«Укрпочта» должна предоставлять весь спектр услуг, хотя бы потому, что больше некому

9 месяцев назад 0

Отношение к топ-менеджерам…

Про это Укринформ беседует с руководителем Украинского государственного предприятия почтовой связи «Укрпочта» Игорем Смелянским.

— Вы родились в Одессе. Сколько вам было лет, когда вы уехали за границу?

— Двадцать.

— То есть вы покидали страну осознанно. И, получив на Западе три высших образования, опять сюда вернулись. Зачем?

— Действительно, отучившись три года в Одесском государственном экономическом университете, я поехал в Соединенные Штаты, где и прожил десять лет — с 1995 по 2005 годы. Первое образование заканчивал в Нью-Йорке, потом получил еще два. Но так случилось, что из всех предложений про работу выбрал не Нью-Йорк и не Вашингтон, а СНГ. Хотелось себя в чем-то попробовать, тем более, что рынок тогда развивался. Решил — чем я рискую? Работать умею, образование есть — вернуться смогу всегда. А возможность проявить себя и возможность как-то помочь стране, приложить свои знания показались достаточно амбициозными и правильными.

— Как-то это не типично…

— Знаете, я в жизни больше всего ценю свободу. Свободу выбора. И в связи с этим и база, которую я получил за рубежом, позволяет мне и моей жене — она, кстати, тоже получила хорошее образование — без проблем передвигаться по миру и быть востребованными. Я и детей так воспитываю, ведь конкуренция давно уже глобальная, она не замыкается в рамках одного государства. И когда человек готовится к будущему, он, мне кажется, должен сделать так, чтобы приносить пользу своей стране из любой точки мира.

— Укрпочта, которую вы с недавних пор возглавляете, отстала от «жизни» не только по субъективным, но и по объективным причинам. В связи с развитием новых технологий, есть ли будущее у этого предприятия? Каким, по вашему мнению, должно быть современное отделение связи?

— Конечно, мировые тренды мы не изменим, и привычные когда-то письма и бумажные носители информации постепенно теряют свое значение. Хотя надо сказать, что в этом году мы впервые за последнее время выполнили на 100% план по подписке периодики.

Можно ли кардинально что-то изменить? Кое-что, безусловно, можно. Например, ввести онлайн-подписку на востребованные издания, что наверняка увеличит их популярность. Но глобально мы не изменим ничего. Именно поэтому в стратегии трансформации Укрпочты, которую мы презентовали, упор делается на развитие логистических и финансовых услуг. Здесь мы ничего нового не придумываем — отправка посылок и денег на самом деле дополняют друг друга, поскольку они являются частью электронной коммерции. А, как известно, в прошлом году объем онлайн продаж в мире уже превысил объем продаж в обычных магазинах.

— И во что превратятся почтовые отделения?

— Это должен быть и банк, и почта, и розничный магазин, и центр предоставления административных услуг для граждан. Другими словами, финансово-логистический оператор, который сможет обеспечить на высоком уровне базовые потребности населения. Конечно, формат этих отделений будет зависеть от размеров населенного пункта, его удаленности. Где-то это будут большие флагманские подразделения, где — специализированные, а где-то — и то, и другое. Ведь нужно понимать, что 27 тысяч маленьких городов и сел Украины не имеют ничего, кроме наших отделений. Для 30% населения страны «Укрпочта» — единственный представитель государства и островок цивилизации. Мы там должны предоставлять весь спектр услуг хотя бы потому, что больше некому. К тому же есть задача сохранить имеющуюся на сегодня сеть, сохранить рабочие места, но для того, чтобы мелкие отделения выжили, они должны быть хотя бы не убыточными.

— Может вы и интернет будете в села проводить?

— Чтобы в глубинке стоял компьютер — там должна быть связь. В каких-то случаях можно использовать уже существующие каналы, где-то это будут наши сотрудники с мобильными девайсами, а где-то может и спутниковая связь. И это не просто намерения — мы просчитываем покрытия операторов, решаем, как сделать так, чтобы получить лучшую цену и т. д.

— Все это, согласно предложенной вами стратегии, должно быть сделано до 2021 года?

— Честно говоря, хотелось бы намного быстрее …

— И сколько на это нужно средств?

— На пять лет — около 500 млн долларов.

— Откуда вы их собираетесь взять?

— Просчитываем три источника — это прибыль компании, которая, мы надеемся, будет расти, это привлеченные кредиты, и возможность распоряжаться теми ресурсами, которыми компания сегодня владеет.

— Как вы собираетесь возвращать потерянный рынок, ведь конкуренты не стояли на месте?

— Я даже не могу сказать, что «Укрпочта» конкурировала на этом рынке. Она просто скатывалась по наклонной — с 68% доли до 18-20%.

