В госаппарате очень не хватает «свежей крови»

9 месяцев назад 0

В сентябре 2017 года министерства начали объявлять конкурсы на вакансии в новые структурные подразделения – директораты. В рамках популяризации реформы госуправления исполнительный директор Офиса реформ Кабинета Министров Украины Антон Ященко встретился с выпускниками проекта EU Study Days in Ukraine (Еврошколы). После встречи Укринформ задал Антону Ященко несколько вопросов.

— Расскажите, какие структуры задействованы в реформе государственного управления…

— Реформой госуправления занимается Секретариат Кабмина, Офис реформ, министерства, Национальное агентство по вопросам государственной службы, Государственное агентство по вопросам электронного управления, украинские и международные эксперты.

— Насколько команде реформаторов удается обеспечить эффективное проведение реформ?

— Закон о госслужбе некоторым образом ограничивает полномочия министра, а порой и всего Кабинета министров. Получается интересная ситуация. Команда реформаторов делает всё возможное для того, чтобы обеспечить прозрачные конкурсы, соответствие европейским требованиям (фиксация процедуры на видео, онлайн-тесты, недоступные для манипуляций), а некоторые чиновники, как на высшем, так и на среднем уровне, оказывают сопротивление. Они могут давать неправильную информацию кандидатам, неправомерно отказывать в принятии документов.

— И как вы реагируете на такие случаи?

— Мы сейчас думаем над тем, как минимизировать такие кейсы, как их отслеживать и как работать с ними. Помимо работы внутри госаппарата, мы не исключаем появления органов общественного контроля. Думали мы и о совместном проекте с журналистами. Контроль за конкурсом должен быть регулярным и всесторонним. СМИ могут публиковать информацию об этом. Мне кажется, должен быть создан единый ресурс, на котором все желающие могут получить информацию о реформе. Например, будут опубликованы данные о министерствах, которые «протянули» своих кандидатов либо отказали достойным претендентам. Необходимо политическое давление на министров. Это обеспечит высокое качество проведения конкурсов.

— Сегодня вы встретились с выпускниками европейских школ. Такие встречи нужны вам для поиска потенциальных кандидатов на работу в новых государственных структурах? Какой тип соискателей вас интересует?

— Естественно, нас интересуют потенциальные кандидаты. Сегодня мы рассказывали им о реформе госуправления, объясняли, как следует подавать документы на конкурсы. Мы ищем разных людей: как из сферы бизнеса, так и из существующей госслужбы. Кроме того, мы хотим сделать «горячую линию» специально для чиновников, куда могут обращаться служащие, которых ущемляют действующие руководители. Например – если руководитель узнает, что сотрудник подал документы на конкурс в директораты, и на него начинают оказывать давление. Кроме этого, мы хотим привлечь как можно больше людей не из системы – для обновления государственного аппарата, который десятилетиями был закрыт.  Очень не хватает «свежей крови».

— Кто разрабатывал квалификационные требования?

— Общие требования к соискателям разрабатывались министерствами при поддержке лучших в Украине HR-экспертов с международным опытом в рамках проекта ЕС.

— Какие основные требования к соискателям?

— На мой взгляд, это – стратегическое видение, эффективное принятие решений, лидерство, умение достигать результатов, внедрять изменения, аналитические способности, коммуникационные навыки, командная работа.

— Новые сотрудники будут набираться только в директораты?

— Наши усилия сейчас направлены на поиск людей на новые должности госслужбы в директораты. Дело в том, что директораты – это структуры, работающие по новым принципам. Туда будут привлекаться новые люди. У нас нет задачи просто поднять зарплаты чиновникам, работающим по старым принципам и с такой же результативностью. Наша задача – обеспечить новые подходы в работе, привлечь людей на конкурентную оплату труда. Если люди не будут соответствовать этой должности, они обязательно должны быть уволены и заменены новыми сотрудниками.

— Какой будет зарплата новых сотрудников директоратов?

— В новые директораты министерств набирают экспертов, руководителей экспертных групп и генеральных директоров. Зарплата для этих позиций будет состоять из оклада и надбавки, которая будет выплачиваться с первых дней работы. В целом зарплаты экспертов составят около 30 тысяч гривен, руководителей экспертных групп –  около 40 тысяч гривен и генеральных директоров – около 50 тысяч гривен. 

— Есть ли в бюджете деньги на её выплаты?

— Зарплаты будут выплачиваться из бюджета Украины. И на этот, и на следующий год деньги уже предусмотрены.

— Будут ли директораты финансироваться исключительно за счёт бюджетных средств?

— Да. Европейский Союз обеспечивает комплексную поддержку реформы госуправления в рамках имплементации Стратегии реформирования госуправления до 2020 года.

— Конкурсы в новые структурные подразделения министерств будут проводиться и впредь?

— Конечно! Сейчас мы говорим о первом этапе этого процесса. Конкурсы на должности в новых структурах проходят в десяти министерствах, в секретариате Кабмина, Государственном агентстве электронного управления и Национальном агентстве по вопросам государственной службы. Именно туда будут набраны около тысячи людей, пришедших по конкурсам. В течение 2018 года пройдёт второй этап, когда конкурсы пройдут в остальных  8 министерствах. Там тоже будут открыты новые вакансии в директоратах. К тому времени первый этап в десяти пилотных министерствах должен показать результат. Старые структурные подразделения просуществуют ещё 6 месяцев. По мере набора новых кадров и передачи им новых функций, старые подразделения должны трансформироваться в новые директораты.

