше, чем оригинальный сезон, это было бы отличным дополнением.

— Как ты думаешь, какие арт-проекты стоит делать в городе?

Я думаю, это любые проекты, которые физически не затрагивают город. Все, что угодно, что не повлечет прикосновение художника к самому городу. Город до сих пор не получил статус от ЮНЕСКО, но хотелось бы сохранить его максимально целым и аутентичным. Насколько это возможно. Поэтому творчество не должно влечь за собой перманентное изменение визуального облика города. И все это — полностью соблюдая нормы радиационной безопасности.

Съемки кино, фотопроекты, музыкальные проекты… Город — это огромная акустическая площадка, потенциал которой должным образом не использован. В живом городе невозможно провернуть такие музыкальные эксперименты, какие можно было бы сделать в Припяти.

— Зона в октябре “отметила” своего 100-тысячного туриста за этот год. Как думаешь, такая популярность этой локации пойдет ей на пользу?

С одной стороны, это замечательно, что после сериала такое внимание. Но с другой стороны, город не готов к этому. Более того, он и не нуждается в таком количестве туристов. По крайней мере, до того момента, пока там не будут проведены меры для безопасного нахождения. Мы говорим о месте, которое является сосредоточением радиоактивных отходов. А радиоактивные отходы, по хорошему, закатывают в бетон и захоранивают, а не показывают туристам. И некоторые недобросовестные туроператоры совершенно этого не учитывают, просто увеличивая поток туристов.