Наше конкурентное преимущество я вижу в трех взаимодополняющих факторах. Первый — доступность по всей стране. Что касается второго, то наши основные конкуренты концентрируются на премиальном сегменте экспресс-доставки — доставке на следующий день. Но этого не достаточно в нормальном мире электронной коммерции. Не всем нужно на следующий день и дорого. Поэтому мы не будем делить рынок — мы его расширим и, надеюсь, вскоре сможем предложить клиентам три тарифа. Кроме доставки на следующий день, у нас будет более дешевая доставка за 2-3 дня и практически бесплатная, если клиент готов подождать еще дольше. При таком подходе все, что раньше могло продаваться только в магазине, начинает продаваться здесь. И это огромный рынок!

Еще одна наша сильная сторона — это присутствие на внешнем рынке. Нам принадлежит 70% рынка международных отправлений Украины, мы работаем с 192 странами. При этом наша задача — дать возможность гражданам не только покупать какие-либо вещи в Китае, но и продавать за границу свои. Не удивляйтесь — в Украине есть индивидуальные предприниматели, которые успешно продают свои изделия за границу. Жаль, об этом мало кто знает.

— У вас была идея создания почтового банка, вы от нее отказались?

— Нет, не совсем — мы будем расширять спектр финансовых услуг. Эта идея важна для страны, и я буду настаивать, чтобы почта предоставляла финансовые услуги. Но есть ограничения по уставному капиталу, введены определенные ограничения МВФ и т.д. Поэтому мы нашли такой формат, когда путем изменений в Закон Украины «О почтовой связи» национальному почтовому оператору, которым является «Укрпочта», предоставляется право открывать почтовые счета.

Почтовый счет — это текущий счет, сберегательный счет, а также карты. И это именно тот бизнес, на котором мы хотим сконцентрироваться. Судите сами, у нас 11,5 тыс. офисов, а вся банковская система — это 10,13 тыс., и их количество продолжает сокращаться. По уровню доступа населения к финансовым услугам Украина находится на уровне Танзании. Поэтому, дав возможность «Укрпочте» с таким покрытием вести обычные банковские счета, мы решаем проблему с наличными, проблему с безопасностью, потому что не будем проводить огромные операции через наличный оборот.

— В чем будет заключаться конкретная выгода для человека, который открывает почтовый счет?

— Даже люди с невысокими доходами хотят и могут экономить. Я это проходил, работая в банковской сфере. Но для этого им нужно дать возможность делать это без усилий. Сейчас если у сельской бабушки есть 100 грн, которые она готова положить на сберегательный счет, чтобы чувствовать себя спокойнее, она должна за 60 гривен съездить в райцентр, где находится отделение банка. А мы ей сэкономим эти деньги, да еще и дадим возможность заработать. Или фермер, которому срочно нужны деньги, но у него нет времени кататься по райцентрам… Мы не будем кредитовать, но мы дадим людям возможность достать деньги из-под матрацев и вложить их в экономику Украины. Мне даже сложно представить, кто может проиграть в этом случае.

— За те несколько месяцев, на протяжении которых вы управляете компанией,  изменилось ли ваше представление о реформах, которые необходимо провести на «Укрпочте»?

— Очень изменилось. Нет, я, как и раньше, уверен, что нужно платить рыночные зарплаты и перестать верить в Деда Мороза, что компания должна работать на рыночных рельсах, а не на «договорняках». Но я не ожидал, что система настолько неповоротлива, даже если внутри нее есть желание что-то делать! Я уже не говорю о том, что такое желание есть не всегда.

Ну, вот, например, у нас разрешается тратить на рекламу 0,1% от чистого дохода. Все понимают, что не вложившись в нее, мы ничего не получим, но при этом сразу приходят прокуратура, СБУ, госфинаудит и начинают выяснять, почему мы тратим на рекламу государственные деньги.

Или как быть, если тендер на бензин может выиграть любой посредник? И я ничего не могу с этим сделать, потому что он его выиграл честно! Затем он также «честно» принесет справку, что этот бензин стоит на 10% дороже, потом где-то под Киевом его разбавят водой, а потом, когда и этого покажется мало, просто перестанут этот бензин поставлять.

Или когда «Укрпочта» проигрывает тендеры на доставку корреспонденции. Представляете, мы, «Укрпочта», у которой самая низкая стоимость, проигрываем тендеры на доставку периодических изданий! Я спрашиваю, как такое возможно, ведь это экономически невозможно? Возможно, говорят. В условиях тендера, например, указывается 100 единиц, а в какой-нибудь компании понимают, что 100 единиц они дешевле всех не доставят. Поэтому дают цену за 50, а еще 50 сдадут на макулатуру.

Поэтому я очень благодарен и Фонду госимущества, и команде министров, так как без огромного желания с их стороны осуществить корпоратизацию было бы невозможно.