— Как изменятся после реформы функции министерств?

— Основная задача состоит в том, чтобы все министерства работали как эффективные аналитические центры. Кроме того министерства будут очищены от несвойственных им функций, содержащих коррупционные риски. К таким функциям относятся прямое управление госкомпаниями, выдача лицензий, проверки. Понятно, что возможны исключения, однако мы считаем, что миссия министерства состоит в формировании политики в определённой сфере. В конечном итоге министерства будут состоять только из директоратов, а также секретариата, который будет заниматься сопровождающими функциями, такими как управление персоналом, бухгалтерия, офисная работа.

— Есть ли уже статистика по конкурсам? Какое количество людей претендует на место?

— Документы на конкурсы можно подавать онлайн, лично или почтой. На данный момент на 134 объявленных вакансий (состоянием на 10 октября) через портал вакансий career.gov.ua подано более 4056 анкет. Информацию о поданных лично или почтой документах собирают непосредственно министерства.

— По какому принципу были отобраны первые 10 министерств?

— Мы ориентировались на перечень из пяти стратегических реформ, озвученных премьер-министром и правительством. Это, в первую очередь, пенсионная, медицинская и образовательная реформы. А также реформа приватизации и корпоративного управления, земельная реформа, реформа государственного управления. Позже добавлены другие приоритетные инициативы.

Был добавлен Минфин – от него зависит эффективное финансирование реформ. Был добавлен Минюст, от которого зависит правовое обеспечение реформ. Естественно, должны трансформироваться Национальное агентство по вопросам госслужбы и Государственное агентство электронного управления. Реформа должна нам дать эффективных чиновников, выполняющих больше функций за достойные деньги. Так система будет работать эффективней.

— Насколько будет сокращен аппарат госструктур?

— Общей планки в настоящее время нет. В одном из постановлений, внедряющем концепцию реформ, указано требование сократить 5% госслужащих. Базируясь на опыте 2014 и 2015 годов, мы можем сказать, что одинаковые сокращения в министерствах не работают. Проще говоря: в одном министерстве можно сократить половину сотрудников, а в другом необходимо добавить. Огульные сокращения не эффективны. Нужно сокращать функции, а потом персонал.

Все госслужащие работают в рамках закона. Если мы понимаем, что эта функция не нужна, значит, нам необходимо подготовить нормативно-правовой акт, проголосовать за него в парламенте, чтобы убрать эту функцию чиновника. Это длительный процесс, за который будут отвечать в том числе и директораты.

— То есть вы делаете ставку на контроль за эффективностью и переаттестацию?

— Не совсем так. Скорее это то, от чего мы хотели бы отходить. Обычно делается так: убираем 20% функций, сократили сотрудников, провели переаттестацию и дали повышенную зарплату. Мы и наши европейские партнёры посчитали это неправильным путём. Пока мы не сможем устроить качественную переаттестацию, в министерствах могут остаться люди, имеющие определённое влияние. Качественные кадры уйдут, некачественные – останутся, ещё и зарплату повышенную будут получать. Как следствие – качество работы не изменится.

Мы пошли другим путём, взяв за основу реорганизацию Национального банка, проведённую в последние три года. В госоргане создаются параллельные структуры, изначально освобожденные от несвойственных им функций – таких, как прямое управление госкомпаниями или проведение проверок.

В некоторых министерствах дело обстоит проще. Когда появляется абсолютно новая функция, то  исполнять ее станут новые директораты. Можно отказаться от старых департаментов буквально через 6 месяцев. Поэтому стандартный подход – «сократить функции, провести переаттестацию» – не работает. Наша цель – новые директораты, с новыми людьми и новыми функциями. Люди, которые не смогли туда попасть, не должны получать новые зарплаты. Со временем количественная разница между «старыми» и «новыми» сотрудниками должна уменьшаться.

— Сколько времени должно уйти на перестройку структуры?

 — В ситуации с Нацбанком это заняло примерно 2,5 года. На мой взгляд, некоторые министерства могут пройти этот путь за год, некоторым потребуется пять лет. Этот процесс очень зависит от текущего положения дел в каждом конкретном министерстве.

— Какие министерства, по вашему мнению, быстрее завершат процесс реформирования?

— Мои первоначальные предположения не оправдались. При запуске процесса, мне казалось, что в некоторых министерствах всё должно пойти легче. Это было чисто субъективное впечатление. Министр показывал высокую заинтересованность, был энтузиазм команды. Проходит два месяца. Я вижу, что они не так эффективны, как казалось вначале. Не потому, что кто-то не хочет и начинает саботировать, а потому что у них не получается. В то же время, министерства, на которые я не рассчитывал, вдруг начинают работать: активно привлекать новых кандидатов. Становится очевидным: они могут дать результат.

Не хочу давать оценку отдельным министрам и министерствам. Скажу только то, что мы предлагаем очень хороший инструментарий для реформирования любого из 10 министерств. Теперь «мяч на стороне» министерств. Планируем увидеть первые результаты к концу октября – началу ноября, когда будут объявлены первые победители конкурсов на должности в директораты. Тогда же мы увидим процент обновления системы, услышим о первых скандалах. Это станет настоящим «барометром», который покажет эффективность конкурсов на новые должности в министерства.