— «Укрпочта» имеет огромный и очень привлекательный ресурс. Были ли при вас попытки его «отжать»?

— Попытки были, но при мне не получится.

— А еще говорят, что вы выиграли конкурс на эту должность благодаря тому, что «наверху» понравилась ваша идея приватизировать 25 процентов «Укрпочты».

— Я хочу, чтобы «Укрпочта», наконец, перестала быть донором, за счет которого решаются многие проблемы. Не может компания предоставлять услуги ниже себестоимости, а ее сотрудники претендовать при этом на нормальные зарплаты. Мы же прекрасно понимаем, что раньше решения часто принимались исходя из политической, а не экономической целесообразности. Поэтому сейчас стоит задача, в том числе и путем корпоратизации, построить нормальную бизнес-компанию. Если у государства будут какие-то пожелания к бизнес-компании — оно за это платит, и компания это выполняет. Если же государство-акционер посчитает, что какой-нибудь стратегический инвестор сможет вложить деньги, например, в инфраструктуру, снизив нашу кредитную нагрузку, то это право государства. Компания в любом случае будет к этому готова. У нас уже к июню появится отчетность за два года, подписанная международными аудиторами, где все будет прозрачно, начиная с зарплат менеджмента. Мы ни копейки никаких дотаций не получаем, и мне бы хотелось, чтобы так было и впредь.

— Прошло не так много времени, чтобы говорить о результатах, но, все же, изменилось ли что-то в работе «Укрпочты»?

— Во-первых, улучшено качество и сроки доставки. Во-вторых, мы активно взялись налаживать коммуникации с нашими клиентами по всем каналам — это и интернет, и социальные медиа, и колл-центр. В последнем мы в этом году увеличиваем в три раза штат, чтобы люди всегда могли дозвониться и получить адекватную информацию. Конкретно в Киеве налаживаем доставку посылок и писем на следующий день, а не через два-три дня, как было раньше. Планируем в этом году все-таки перезапустить курьерскую доставку — в больших городах, как минимум. И отказаться от обеденных перерывов в отделениях. Не думайте, что это простая задача, ведь за всем этим стоят рабочие графики, убеждения сотрудников, которые не хотят менять привычки. Но людям удобно в обеденный перерыв выскочить из работы и оплатить счета, это наша прибыль, поэтому мы, безусловно, продолжим идти этим путем.

А еще работаем над новым имиджем — будет новый логотип, новый бренд. Мы к этому очень бережно относимся, поскольку не стоит задача потратить деньги, что-то перекрасить в другой цвет. Стоит задача выбрать правильный имидж, который будет комфортным для большинства наших клиентов.

Конкурентам немного проще — они обслуживают только главный сегмент рынка. А нам, чтобы выстроить общенациональную сеть, нужно выбрать такой имидж, который, условно говоря, будет удобным и для хипстеров, и для бабушек. А это и зонирование отделений, и выбор продуктов, выбор цветов.

— Есть ли уже какие-то наработки?

— Есть. Выбрали несколько лучших идей, которые хотим сейчас детализировать, протестировать на фокус-группах и посмотреть, как это воспринимается. Будет веселее, я вам обещаю!

— Штат компании останется неизменным? Недавно премьер порекомендовал вам не сокращать сотрудников и повысить им зарплату, в то время, как «Укрпочта» наверное нуждается в кадровой оптимизации?

— В сельском отделении сейчас знаете какая нагрузка? В среднем за месяц обрабатывают 56 конвертов и 4,9 посылки. Для того, чтобы платить сотрудникам больше, там должен быть бизнес.

Однозначно будет меняться структура персонала, кого-то будем переучивать. В компании есть толковые, амбициозные люди, просто нужно построить систему, при которой у лучших будет возможность себя проявлять.

Я не могу заставить всех работать хорошо, это невозможно. Нужно признать как данность, что получать больше хотят все, а работать больше готов далеко не каждый. И это нормально, ведь у каждого свои приоритеты. Нужно лишь избежать уравниловки и правильно выстроить систему мотивации.

— Говоря о реформировании «Укрпочты», вы представляете долгосрочные и масштабные планы. Почему вы решили, что у вас и вашей команды все получится?

— Уже получается — цифры за последний квартал прошлого года говорят сами за себя. Мы же не предлагаем ничего не реального — во всем мире так работают, давайте просто повторим. К тому же, мы надеемся, что будет независимый наблюдательный совет, который будет обеспечивать, в том числе, прозрачность расходования средств и их целевое назначение. И вообще, когда вы собираете вместе группу амбициозных и талантливых людей, объединенных честолюбивой целью, платите им нормальные зарплаты, когда у них есть еще и моральная цель — изменить страну, когда появляются первые результаты, и вам говорят за это спасибо — в таких условиях нет ничего невозможного!